Preview

Инфекция и иммунитет

Расширенный поиск

Журнал «Инфекция и иммунитет» учрежден Санкт-Петербургским НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Пастера, Санкт-Петербургским региональным отделением Российской ассоциации аллергологов и клинических иммунологов и Северо-Западным отделением медицинских наук при участии Отделения Всероссийского научно-практического общества эпидемиологов, микробиологов и паразитологов по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Журнал посвящен многочисленным аспектам взаимодействия различных микроорганизмов с организмом хозяина и представляет интерес для микробиологов, иммунологов, эпидемиологов и клиницистов. Наиболее детально обсуждаются следующие вопросы:

   • молекулярные основы инфекций, вызываемые патогенными бактериями, грибами и паразитами;
   • механизмы патогенности микроорганизмов;
   • влияние факторов вирулентности микроорганизмов на клетки организма хозяина;
   • факторы и механизма защиты организма хозяина от инфекций;
   • факторы неспецифического и специфического иммунитета;
   • экспериментальные модели инфекционной патологии;
   • разработка вакцин и неспецифических средств противоинфекционной защиты.

В состав редколлегии и редсовета журнала входят  ведущие российские микробиологи, вирусологи и иммунологи, а также 8 иностранных специалистов. В их числе 13 действительных членов РАН, 5 членов-корреспондентов РАН, 19 профессоров. Все публикуемые в журнале статьи, обзоры и лекции проходят обязательное рецензирование членами редколлегии. Традиционными разделами журнала являются: оригинальные статьи, лекции, обзоры, краткие сообщения, случаи из практики.

Журнал «Инфекция и иммунитет» был зарегистрирован Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, Свидетельство о регистрации ПИ № ТУ 78–00910 от 24 июня 2011 г. В феврале 2016 года журнал перерегистрирован Роскомнадзором РФ (Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77-64788 от 02 февраля 2016 г.). Международный стандартный серийный номер (ISSN) журнала – 2220-7619. Журнал ежеквартальный (4 номера в год), объем журнала – 12-14 условных печатных листов (96-112 страниц формата A4). С 2011 года открыта регулярная подписка на журнал по всей территории Российской Федерации и в странах СНГ: подписной индекс в каталоге "Роспечать" - 95001, в каталоге "Пресса России" - 41392.

Журнал «Инфекция и иммунитет» полностью соответствует критериям ВАК РФ, предъявляемым к научным журналам, и с 2012 г. входил в «Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученой степени доктора и кандидата наук». 1 декабря 2015 года журнал был включен в ныне действующий обновленный перечень рецензируемых научных изданий. 

С апреля 2014 года журнал "Инфекция и иммунитет" включен в международную базу Ulrich's Periodicals Directory.

В 2015 году журнал «Инфекция и иммунитет» был включен в перечень отечественных журналов, признанных наиболее востребованными как в России, так и за рубежом и размещенных на платформе Web of Science в составе отдельной, но полностью интегрированной с платформой Web of Science базы данных Russian Science Citation Index (RSCI)

С 2016 года журнал «Инфекция и иммунитет» вошел в состав Web of Science Core Collection (индексируется Emerging Sources Citation Index (ESCI)).

C марта 2017 года журнал «Инфекция и иммунитет» включен в международную базу Scopus.

На текущий момент по данным анализа «Российского индекса научного цитирования» (РИНЦ) пятилетний импакт-фактор для журнала «Инфекция и иммунитет» составил 0,647, а двухлетний импакт-фактор – 0,676 при показателе самоцитируемости 8 %.

SCImago Journal & Country Rank

Текущий выпуск

Том 11, № 3 (2021)
Скачать выпуск PDF

ОБЗОРЫ 

409-422 82
Аннотация

Мелиоидоз — тяжелое инфекционное заболевание людей и животных, против которого в настоящее время не существует эффективной вакцины. Возбудитель мелиоидоза — Burkholderia pseudomallei — сапрофит, входящий в состав микробиоты влажных почв тропических и субтропических стран. Наблюдается значительный рост количества завозных случаев мелиоидоза в страны умеренного климата. Заражение мелиоидозом преимущественно происходит чрескожно, аэрогенно и при употреблении контаминированной воды. Описаны отдельные случаи вертикальной, половой, зоонозной и нозокомиальной передачи мелиоидоза. Предрасполагающими к развитию инфекции факторами в эндемичных странах являются возраст старше 45 лет, сахарный диабет 2 типа, алкоголизм, заболевания печени, хронические заболевания легких, почек и талассемия, а также длительное применение стероидов и иммуносупрессивной терапии. Достоверно подтвержденного влияния сопутствующих заболеваний на развитие мелиоидоза у путешественников не обнаружено — предрасполагающие факторы имели менее 50% заболевших. Инкубационный период заболевания варьирует в пределах 21 дня (в среднем 9 дней), при высокой инфицирующей дозе имеет продолжительность менее суток, но может быть и весьма длительным. Постинфекционного иммунитета нет, возможно повторное заражение. B. pseudomallei обладает обширным набором факторов вирулентности, позволяющим успешно избегать врожденного иммунного ответа хозяина, выживать и размножаться в широком диапазоне клеток, включая фагоцитирующие, что в совокупности с целым рядом других факторов определяет высокий уровень летальности мелиоидоза. Для острой формы мелиоидоза характерны пневмония, множественные абсцессы, бактериемия и системный сепсис. Лечение длительное, включает внутривенный и пероральный курсы антибиотиков. B. pseudomallei устойчив к пенициллинам, первому и второму поколению цефалоспоринов, аминогликозидам, макролидам, хлорамфениколу, фторхинолонам, тетрациклинам, триметоприму, а в некоторых случаях и ко-тримоксазолу и редко к цефтазидиму. Ранняя диагностика и надлежащее лечение имеют решающее значение для уменьшения ведущих к высокой смертности серьезных осложнений и предотвращения рецидивов заболевания. Однако мелиоидоз не имеет патогномоничных признаков, и это заболевание мало известно врачам и микробиологам. Выделение культуры B. pseudomallei из любого клинического образца является диагностическим. Колонии возбудителя выглядят как посторонняя микрофлора и часто выбрасываются как не имеющие клинического значения. Результаты серологических тестов на выявление антител к возбудителю мелиоидоза неоднозначны. Выявление антигенов лимитировано бактериальной нагрузкой в исследуемом образце. Из ускоренных методов выявления возбудителя мелиоидоза и его идентификации наибольшей чувствительностью и специфичностью обладает ПЦР. Автоматическая идентификация с использованием микробиологических анализаторов обычно дает хорошие результаты, но около 15% изолятов идентифицируются неверно. Времяпролетная масс-спектрометрия с матрично-активированной лазерной десорбцией/ионизацией точно идентифицирует практически все штаммы при дополнении базы данных эталонными спектрами для B. pseudomallei.

