Preview

Инфекция и иммунитет

Расширенный поиск
Том 7, № 4 (2017)
Скачать выпуск PDF
https://doi.org/10.15789/2220-7619-2017-4

ОБЗОРЫ

319-326 515
Аннотация

Резюме. Аскорбиновая кислота (витамин C, АК) является важным пищевым компонентом для человека благодаря ее роли в различных регуляторных и ферментативных процессах. АК принимает участие в таких жизненно важных физиологических процессах, как продукция гормонов, синтез коллагена, стимуляция иммунной системы и пр. В настоящем обзоре рассмотрена активность АК, обеспечивающая ее протективный эффект при гриппозной инфекции. Этот эффект может быть обусловлен прямой вирусингибирующей активностью АК, а также ее противовоспалительными и антиоксидантными свойствами. Окислительный стресс при гриппе ведет к неспецифическому повреждению ткани легких и развитию воспаления. Антиоксидантная активность АК приводит к облегчению течения инфекции вследствие снижения уровня повреждения ткани и ингибирования передачи сигнала и регуляторных реакций, опосредуемых активными формами кислорода (АФК). После окисления АФК АК превращается в дегидроаскорбиновую кислоту (ДАК) и ингибирует ключевые ферменты сигнального пути NF-κB, такие как киназы IKKα и IKKβ. Сама АК блокирует активность другого компонента пути NF-κB — киназу IKKβ(SS/EE), активность которой направлена на фосфорилирование фактора IκBα. В результате активации NF-κB и его транспорта в ядро не происходит. Таким образом, АК осуществляет двойную функцию: во-первых, нейтрализует свободные радикалы, предотвращая активацию ими NF-κB, и, во-вторых, продукт ее окисления, ДАК, дополнительно блокирует активацию этого сигнального пути. Кроме того, в некоторых случаях АК приводит к снижению инфекционной активности вируса, что обусловлено не антиоксидантными свойствами АК, а ее прямой противовирусной активностью. Вместе взятые, представленные данные свидетельствуют, что использование препаратов с противовирусной и антиоксидантной активностью как в виде комбинации, так и, как в случае с АК, в виде единого препарата с комплексной активностью, для лечения гриппа имеет преимущества перед этиотропной схемой лечения гриппа монопрепаратами.

 

327-340 314
Аннотация

В свете современных представлений респираторный взрыв, напрямую связанный с процессами фагоцитоза, характеризует функциональную активность фагоцитирующих клеток. В данном обзоре представлены современные методы оценки состояния респираторного взрыва фагоцитов, основанные на цитофлюориметрическом и хемилюминесцентном анализе. Подробно представлены последовательность и механизмы реакций синтеза активных форм кислорода (АФК) в процессе респираторного взрыва клеток. Охарактеризована последовательность синтеза от АФК с низкой бактерицидной активностью к АФК с высокой бакте- рицидной активностью. В обзоре подробно описаны наиболее популярные красители для цитофлюориметрического анализа для оценки уровней синтеза АФК. Приводятся характеристики и примеры применения таких красителей, как дигидроэтидин, дихлородигидрофлуоресцеин и дигидрородамин 123. Представлены основные этапы и механизмы хемилюминесцентной реакции. Описаны особенности применения основных индикаторов (люминол и люцигенин) хемилюминесцентной реакции. Приводится механизм оценки показателей хемилюминесцентной реакции, характеризующие особенности состояния и кинетики респираторного взрыва фагоцитирующих клеток. Отдельный раздел обзора посвящен роли респираторного взрыва фагоцитирующих клеток при различных иммунопатологических состояниях. Представлены данные литературы о патогенетическом значении изменения интенсивности и кинетики респираторного взрыва фагоцитов при инфекционных, воспалительных и онкологических заболеваниях. Приводятся примеры новых методов диагностики и прогноза характера течения иммунопатологических состояний на основе оценки респираторного взрыва фагоцитирующих клеток. Данные литературы показывают, что в настоящее время при диагностике и оценке характера течения заболеваний состояние респираторного взрыва определяется у различных типов клеток врожденного иммунитета: нейтрофилы, моноциты и т. д. Делается заключение о том, что оценка респираторного взрыва фагоцитирующих клеток позволяет охарактеризовать как фундаментальные механизмы реагирования клеток врожденного иммунитета на патогенные и регуляторные воздействия, так разрабатывать новые высокочувствительные методы диагностики и прогноза развития и исхода различных иммунопатологических состояний. Представленные методы проточной цитометрии и хемилюминесцентного анализа позволяют определять как интегральное состояние респираторного взрыва, так и уровни и кинетические параметры синтеза отдельных АФК.