423-432 53
Аннотация

В настоящем обзоре предоставлены анализ научной информации и систематизированные сведения, касающиеся микробиологии и патогенеза хламидийной инфекции. Хламидии являются облигатными внутриклеточными микроорганизмами, чувствительными к любым клеткам организма человека, где возможно энергетическое паразитирование: к различным типам эпителия, включая плоский эпителий оболочек мозга и глазного яблока, фиброцитам, гистиоцитам, глиальным и мышечным клеткам, нейронам, моноцитам, макрофагам. Хламидии по своей структуре, химическому составу и энзиматической активности близки к грамотрицательным бактериям, имеют клеточную стенку, рибосомы, ДНК, РНК, биохимические элементы гликолиза, тканевого дыхания, синтеза пептозы, чувствительны к ряду антибиотиков широкого спектра, обладают возможностью деления вегетативных форм. В последние десятилетия активно изучается патогенез и клиническая симптоматика хламидийных поражений урогенитального тракта, нервной, кардиоваскулярной, опорно-двигательной и бронхолегочной систем, продолжают разрабатываться новые подходы и схемы лечения больных, инфицированных хламидиями. Хламидийная инфекция на протяжении многих десятков лет является важной и актуальной проблемой не только из-за высокой распространенности, но и ввиду большой частоты осложнений, негативно влияющих на здоровье населения и его демографические показатели. Хламидии вызывают множество заболеваний, приводящих к хронизации воспалительного процесса всех органов и систем организма человека. Обязательный статистический учет случаев выявления хламидиоза, введенный в Российской Федерации еще в 1994 г., не отражает реальной заболеваемости. Рост числа воспалительных заболеваний верхних отделов респираторного тракта, обусловленных хламидиями, несомненно повышает этиологическую значимость этого возбудителя, однако сведения, касающиеся этиопатогенетической роли хламидий при патологии ЛОР-органов, носят неоднозначный и противоречивый характер. При этом в литературных источниках представлен широкий диапазон частоты выявления хламидийного возбудителя. Это связано с недостаточной информированностью врачей о микробиологических свойствах хламидий, патогенетических и клинических особенностях проявления этой инфекции, а также отсутствием общего и четкого мнения в отношении алгоритмов идентификации и лечения хламидиоза. Поскольку большинство нозологических форм, ассоциированных с этим возбудителем, имеют бессимптомное течение, знание патогенетических особенностей внутриклеточной инфекции на примере хламидиоза позволит предупредить распространение инфекции и снизить социально-экономические последствия, обусловленные хламидиозом.

433-446 262
Аннотация

Во второй части обзора приведены новые сведения о факторах патогенеза судорожного синдрома у детей, в том числе о значительной роли вирусной инфекции в развитии судорог и эпилепсии (ЭПЛ) у детей, о чем свидетельствуют данные клинических и экспериментальных исследований. Различные формы судорожного синдрома, ассоциированного с вирусной инфекцией, включают фебрильные судороги и фебрильный эпилептический статус, острые симптоматические судороги при энцефалитах и постэнцефалитическую эпилепсию. Причинным фактором фебрильных судорог и фебрильного эпилептического статуса чаще всего является герпесвирус человека 6 типа, который выделен и при височной эпилепсии. Фебрильные судороги, и особенно фебрильный эпилептический статус, ассоциированы с развитием в дальнейшем эпилепсии. Особого внимания заслуживает эпилептический синдром, связанный с фебрильными инфекциями (FIRES), поражающий чаще детей школьного возраста и отличающийся крайне тяжелым течением и неблагоприятным исходом. Судорожный синдром ассоциирован с системным воспалением и гиперпродукцией провоспалительных цитокинов, повышающих проницаемость гематоэнцефалического барьера и функциональную активность резидентных клеток мозга, которые участвуют в генерации судорог и поддерживают эпилептогенез. С учетом ведущей роли воспаления в генезе судорожного синдрома цитокины и хемокины в последние десятилетия широко изучаются в качестве возможных прогностических критериев эпилептогенеза. Нейроспецифические белки исследуются как маркеры поражения клеток мозга при разных воспалительных заболеваниях центральной нервной системы. В первой части обзора были изложены современные сведения о системном и локальном ответе цитокинов/хемокинов при вирусных энцефалитах. Здесь представлены клинические исследования в основном за последние 5—7 лет с определением цитокинов/хемокинов и нейроспецифических белков у детей с разными формами судорожного синдрома, в том числе эпилепсией. Обсуждаются ассоциации уровня биомаркеров с клиническими параметрами болезни и возможность их использования в диагностике и прогнозе ее дальнейшего течения.

447-453 477
Аннотация

Применение вакцины от лихорадки денге (CYD-TDV) в Азии в настоящее время остается достаточно ограниченным и противоречивым из-за вопросов безопасности, пока остающихся не оцененными должным образом. В связи с этим, целью нашего обзора стало проведение оценки безопасности вакцины CYD-TDV на основее анализа данных по эффективности ее применения в Азии. Поиск релевантных ключевых слов в электронных базах данных обнаружил 309 научных статей, из которых в обзор вошли лишь четыре публикации. Исходная распространенность серотипов среди участников исследований составляла 50—80%. В отношении безопасности вакцины CYD-TDV показано, что реакция в месте введения (боль, отек, эритема) отмечена с относительным риском (RR) 95% ДИ (0,46—1,76), как и системные реакции (лихорадка, головная боль, миалгия) [95% ДИ (0,89—1,81)]. Из четырех работ, включенных в обзор, три содержат данные о ряде тяжелых неблагополучных эффектов при RR 95% ДИ (0,92—2,11). В отношении иммуногенности показано, что для DENV-2 отмечено высокое среднее геометрическое значение титра в 67,8 (95% ДИ 64,8—70,8), DENV-3 — в 73,1 (95% ДИ 69,9-76,3), а для DENV-4 — в 65 (95% ДИ 62-67,9), когда при обнаружении даже меньших величин это согласуется с другими опубликованными работами по иммуногенности вакцины CYD-TDV в отношении серотипов DENV. В нашем обзоре показано, что вакцина CYD-TDV может рассматриваться для применения в Азии, но с учетом ряда условий и выполнения настоящих рекомендаций по безопасности.

ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ 

454-462 246
Аннотация

Цель исследования — изучение фенотипического состава В-лимфоцитов периферической крови у больных распространенным гнойным перитонитом (РГП) в динамике послеоперационного лечения в зависимости от исхода заболевания. Обследовано 52 пациента с острыми хирургическими заболеваниями и травмами органов брюшной полости, осложнившимися РГП. Забор крови производили перед операцией (в дооперационный период), а также на 7-е, 14-е и 21-е сутки послеоперационного периода. В зависимости от исхода заболевания в послеоперационном периоде все больные РГП были разделены на две группы: пациенты с благоприятным (n = 34) и с неблагоприятным (n = 18) исходом заболевания. В качестве контроля обследовано 68 здоровых людей. Исследование фенотипа В-лимфоцитов крови проводили методом проточной цитометрии с использованием прямой иммунофлуоресценции цельной периферической крови с моноклональными антителами. Установлено, что в дооперационном периоде у больных РГП на фоне низкого абсолютного уровня В-лимфоцитов в крови выявляется понижение содержания В1-клеток по сравнению с контрольными значениями. При этом у больных с неблагоприятным исходом РГП наблюдается более высокое количество активированных (по CD23) В1-лимфоцитов в крови, чем у пациентов с благоприятным исходом заболевания. В наблюдаемом периоде после операции (7— 21 сутки) динамика изменений содержания В-лимфоцитов значительно различается в зависимости от исхода заболевания. У больных с благоприятным исходом РГП в течение послеоперационного периода наблюдается снижение количества большинства субпопуляций В-лимфоцитов (в том числе и активированных клеток), тогда как уровни содержания различных фракций В-клеток у пациентов с неблагоприятным исходом заболевания в послеоперационном периоде практически не меняются. В течение всего послеоперационного периода количество общих В-лимфоцитов, наивных В-клеток и В2-лимфоцитов, неэкспрессирующих и экспрессирующих рецептор CD23, у больных с неблагоприятным исходом РГП выше, чем у лиц с благоприятным исходом заболевания. Содержание некоторых других фракций В-лимфоцитов у больных с неблагоприятным исходом также выше, чем при благоприятном исходе РГП, но только на отдельных стадиях послеоперационного лечения. Предполагается, что установленные особенности в уровнях В-лимфоцитов в крови в зависимости от исхода определяются тем, что у больных с неблагоприятным исходом РГП нарушены процессы дифференцировки и миграции В-клеток в рамках развития иммунного ответа, и это может быть тесно связано с общим пониженным уровнем чувствительности всего организма пациента к послеоперационной антибактериальной терапии.

463-472 366
Аннотация

Введение. Грипп входит в число широко распространенных инфекций, ежегодно наносящих значительный ущерб здоровью населения и экономике страны. Наиболее эффективным способом борьбы с гриппом и его осложнениями является вакцинопрофилактика. Существуют разнообразные вакцины против гриппа, однако все они имеют общие недостатки, к которым относятся узкая специфичность, необходимость ежегодного обновления штаммового состава, не всегда удовлетворительная иммуногенность, а следовательно, и эффективность. В связи с этим пристальное внимание уделяется проблеме разработки универсальных гриппозных вакцин, направленных на индукцию перекрестно реагирующих факторов иммунного ответа к наиболее консервативным участкам вирусных белков. Антитела против нейраминидазы (NA) способны обеспечивать гетеросубтипическую защиту, что важно ввиду потенциальной угрозы со стороны вирусов гриппа, имеющих иные гемагглютинин и нейраминидазу по сравнению с вирусами, циркулирующими в настоящее время. Данное исследование посвящено поиску новых и анализу ранее предсказанных линейных B-клеточных эпитопов NA, консервативных для всех подтипов вируса гриппа А. Результаты. Было обнаружено 8 консервативных линейных В-клеточных эпитопов, расположенных вокруг активного центра нейраминидазы, три из которых (MNPNQKIITIGS, ILRTQESEC и DNWKGSNRP) были синтезированы de novo, конъюгированы c бычьим сывороточным альбумином и далее использованы для иммунизации мышей. С помощью иммуноферментного анализа в сыворотках иммунизированных мышей выявлялись специфические IgG антитела к различным вирусам гриппа А, содержащим NA подтипов N1, N2, N3 и N9. Иммунизация NA-пептидами не защитила мышей от существенной потери веса после инфицирования летальным вирусом гриппа H1N1. Тем не менее все иммунизированные мыши выжили в течение периода наблюдения, тогда как в контрольной группе выживаемость составила только 28,6%. Анализ вирусной нагрузки в легких мышей, зараженных вирусом H1N1, не выявил различий в титрах ни на 4-е, ни на 8-е сутки после заражения. В то же время защитный эффект отсутствовал при заражении мышей летальным вирусом гриппа H7N9: уровень летальности, потеря веса и титры вируса в легких были сопоставимы у иммунизированных и контрольных мышей. Заключение. Полученные в настоящем исследовании данные показали наличие кросс-реактивности у анти-NA антител, индуцируемых при иммунизации NA-пептидами, а также защитной эффективности в отношении инфекции, вызванной вирусом H1N1, но не вирусом H7N9. Эти результаты указывают на перспективность использования линейных B-клеточных эпитопов NA для дизайна эпитоп-направленных гриппозных вакцин, но при этом требуется более глубокое и полное исследование специфичности консервативных эпитопов NA, а также оптимизация схем иммунизации для достижения более высоких показателей защитной эффективности.

473-480 199
Аннотация

Протекция при туберкулезной инфекции во многом определяется способностью тканевых макрофагов организма хозяина ограничивать рост и распространение микобактерий. Способные к размножению внутри макрофагов хозяина микобактерии выработали ряд защитных механизмов, препятствующих слиянию фагосом с лизосомами, избегая тем самым разрушительного воздействия лизосомальных ферментов. Сапозины представляют собой небольшие, кислые, термостабильные, не обладающие ферментативной активностью гликолипопротеины, участвующие в качестве кофакторов в процессах деградации гликосфинголипидов с короткими олигосахаридными головными группами. Сапозины A, B, C и D образуются в кислых эндосомах в результате расщепления исходной молекулы просапозина. Влияние сапозинов на иммунный ответ человека на микобактериальную инфекцию обусловлено их участием в процессе презентации антигенов микобактерий на молекулах CD1. В предварительных исследованиях методом электронной микроскопии нами было обнаружено повреждающее действие сапозина D на мембрану Mycobacterium tuberculosis в кислой среде. Эти данные позволили нам предположить, что сапозин D является важным компонентом защиты от туберкулезной инфекции. Цель исследования — изучение влияния дефицита сапозина D на формирование противотуберкулезного иммунного ответа и на способность макрофагов подавлять рост M. tuberculosis. Материалы и методы. Работу проводили на интерстициальных легочных макрофагах и макрофагах перитонеального экссудата мышей родительской линии C57BL/6 и дефицитной по гену сапозина D линии C57BL/6-SapD-/-. Результаты. В результате проведенных исследований было установлено, что макрофаги мышей линии C57BL/6 дикого типа, как интерстициальные легочные, так и перитонеального экссудата, контролируют рост микобактерий in vitro значительно более эффективно, чем макрофаги, дефицитные по гену SAPD. Для изучения возможности компенсации дефицита сапозина D в макрофагах перитонеального экссудата мышей C57BL/6-SapD-/- на основе лентивирусного вектора была создана генетическая конструкция, содержащая искусственный ген сапозина D. Заражение дефицитных по гену SAPD перитонеальных макрофагов экспрессионным вектором приводило к компенсации дефицита сапозина D в этих клетках и восстановлению их бактерицидной функции. Механизм действия всех известных на сегодня лекарств объясняется влиянием на различные пути метаболизма микобактерий (ингибиция биосинтеза жирных кислот, арабиногалактана, пептидогликана и биосинтеза белка; ингибиция ДНК-зависимых процессов, протоновых насосов и цитохром Р450-зависимых монооксигеназ). Выводы. Показано, что дефицит сапозина D препятствует активации бактерицидной функции макрофагов in vitro. Наше исследование может являться предпосылкой биологического обоснования возможности использования генетической конструкции на основе гена природного белка человека, а именно сапозина D, в качестве нового противотуберкулезного препарата.

481-490 195
Аннотация

Цель работы — изучить распространенность генетических детерминант адгезии штаммов уропатогенной E. coli и оценить их связь с уровнем специфической и неспецифической адгезии. Объектами исследования стали бактериальные культуры E. coli (n = 33), выделенные от пациентов с инфекциями мочевыводящих путей. Принадлежность штаммов к филогенетической группе определяли с помощью Clermont quadruplex-ПЦР. Детекцию генов фимбриальных и афимбриальных адгезинов проводили методом ПЦР по конечной точке. Стандартными методами оценивали уровни специфической адгезии к эритроцитам, неспецифической адгезии к гидрофильной и гидрофобной поверхностям, а также биопленкообразующую способность штаммов. У исследуемых штаммов были детектированы гены адгезинов со следующими частотами: fimH — 75,76%, flu — 66,67%, iha — 39,40%, papC — 33,33%. С равной частотой — 18,18% — встречались sfaDE, upaG, afa/draBC и yqi, тогда как eaeA не обнаруживался вообще. Семь штаммов (21,21%) имели гены только фимбриальных адгезинов и три (9,09%) — только афимбриальных или белков наружной мембраны, у 21 (63,64%) штамма присутствовали одновременно гены обоих типов адгезинов. Среди 33 культур было обнаружено 23 индивидуальных адгезивных генотипа. В 45,45% случаев встречались четыре и более гена адгезии, при этом в 60% такие штаммы принадлежали к филогруппе В2. Расчет отношения шансов показал, что встречаемость генов адгезии yqi и sfaDE в E. coli филогруппы В2 была выше в 14 раз (OR = 14,286) по сравнению с другими филогруппами, в 10 раз чаще встречался ген flu (OR = 10,000). Не было обнаружено связи между наличием генов адгезии и уровнем специфической адгезии к эритроцитам, в то время как были получены достоверные отличия для неспецифической адгезии: fimH+, papC+ и upaG+ штаммы характеризовались более высоким уровнем прикрепления к стеклу. Показано, что фимбриальные адгезины в большей степени определяли бактериальную адгезию и биопленко-образование, чем афимбриальные. Тенденция к формированию более массивных биопленок на поверхности латексного катетера штаммами с положительным генетическим профилем была отмечена для всех носителей генов, участвующих в адгезии.