 

 

341-349 298
Аннотация

Исследования метагенома верхних отделов респираторного тракта у детей показали присутствие пяти основных бактериальных филумов: Proteobacteria, Firmicutes, Bacteroidetes, Actinobacteria и Fusobacteria. Выявлены популяционные различия в распределении удельных весов выше перечисленных филумов, но с обязательным доминированием Firmicutes. Доказана роль факторов окружающей среды и времени года на представительство в этих биотопах филумов Firmicutes, Proteobacteria, Bacteroidetes. Рецидивирующие респираторные инфекции, гипертрофия миндалин лимфоидного глоточного кольца, секреторные средние отиты у детей ассоциированы с носительством Haemophilus (H.) parainfluenzae, H. paraphrohaemolyticus, Gemella (G.) haemolysans, G. morbillorum, G. sanguinis, Streptococcus (S.) pneumoniae, S. pseudopneumoniae, S. intermedius, S. agalactiae.

 

ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ

350-358 265
Аннотация

Цель исследования: выявить эпидемиологические особенности бактериальных инфекций у пациентов и закономерности циркуляции эпидемиологически значимых микроорганизмов в отделениях трансплантации костного мозга. Материалы и методы. Исследование проводилось на базе трех отделений трансплантации костного мозга. С целью выявления эпидемиологических особенностей бактериальных инфекций было проведено проспективное наблюдение с 01.04 по 31.08.14 года (91 пациент), которое включало активное выявление случаев инфекции и микробиологическое обследование пациентов. Для выявления циркуляции эпидемиологически значимых микроорганизмов проводились исследования точечной превалентности (59 пациентов, 170 исследований объектов внешней среды). Для изучения значения колонизации проводился микробиологический мониторинг за колонизацией пациентов при поступлении в отделение, далее каждую неделю до выписки. Исследованию подлежали смывы с кожи и слизистой оболочки ротовой полости, кал. Выполнено 639 исследований от 50 пациентов. Результаты: в ходе исследования выявлена высокая частота инфекционных осложнений у пациентов отделений ТКМ (100 случаев бактериальных инфекционных осложнений у 57 пациентов: сепсис — 30,8 на 100 пациентов, пневмония — 26,4 на 100 пациентов, инфекции мочевыводящих путей — 32,9 на 100 пациентов, инфекции мягких тканей — 9,9 на 100 пациентов, катетер-ассоциированная инфекция кровотока — 9,9 на 100 пациентов). Большинство инфекций были вызваны грамотрицательными микроорганизмами, в частности K. pneumoniae. Началу клинических проявлений предшествовала колонизация пациента данными микроорганизмами. Летальные исходы наблюдались от сепсиса и пневмонии, вызванных K. pneumoniae и/или P. aeruginosa. Сепсис и пневмония возникали чаще на фоне цитопении RR 2,63 [95% ДИ 1,52–4,57] p = 0,004 и RR 3,97 [95% ДИ 2,19–7,19] p < 0,001 соответственно. В динамике частота колонизации пациентов чувствительными к антибиотикам микроорганизмами снижалась, а резистентными увеличивалась. Серия превалентных исследований выявила постоянную циркуляцию VRE в отделении с контактно-бытовым путем передачи через объекты бытового назначения. Мультирезистентные грамотрицательные микроорганизмы не имели постоянной циркуляции и появлялись эпизодически на фоне циркуляции чувствительных штаммов этих возбудителей. Выводы. Требуется внедрение проспективного эпидемиологического наблюдения и микробиологического мониторинга в отделениях данного профиля. Широкая контаминация бытовых объектов внешней среды показывает необходимость усиления гигиенического обучения пациентов и посетителей, а также дезинфекции данных объектов. Кроме того, мы рекомендуем внедрение еженедельного обследования пациентов на носительство ММАР в кишечнике.