491-496 216
Аннотация

Туберкулезный плеврит (pleural tuberculosis — pTB) является очень распространенной формой внелегочного туберкулеза (ТБ). Его диагностика представляет собой серьезную проблему во всем мире из-за недостатков традиционных диагностических методов. К последним относятся микроскопическое исследование плевральной жидкости на наличие кислотоустойчивых микроорганизмов, культивирование микобактерий из плеврального экссудата на твердых или жидких средах и гистологическое исследование биопсии плевры.

В связи с этим наше внимание было направлено на разработку новых диагностических тестов, основанных на амплификации нуклеиновых кислот (ПЦР и РТ-ПЦР), как наиболее точных, быстрых, высокочувствительных и специфичных. В этом контексте данное исследование было проведено для оценки эффективности методов молекулярной диагностики при дифференциации микобактерий туберкулеза и нетуберкулезных микобактерий в плевральном экссудате. Пятьдесят пациентов с плевритом были включены в проспективное исследование в г. Рабат, Марокко. Эффективность ПЦР двух ДНК-мишеней — IS6110 и микобактериального внутреннего транскрибируемого спейсера (MYITS) — для диагностики туберкулезного плеврита оценивали на основании сравнения с результатами гистологического исследования и культивирования. Наши результаты показали, что IS6110-ПЦР может выявить pTB с чувствительностью и специфичностью 41,6 и 85,7% соответственно. Таким образом, полученные результаты подтверждают, что молекулярные тесты имеют относительно высокую специфичность для диагностики внелегочного туберкулеза, но более низкую чувствительность, поэтому положительный результат рассматривается как подтверждение pTB, тогда как отрицательный тест не может исключать заболевание. Хотя исследование было ограничено небольшим размером выборки, оно добавляет к совокупности доказательств полезности молекулярного тестирования в качестве дополнения к гистологическому исследованию для точной диагностики pTB, своевременного лечения и предотвращения появления и распространения лекарственно-устойчивого pTB. Необходимы дальнейшие исследования для повышения чувствительности молекулярных методов и определения оптимальных молекулярных мишеней, которые могут быть полезны в клинической практике.

497-505 78
Аннотация

Вологодская область характеризуется относительно спокойной эпидемической ситуацией по туберкулезу в России: показатель заболеваемости туберкулезом в 2010—2018 гг. снизился с 45,2 до 15,8 на 100 тыс. населения (44,4 в Российской Федерации). Однако доля больных туберкулезом с множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ) возбудителя выросла с 12,1% в 2016 г. до 23,7% в 2018 г. Целью исследования была характеристика генетической структуры популяции M. tuberculosis и выявление основных генотипов, ассоциированных с первичной МЛУ возбудителя туберкулеза в Вологодской области. Изучено 82 штамма M. tuberculosis, выделенных в 2018 г. от вновь выявленных больных туберкулезом. Лекарственную чувствительность определяли стандартным методом абсолютных концентраций и с помощью BACTEC MGIT 960. Штаммы M. tuberculosis относили к генотипу Beijing и его основным подтипам, определяя специфические маркеры. Штаммы Beijing субтипировали методом MIRU-VNTR по стандартным 24 локусам, вычисляя индекс разнообразия Хантера— Гастона (HGDI). Штаммы группы non-Beijing сполиготипировали. К генотипу Beijing принадлежали 62,2% (51 из 82) штаммов. Среди штаммов Beijing наиболее многочисленным был кластер Central Asian/Russian (41,5%; 34 из 82 штаммов). Доли штаммов субтипа Central Asia Outbreak (CAO) и кластера B0/W148 составили 8,5% и 7,3% соответственно. Установлена принадлежность штаммов non-Beijing к семействам T (11%; 9 из 82), LAM (11%), Haarlem (6,1%) и Ural (4,9%). Среди 82 изолятов M. tuberculosis выявлено 33 (40,2%) МЛУ штамма, включая 27 принадлежащих к генотипу Beijing, в том числе, к кластерам Central Asian/Russian — 18 (66,7%), B0/W148 и CAO — по 4 (14,8%). MIRU-VNTR-типирование 51 штамма Beijing выявило 22 варианта профилей (HGDI = 0,852): самые многочисленные — 94-32 (35,3%) и 95-32 (15,7%) включали штаммы Central Asian/Russian и CAO; четыре штамма B0/W148 принадлежали к кластеру 100-32. Наиболее полиморфными были локусы QUB26 и MIRU26. Впервые проведенное в Вологодской области молекулярно-генетическое исследование выявило гетерогенность популяции M. tuberculosis, в которой доминировали штаммы генотипа Beijing. При этом доля известного в России и за ее пределами эпидемиологически и клинически значимого кластера Beijing B0/W148, ассоциированного с МЛУ, составила лишь 7,3%, что значительно меньше, чем в других регионах СЗФО РФ (~19%). Вместе с тем в структуре генотипов и среди МЛУ штаммов M. tuberculosis преобладали представители кластера Central Asian/Russian генотипа Beijing.

506-516 231
Аннотация

На основании результатов полногеномного секвенирования дана молекулярно-генетическая характеристика клинического штамма Klebsiella pneumoniae KP254, принадлежащего к клональной группе 23. Известно, что представители данной клональной группы могут обладать высокой вирулентностью и являться возбудителями внебольничных инфекций. Фенотипически штамм K. pneumoniae KP254 характеризуется множественной лекарственной устойчивостью, включая карбапенемы. В структуре хромосомы обнаружены детерминанты антибиотикорезистентности (blaSHV-1, oqxAB, fosA) и патогенности, кодирующие фимбрии 1 и 3 типов и синтез белка-сидерофора иерсинеобактина. Установлено отсутствие конъюгативного элемента ICEKp1, острова патогенности KPHPI208, а также генов аллантоинового регулона, которыми часто обладают высоковирулентные штаммы. Анализ нуклеотидных последовательностей in silico позволил выявить репликоны плазмид групп несовместимости FII, FIAHI1/FIIK, Col440I, ColpVC, FIBK, FIIpCRY. В результате объединения контигов относительно референсных последовательностей с использованием сервиса BLASTN определено наличие предположительно двух плазмид антибиотикорезистентности IncFII и IncFIIpCRY и одной плазмиды вирулентности IncFIBK. В структуру плазмиды вирулентности входят детерминанты белка-сидерофора аэробактина, регулятора мукоидного фенотипа RmpA2, а также гены устойчивости к тяжелым металлам. Покрытие нуклеотидной последовательности плазмиды вирулентности составило 93% относительно плазмиды вирулентности pK2044 с уровнем идентичности 99,38%, делетированными оказались области, ответственные за синтез сальмохелина и белка RmpA. Набор детерминант антибиотикорезистентности, выявленных в структуре мобилома, включает гены бета-лактамазы LAP-2 (плазмида IncFIIpCRY) — аналога TEM-1, — а также бета-лактамазы расширенного спектра CTX-X-55 (плазмида IncFII). Обе детерминанты являются редко регистрируемыми на территории Российской Федерации. Дополнительно в составе плазмидной ДНК обнаружены широко распространенные гены blaOXA-1, aac(3’)-IIa, ΔcatB4, aac(6’)-Ib-cr, tet(A), qnrSI, sul2, catA2. В структуре резистома отсутствую гены карбапенемаз, в то время как исследуемый штамм обладает устойчивостью к карбапенемам. В результате анализа транслированных последовательностей генов пориновых белков OmpK35 и OmpK36 обнаружены мутационные изменения, которые привели к формированию стоп-кодона в гене ompK35. Также установлено, что аминокислотная последовательность OmpK36 содержит большое количество замен, вставок и делеций.. Наличие подобных изменений является одним из факторов, определяющих устойчивость к карбапенемам. Синергетический эффект может оказывать активность эффлюксных насосов, присутствующих в структуре генома K. pneumoniae KP254, в частности AcrAB-TolC и KpnEF. Таким образом, у исследуемого штамма наблюдается сохранение наиболее значимых признаков, характерных для представителей эволюционной ветки высоковирулентных штаммов клебсиелл, и в тоже время приобретение генетических детерминант множественной лекарственной устойчивости.

517-522 53
Аннотация

Введение. Реализация программы ВОЗ по элиминации кори дала существенные результаты, но в последние годы вновь отмечается рост заболеваемости этой инфекцией. Так, по данным ВОЗ, в 2019 г. случаев заболевания корью в мире было в 3 раза больше, чем в 2018 г. При расследовании вспышек кори среди заболевших, помимо непривитых, выделяется значительная группа привитых в детстве взрослых. Целью настоящей работы было исследование особенностей гуморального противокоревого иммунитета у взрослых больных корью и привитых от этой инфекции. Материалы и методы. Были обследованы 50 больных корью взрослых в возрасте от 20 до 55 лет. Диагноз был подтвержден клинически и лабораторно по наличию противокоревых IgM-антител. Вторую группу составили 50 серонегативных к кори, условно здоровых взрослых, сопоставимых по возрасту, привитых культуральной живой коревой вакциной (Микроген, Россия). Кровь из локтевой вены в количестве 4 мл брали на 6±1 день от появления сыпи у больных и через 6 недель после вакцинации у привитых. Специфические антитела к кори и их авидность определяли методом ИФА с помощью коммерческого набора Avidity: Anti-Measles Viruses ELISA/IgG (Euroimmun, Германия). Результаты. Показано, что люди в возрасте 20—35 лет чаще болеют корью, чем более взрослые лица. И именно в этой возрастной группе чаще встречаются серонегативные к кори здоровые индивиды. Среди привитых у 44% был установлен первичный тип иммунного ответа на вакцинацию, а у 56% — вторичный тип, тогда как среди заболевших корью первичный иммунный ответ зафиксирован у 4%, а вторичный — у 66%, что следует из спектра субклассов специфических IgG и их авидности. Вторичный тип иммунного ответа свидетельствует о том, что эти люди, по-видимому, были привиты в детстве от кори, но потеряли с возрастом долгоживущие плазматические клетки, синтезирующие защитные антитела. При сопоставлении параметров специфического гуморального иммунитета в группах с острой коревой инфекцией (6-й день от появления высыпаний) и ранних реконвалесцентов (через 3 недели после появления сыпи) показано, что у ранних реконвалесцентов в три раза возросло количество специфических IgG (p < 0,01) по сравнению с лицами с острой инфекцией. Уровень специфических IgA, напротив, снизился с 73,44 (69—75,3) Ме/мл до 48,64 (45—56,4) Ме/мл, оставаясь все еще очень высоким. При этом спектр субклассов специфических IgG изменился с первичного иммунного ответа (высокие IgG3 и низкие IgG1) на вторичный (низкие IgG3 и высокие IgG1), что типично для ответа формирующихся клеток памяти.

523-529 412
Аннотация

Медицинские работники — группа риска по контакту с больным и заболеванию корью. Инфицированные корью сотрудники учреждений здравоохранения могут способствовать внутрибольничному распространению кори и являться источником инфекции для наиболее уязвимого контингента пациентов: беременных женщин, новорожденных, больных с иммуносупрессией. С целью изучения гуморального иммунитета к кори у медицинских работников и факторов, влияющих на него, проведено поперечное исследование с включением 847 медицинских работников Архангельской областной клинической больницы. Количественное определение антител (иммуноглобулинов G) к вирусу кори проводилось методом иммуноферментного анализа «ВектоКорь-IgG» (Вектор-Бест, Россия). Согласно инструкции к набору, концентрация IgG выше 0,18 МЕ/мл считалась положительным результатом (условно защитный титр), уровень антител 0,12—0,17 МЕ/мл — сомнительным, а титр ниже 0,12 МЕ/мл — отрицательным. Оценка влияния на серологический статус сотрудника таких факторов, как пол, возраст, место работы (отделение), занимаемая должность, осуществлялась при помощи логистической регрессии для бинарной переменной отклика. Большинство участников исследования были женского пола (92,1%). Медиана возраста составила 48 (39; 57) лет. По числу обследованных преобладали сотрудники соматических отделений (26,7%). У 93,7% медработников концентрация антител к вирусу кори превышала условно защитный титр (выше 0,18 МЕ/мл), 4,4% были серонегативны к кори, а у 1,9% результат обследования был сомнительным. Уровень антител к кори зависел от возраста медработника и не зависел от пола. Все сотрудники старше 60 лет были серопозитивны к кори. Среди медработников моложе 35 лет только 77% имели условно защитные титры антител. Персонал в возрасте от 35 до 60 лет был серопозитивным в 95,5% случаев. Доля серонегативных к кори лиц не зависела от должности (врач, медицинская сестра, уборщик), но значительно варьировалась между отделениями, где работали участники исследования. По результатам логистической регрессии шансы серонегативного результата теста были в 4,4 раза выше у работников соматических отделений по сравнению с работниками других отделений. Среди сотрудников, родившихся в период с 1968 по 1984 г., серонегативные встречались в 10 раз реже, чем среди рожденных после 1985 г. Среди лиц старше 60 лет серонегативные сотрудники выявлялись в 50 раз реже, чем среди лиц младше 35 лет. Медиана концентрации IgG к кори в крови привитых медработников, 0,56 (0,23; 1,37) МЕ/мл, была статистически значимо ниже, чем у переболевших 4,2 (3,5; 5) МЕ/мл, U = 137451, p < 0,001. У обследованных в динамике сотрудников титр антител к кори за 5 лет снизился в среднем в 1,2-1,9 раза (в среднем — 1,5). Таким образом, в группе обследованных медицинских работников многопрофильной лечебной организации доля восприимчивых к кори составила 6,3%. Основным фактором, влияющим на уровень иммунитета, был возраст. Учитывая снижение поствакцинального иммунитета (в 1,5 раза за 5 лет), для предотвращения заноса кори в лечебно-профилактические организации необходимо проводить серомониторинг среди привитых медицинских работников не реже 1 раза в 5 лет с последующей ревакцинацией серонегативных.

530-538 232
Аннотация

Возрастная макулярная дегенерация (ВМД) и центральная серозная хориоретинопатия (ЦСХ) — заболевания заднего отрезка глаза, нередко приводящие к снижению зрительных функций. Их патогенез во многом неясен. Среди факторов риска развития хронического воспаления рассматривают различные микроорганизмы, в частности Cytomegalovirus. Цель исследования — анализ гуморального ответа на индивидуальные белки CMVу пациентов с ВМД и ЦСХ в условиях хронической CMV-инфекции и ее реактивации. Материалы и методы. Обследовано 104 пациента, серопозитивных к CMV : 75 — с ВМД и 29 — с ЦСХ. В иммуноферментном анализе определяли IgM- и IgG-антитела к поздним вирусным антигенам, а также IgG-антитела к основному неструктурному предраннему антигену CMV (IE). В линейном иммуноанализе определяли IgG-антитела к индивидуальным антигенам CMV: основному неструктурному предраннему белку (IE), ДНК-связывающему фосфопротеину рр52, фосфопротеинам тегумента рр150, рр65, рр28. Использовали рекомбинантные антигены IE, р52, р150, р65, р28, содержащие иммунодоминантные белковые фрагменты вирусных антигенов. Учитывали положительные (интенсивность окрашивания линии — 2+) и сильно положительные результаты (интенсивность окрашивания линии — 3+). Результаты. У пациентов с хронической CMV-инфекцией частота выявления антител к индивидуальным антигенам в обеих группах была сопоставима. Уровень серопозитивности к р150 и р65 был существенно выше, чем к р52 и р28. У пациентов с ВМД, в отличие от пациентов с ЦСХ, достоверно преобладал умеренно положительный ответ (2+) на все исследуемые антигены. При реактивации хронической CMV-инфекции у больных с ВМД повышался уровень серопозитивности ко всем антигенам, увеличивалось число случаев с интенсивно положительным ответом на отдельные антигены, но по-прежнему преобладал умеренно положительный ответ. В группе с ЦСХ реактивация хронической CMV-инфекции отмечена всего у 6 пациентов, что не позволяет провести сравнительный анализ между этими двумя группами. Заключение. Основное различие между пациентами с ВМД и ЦСХ, хронически инфицированными CMV, состояло не в частоте выявления антител к разным рекомбинантным антигенам, а в интенсивности иммунного ответа: у пациентов с ВМД, в отличие от больных с ЦСХ, превалировала умеренная продукция (2+) антител. Существенное различие касалось уровня антител к р150: при ВМД преобладал умеренный антительный ответ (2+), а при ЦСХ — интенсивно положительный (3+) (p < 0,05). Возможно, умеренно выраженный синтез антител к исследованным рекомбинантным антигенам CMV у пациентов с ВМД отражает слабую экспрессию вирусных антигенов в условиях хронической инфекции, в результате чего длительно поддерживается антигенная стимуляция, приводящая к продолжительному воспалению.

539-548 444
Аннотация

Поиск прогностических маркеров коинфекции ВИЧ и туберкулез (ВИЧ/ТБ), особенно при множественной лекарственной устойчивости Mycobacterium tuberculosis (МЛУ МБТ), ассоциированной с низкими показателями излечения ТБ, является актуальным в связи с проблемой выбора адекватных противотуберкулезных мер, способных снизить уровень летальности. Обследованы 113 больных ВИЧ/ТБ в возрасте от 24 до 58 лет (70 мужчин и 43 женщины), находившихся на стационарном лечении в Новокузнецком клиническом противотуберкулезном диспансере в период с 2017 по 2019 гг. МЛУ МБТ (резистентность одновременно к изониазиду и рифампицину) обнаружена у 50 пациентов (31 мужчина и 19 женщин) в возрасте от 24 до 54 лет. У 12 больных с МЛУ МБТ имелась дополнительная резистентность к фторхинолонам. В группу контроля включено 49 практически здоровых лиц в возрасте от 27 до 72 лет (26 женщин и 23 мужчины), не имеющих признаков очаговой и системной инфекции с умеренно выраженными возрастными изменениями. В образцах плазмы крови методом твердофазного иммуноферментного анализа определены концентрации общих (неспецифических) иммуноглобулинов классов Е, М, G, А (в том числе секреторного иммуноглобулина А, sIgA). Для статистической обработки результатов использованы пакеты лицензионных программ InStatII, Microsoft Excel, IBM SPSS Statistics 22. Выявлен большой интервал индивидуальной вариабельности количества CD4-лимфоцитов как среди умерших, так и среди живущих обследованных пациентов с ВИЧ/ТБ, что является недостатком использования этого показателя для предикции летальности. Установлено, что содержание общих ^Е, ^М, IgG, ^А и sIgA в плазме крови больных ВИЧ/ТБ выше в сравнении с контролем, а у умерших больных концентрация IgB и sIgА больше, чем у живущих. Установлен коэффициент предикции (КП) исхода заболевания для пациентов с ВИЧ/ТБ и МЛУ МБТ, равный отношению произведения концентраций IgE, ^М, IgA и секреторного IgA в плазме крови к количеству CD4-лимфоцитов (КП = IgE х ^М х IgA х sIgA/CD4). КП более 200 был выявлен у 77% умерших и 6% живущих пациентов. Относительный риск летального исхода при КП > 200 оказался очень высоким (OR = 56,7, р < 0,0001) и был в 8,5 раз выше, чем при CD4 < 200 (OR = 6,7, р = 0,0237). Выявленная положительная корреляционная связь КП с летальным исходом более значима, чем у показателя CD4. Представленные результаты позволяют предложить КП в качестве эффективного прогностического критерия при ВИЧ/ТБ с МЛУ МБТ для клинического использования.

549-555 88
Аннотация

Воспалительные заболевания влагалища, связанные с нарушением микрофлоры входят в число самых распространенных гинекологических заболеваний, с которыми в первую очередь приходится сталкиваться врачу-гинекологу в амбулаторной практике. Значительно ухудшая качество жизни пациенток, эти заболевания негативно влияют и на репродуктивную функцию женщины, приводя как к нарушению фертильности, так и к развитию патологии беременности. На сегодняшний день существует множество различных схем лечения и профилактики этих заболеваний, но недостаточная эффективность терапии и наличие частых рецидивов требует новых исследований в данном направлении. Целью проведенного исследования явилась оценка влияния комбинированного препарата Эльжина (Вертекс, Россия), содержащего противомикробный, противопротозойный, противогрибковый и глюкокортикоидный компоненты, на состояние местного иммунитета у женщин с бактериальным вагинозом и неспецифическим вагинитом. Проведено обследование и лечение 24 женщин. Всем женщинам проведен гинекологический осмотр (осмотр в зеркалах и бимануальное гинекологическое исследование), микроскопическое исследование эпителия шейки матки, определение кариопикнотического индекса. Особое внимание было уделено исследованию местных иммунологических факторов, были исследованы цитокины IL-6, IL-10, TNFα в вагинальном секрете до терапии препаратом Эльжина и после терапии. В результате исследования установлено, что после окончания терапии препаратом Эльжина происходит уменьшение клинической симптоматики, нормализация показателей микроскопии отделяемого мочеполовых органов.

Применение препарата не приводит к угнетению пролиферации эпителия влагалища, снижает секрецию про-воспалительного цитокина TNFα в вагинальном секрете и приводит к смещению баланса в сторону противовоспалительных цитокинов. С точки зрения противовоспалительной терапии это является патогенетическим обоснованием для назначения Эльжины женщинам с бактериальным вагинозом и неспецифическим вагинитом. Многочисленными рандомизированными клиническими исследованиями доказаны высокая эффективность и безопасность двухэтапной терапии воспалительных заболеваний слизистой влагалища, а именно использования антибактериальной терапии с последующим восстановлением микрофлоры. На наш взгляд, эту концепцию следовало бы дополнить и третьим этапом, заключающимся в коррекции местного иммунитета, направленной на нормализацию баланса про- и противовоспалительных цитокинов.

556-564 425
Аннотация

Селезенка является вторичным иммунным и самым крупным органом ретикуло-эндотелиальной системы, активно вовлекаемым в процесс при инфекционном мононуклеозе. Как правило, для диагностики спленомегалии используется только пальпаторное и перкуторное определение размеров селезенки, что является поздним и субъективным признаком вероятной спленомегалии. Ультразвуковое исследование дает широкие возможности в изучении ответа селезенки на течение инфекционного мононуклеоза. Целью настоящего исследования было выявление морфометрических и допплерографических изменений селезенки у пациентов с инфекционным мононуклеозом. Материалы и методы. Было обследовано 24 пациента с инфекционным мононуклеозом, составивших группу исследования. В контрольную группу вошли 30 здоровых студентов медицинского института. Всем участникам проводилось ультразвуковое исследование селезенки. Оценивались эхоструктура органа, четкость контура, измерялись линейные размеры: длина, ширина, толщина селезенки. Измерения скоростных показателей в селезеночной артерии и вене проводилось в области ворот селезенки. Позиционирование эластографического окна при фиброэластометрии выполнялось в окне стандартного серошкального исследования. Измерения производились в 5 и более точках паренхимы селезенки с отступом от капсулярной зоны и зоны крупных сосудов не менее чем на 4—5 мм. На основании полученных морфометрических измерений были проведены расчеты массы и коэффициента массы селезенки (КМС), отношения массы селезенки к росту и площади поверхности тела. Результаты. В исследовании установлено, что у пациентов с инфекционным мононуклеозом длина, толщина и масса селезенки статистически значимо превышают соответствующие показатели здоровых лиц. Тем не менее масса органа варьирует в широких пределах, в связи с чем был выполнен расчет КМС, который является объективным критерием оценки размеров селезенки. Установлено, что при инфекционном мононуклеозе имеется три варианта ответа селезенки: уменьшение (КМС менее 1,5); сохранение нормальной величины (КМС находится в диапазоне от 1,5 до 4); спленомегалия (КМС более 4). Спленомегалия ассоциирована с повышением жесткости органа, пиковой скорости кровотока и давления в v. lienalis, а также с перипортальной лимфаденопатией. Выявленные изменения характерна для пациентов молодого возраста. Заключение. Ультразвуковое исследование селезенки имеет высокую диагностическую ценность для пациентов с инфекционным мононуклеозом. С помощью данного метода возможно точно оценить состояние иммунных органов в остром периоде болезни. На доклиническом этапе возможна градация спленомегалии в зависимости от степени ее выраженности, оценка гемодинамики и жесткости органа.

КРАТКИЕ СООБЩЕНИЯ 

565-569 29
Аннотация

Острые кишечные инфекции (ОКИ) широко распространены и занимают второе место в структуре инфекционной патологии, уступая только респираторным заболеваниям. В связи с этим большое внимание уделяется изучению ОКИ, в том числе и иммунопатогенетическим механизмам их развития. Поскольку в развитии воспалительных реакций играют немаловажную роль провоспалительные и противовоспалительные цитокины, влияя на тяжесть и исход заболевания, закономерным становится изучение полиморфизма генов, контролирующих продукцию данных молекул. Таким образом, целью нашей работы стало изучение полиморфизма генов IL-1β Т31С и IL-2 T330G. Данные мутации характеризуются заменой нуклеотидов и затрагивают промоторные области генов, что влияет на скорость продукции и концентрацию соответствующих цитокинов. В исследовании приняли участие 108 пациентов с ОКИ, вошедшие в основную группу, и 94 здоровых человека — группа контроля. Анализу подвергалась геномная ДНК, выделенная из лейкоцитов цельной крови с помощью реагента «ДНК-экспресс-кровь», затем проводилась реакция амплификации с двумя парами аллель-специфичных праймеров. Определение полиморфизма генов IL-1β, IL-2 осуществлялось методом ПЦР с использованием праймеров ООО «Литех» (Санкт-Петербург). Обработка полученных данных проводилась с использованием статистического пакета Statistica 6. При изучении носительства полиморфных маркеров гена IL-1β Т31С с использованием мультипликативной модели наследования в обеих группах обнаружено преобладание нормальной аллели Т и соответственно генотипов —31ТТ и —31TCcOR = 1,83 и интервалом 1,04—3,22 (χ2 = 6,35, р = 0,04, df = 2), что позволило выявить взаимосвязь между носительством гетерозиготного варианта гена IL-1β с предполагаемо повышенным риском развития ОКИ. Что же касается гена IL-2 T330G, то среди больных ОКИ носителей патологической аллели G оказалось значительно больше, чем в среди здоровых людей. При анализе частоты носительства разных вариантов гена IL-2 T330G достоверно установлено, что среди больных ОКИ преобладали носители гетерозиготного варианта TG — 56,48% (χ2 = 17,75, F = 0,000031) и патологического генотипа GG — 13,89% (χ2 = 12,31, F = 0,000663), р ≤ 0,05, с высокой вероятностью взаимосвязи носительства данных генотипов с риском развитием заболевания (OR — 3,63 [1,97—6,68] и OR — 6,91 [2,12—22,59]). Следовательно, носительство полиморфных вариантов генов IL-1β T31C и IL-2 T330G ассоциировано с повышенным риском развития ОКИ в случае инфицирования патогенными микроорганизмами.

570-576 187
Аннотация

Цель исследования — изучить функциональную активность нейтрофильных гранулоцитов крови у больных с инвазией Opisthorchis felineus с кожным синдромом. Материалы и методы. Всего было обследовано 92 больных хроническим описторхозом, из них 38 пациентов (20 мужчин и 18 женщин, средний возраст 35,7±3,9 лет) были с кожным синдромом и 54 пациента (28 мужчин и 26 женщин, средний возраст 36,5±4,1 лет) без кожного синдрома, и 32 практически здоровых индивидуума (17 мужчин и 15 женщин, средний возраст 41,5 лет). Основным методом диагностики описторхоза являлось определение яиц или тел взрослых паразитов в дуоденальном содержимом и/или в кале, которое применялось у всех 92 пациентов. Фиброз печени определялся методом эластометрии по шкале METAVIR у всех 92 больных описторхозом. Исследование функциональной активности нейтрофильных гранулоцитов в крови было проведено всем 92 больным описторхозом и 32 здоровым лицам из группы контроля методом хемилюминесцентного анализа с измерением интенсивности выработки активных форм кислорода в спонтанной и зимозан-индуцированной реакции в люцигенин- и люминол-зависимых процессах. Результаты. У больных описторхозом с кожным синдромом, в сравнении с пациентами с описторхозом без кожного синдрома, была зарегистрирована более высокая частота болей в правом подреберье, диспепсии, астеновегетативного синдрома, кожного зуда, эозинофилии крови, гипербилирубинемии, холестатического синдрома, холецистита, гепатомегалии, а также содержание иммуноглобулина Е. Фиброз печени F3—F4 по METAVIR определялся у 18,4% больных описторхозом с кожным синдромом и у 11,1% лиц с описторхозом без кожного синдрома (ОШ = 1,78; ДИ 0,57—5,57; р = 0,5). Как в люминол-зависимом, так и в люцигенин-зависимом процессах у больных описторхозом с кожным синдромом, в сравнении с пациентами с описторхозом без кожного синдрома, регистрировалось значительное снижение функциональной активности нейтрофильных гранулоцитов, о чем свидетельствовало значительное снижение максимальной интенсивности выработки активных форм кислорода и площади под кривой хемилюминесценции как в спонтанной, так и в индуцированной зимозаном реакции. Заключение. Полученные результаты позволяют считать, что наличие кожного синдрома у больных описторхозом сопровождается более значимыми клинико-лабораторными проявлениями и снижением функциональной активности нейтрофилов крови, в связи с чем его можно считать маркером тяжести патологии.

577-584 288
Аннотация

Цель исследования — оценка напряженности иммунитета к вирусу кори работников медицинских организаций разного профиля, лиц молодого возраста и новорожденных. Материалы и методы. Методом ИФА («ВектоКорь-IgG») определен иммунный статус к вирусу кори у основных сотрудников ГБУЗ Родильный дом № 10 (386 человек), лиц гражданского персонала и медицинских сотрудников до 50 лет клиник Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова (ВМедА) (1399 человека), курсантов ВМедА (304 человека) и у 34 новорожденных детей. Результаты. Выявлен высокий общий уровень защищенности от вируса кори сотрудников медицинских организаций: иммунитет к вирусу серологически подтвердился у 87,5±3,3% сотрудников роддома и 81,6±2,1% сотрудников клиник ВМеДА. Различий в иммунном статусе среди медицинского персонала различных категорий и медицинского персонала отделений разного профиля не выявлено. Более низкий популяционный иммунитет наблюдался в возрастной группе 20—40 лет. Среди сотрудников родильного дома удельный вес серопозитивных к вирусу кори среди персонала 20—40 лет составил 75,9% (95% ДИ 67,2—82,9%), 40-59 лет — 91,5% (95% ДИ 86,7-94,7%), лица 60 лет и старше были серопозитивны все (95% ДИ 94,6-100%). Двукратная вакцинация не гарантировала формирования эффективного противокоревого иммунитета. Большинство серонегативных лиц имели в анамнезе двукратную вакцинацию, поэтому даже при ее наличии необходимо проведение серологического обследования перед приемом на работу в медицинскую организацию. Более 90% сотрудников составляют женщины. Таким образом, женщины фертильного возраста с документальным подтверждением двукратной вакцинации, но серонегативные, подвергаются риску заболевания корью и внутриутробного инфицирования плода, при этом также увеличивается риск заболевания их детей до достижения прививочного возраста. Это подтверждается тем, что только 70,6±15,3% новорожденных детей имели иммунитет к вирусу кори. Доля серонегативных новорожденных (29,4±15,3%) сравнима с долей серонегативного персонала родильного дома в возрасте 20-40 лет (24,1±8,1%). В более молодой возрастной группе (лица в возрасте от 18 до 23 лет) — у курсантов ВМедА — выявлено значительно большее число серонегативных лиц — 48,3±5,6%, что делает высокой вероятность возникновения эпидемической вспышки при заносе кори в подобные коллективы. Выводы. Для достижения элиминации кори необходима разработка программы скрининга на наличие антител к этому вирусу у лиц молодого и среднего возраста.

585-590 43
Аннотация

Условно-патогенные бактерии рода Serratia широко распространены в природе, однако данный род также включает в себя виды, связанные со вспышками внутрибольничных инфекций. Серрации обнаруживают в экстремальных местообитаниях, однако патогенный потенциал полиэкстремофильных представителей рода Serratia практически не изучен. Задачей настоящего исследования являлся сравнительный анализ геномов двух штаммов серраций из полярных регионов, сфокусированный на изучении генетических факторов вирулентности и адаптации к криогенным условиям существования. Штамм Serratia liquefaciens 72 выделен в ходе 56-й Российской Антарктической экспедиции из образца гуано колонии пингвинов Адели (Pygoscelis adeliae) на острове Токарева (архипелаг Хасуэлл, Восточная Антарктида). Штамм Serratia fonticola 5l выделен при микробиологическом исследовании материала ископаемого лося (Alces alces), мерзлая туша которого обнаружена на полуострове Буор-Хая вблизи побережья моря Лаптевых (Республика Саха (Якутия), РФ). Проведенное полногеномное секвенирование позволило выявить в геномах изучаемых штаммов структуры, свидетельствующие об их успешной адаптации к низким температурам. Установлено, что в обоих геномах присутствуют гены, кодирующие основные белки-шапероны холодового шока, филогенетически близкие соответствующим генам гипобаротолерантного штамма Serratia liquefaciens ATCC 27592. Кроме того, оба штамма имеют кластеры генов tcfABCD, определяющих способность к адгезии бактериальных клеток к эпителиальным тканям, и генами RTX-токсинов — адгезинов, продукты которых являются важнейшими факторами биопленкообразования у патогенных грамотрицательных бактерий. Экспериментальные исследования подтвердили способность Serratia liquefaciens 72 и Serratia fonticola 5l к активному биопленкообразованию в широком диапазоне температур (от 6° до 37°С). Полученные результаты свидетельствуют о том, что изученные представители рода Serratia, выделенные в Арктике и Антарктике, в целом обладают сходными чертами адаптации к условиям полярного климата, включая способность к продукции фимбрий, активной адгезии и биопленкообразованию при низких температурах. Выявленные генетические факторы адаптации могут также выполнять функции факторов патогенности, что позволяет экстремотолерантным штаммам серраций проявлять черты возбудителей оппортунистических и нозокомиальных инфекций, а также передаваться с охлажденными продуктами питания. Широкое применение пищевых технологий, включающих охлаждение и вакуумирование пищевой продукции, потенциально способно создать новую экологическую нишу, благоприятную для селекции психро- и гипобаротолерантных возбудителей пищевых токсикоинфекций. Полученные результаты позволяют поставить вопрос о необходимости дальнейших исследований по мониторингу генетического разнообразия популяций психрофильных гипобаротолерантных микроорганизмов, обладающих патогенным и эпидемическим потенциалом.

МЕТОДЫ 

591-596 533
Аннотация

Цель исследования — разработка способа идентификации бактерий вида Acinetobacter nosocomialis по совокупности фенотипических признаков группы Acinetobacter baumannii (Ab) с использованием признака уреазной активности. Объектами исследования были клинические штаммы группы Ab, выделенные в 2018—2019 гг. в бактериологической лаборатории Военно-медицинской академии (Санкт-Петербург), из них A. baumannii — 85, A. nosocomialis — 12, A. pittii — 10 штаммов. Еще 9 штаммов A. nosocomialis были выделены из воды реки Невы и 2 штамма A. calcoaceticus — из цианобактеральных матов. Принадлежность штаммов к группе Ab устанавливали по совокупности метаболических и физиологических признаков таксономическими тестами для данной группы. Видовая принадлежность всех штаммов была установлена методом матрично-ассоциированной лазерной десорбции/ионизации времяпролетной (MALDI-TOF) масс-спектрометрии. Уреазную активность бактерий определяли микрообъемным методом. Использовали среду с мочевиной следующего состава (г/л): Na2HPO4 — 1,1; KH2PO4 — 1,1; NaCI — 5,0; 0,4%-ный водно-щелочной раствор фенолового красного — 5 мл; мочевина — 10,0—15,0; вода дистиллированная — 1 л. Ингредиенты, кроме мочевины, растворяли в дистиллированной воде, разливали во флаконы, стерилизовали 20 мин при 121°С, затем добавляли во флаконы мочевину в расчетном количестве. Среду с мочевиной вносили по 0,1 мл в лунки планшета, затем засевали по полной петле (диаметром 2 мм) суточной агаровой культуры исследуемых и контрольных штаммов и инкубировали в аэробных условиях при 37°С. Результаты реакции на уреазу быстрой активности учитывали через 3 часа инкубации по изменению исходной окраски среды. Для выявления уреазы слабой активности реакцию учитывали через 7—24 часа. Было установлено, что у бактерий группы Ab уреазную активность имели 100% штаммов A. nosocomialis и 18,82% штаммов A. baumannii. При этом уреазу быстрой активности имели все штаммы A. nosocomialis и только один штамм A. baumannii (1,17%). Следовательно, уреаза быстрой активности имеет таксономическое значение как маркер бактерий вида A. nosocomialis, отличающий этот вид от других видов группы A. baumannii. Чувствительность и специфичность указанного способа идентификации бактерий вида A. nosocomialis относительно идентификации методом MALDI-TOF масс-спектрометрии составили 100 и 98,83% (х2 = 103,2; p < 0,0001).



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.