 

359-366 309
Аннотация

К группе онкогинекологических заболеваний относятся злокачественные новообразования тела матки, яичников, шейки матки, вульвы и влагалища (в возникновении трех последних установлена ведущая роль ВПЧ). Среди обширной группы инфекций, передаваемых половым путем (ИППП), официальной регистрации в России подлежат сифилис, гонорея, трихомоноз, хламидиоз, урогенитальный герпес и аногенитальные бородавки (АБ). Возникновение АБ в 95–100% случаев обусловлено ВПЧ 6 и 11 типов. Цель работы: определение места ВПЧ-ассоциированных заболеваний (рака шейки матки и АБ) в структуре онкогинекологической патологии и ИППП на протяжении последних лет на территории Москвы, сравнение с ситуацией по РФ в целом. Материалы и методы. Анализу подвергнуты регистры официальной регистрации заболеваемости и смертности от рака тела матки, яичников, шейки матки, вульвы и влагалища в целом по РФ и Москве за 2007–2015 гг., а также заболеваемости ИППП (включая сифилис, гонорею, трихомоноз, хламидиоз, урогенитальный герпес и АБ) по РФ и Москве за 2003–2015 гг. Результаты. За анализируемый период доля рака шейки матки (РШМ) в структуре заболеваемости онкогинекологическими новообразованиями населения Москвы составляла в среднем 23,7%, в структуре смертности от данных заболеваний — 24,1%; по РФ аналогичные показатели составили 29,8 и 28,3% соответственно. Доля АБ в структуре ИППП (для обоих полов) на территории Москвы выросла с 11,5% в 2003 г. до 25,7% в 2015 г. (максимум составлял 31,0% в 2014 г.). Наибольшая доля АБ среди ИППП отмечается в возрастных группах: 15–17 лет (до 59,8% в 2012 г.) и 18–29 лет (до 37,3% в 2014 г.). По РФ в 2015 г. на АБ приходилось 11,7% от всех ИППП (для обоих полов). Заключение. ВПЧ-ассоциированные заболевания (РШМ и АБ) занимают существенное место в структуре как онкогинекологических новообразований, так и ИППП. Причем в структуре ИППП по Москве АБ переместились с 5-го (в 2003 г.) на 1-е (в 2015 г.) ранговое место, обойдя сифилис, гонорею, трихомоноз и хламидиоз. Улучшение ситуации с онкогинекологическими заболеваниями и ИППП может быть достигнуто за счет эффективных мер профилактики ВПЧ-инфекции.

 

367-374 328
Аннотация

В Калининградской области за последние десять лет заболеваемость туберкулезом существенно снизилась (с 134/100 000 в 2006 г. до 50,6/100 000 в 2015 г.), однако по-прежнему превышает средний показатель по Северо-Западному федеральному округу — 40,7/100 000. Учитывая увеличение удельного веса первичной множественной лекарственной устойчивости (МЛУ) возбудителя с 23,9% в 2010 г. до 30,5% в 2015 г., целью настоящего исследования был анализ современной структуры популяции Mycobacterium tuberculosis в Калининградской области и оценка тенденций ее изменения в пространственно-временном контексте. Было изучено 73 изолята M. tuberculosis, выделенных от впервые выявленных больных туберкулезом легких в 2015 г. Лекарственная устойчивость (ЛУ) выявлена у 46 (63,0%) штаммов M. tuberculosis, из них 32 (43,8%) обладали мультирезистентностью. Установлена принадлежность к генотипу Beijing 46 (63,0%) из 73 штаммов M. tuberculosis. Доля кластера В0/W148 генотипа Beijing составила 19,2% (14 из 73). Сполиготипирование 27 штаммов nonBeijing M. tuberculosis позволило выделить 15 сполиготипов 5 генетических семейств — Т, LAM, Ural, S, X. Около половины (16; 51,6%) штаммов non-Beijing были представлены сполиготипами — SIT42, SIT53, SIT262, SIT444. В гетерогенной группе Т превалировали преимущественно лекарственно чувствительные штаммы сполиготипа SIT53. Более половины (55,6%) штаммов генотипа LAM проявляли ЛУ. Семейство Ural было малочисленно (5,5%) и включало в себя штаммы M. tuberculosis, сполиготипы которых хорошо известны в России — SIT35 и SIT262, так и один новый, ранее не встречавшийся. МЛУ статистически значимо была связана с генотипом Beijing: 56,5% против 25,9% у штаммов прочих генотипов (суммарно) (P = 0,0134). При этом все 14 штаммов эпидемиологически и клинически значимого кластера В0/W148 были мультирезистентными. Доля МЛУ штаммов генотипа Beijing существенно не изменилась: в 2006 г. — 61,3%, в 2015 г. — 56,5% (P = 0,6773). Однако расширился спектр лекарственной устойчивости к противотуберкулезным препаратам первого ряда: если ранее большинство (78,9%) МЛУ штаммов дополнительно проявляли устойчивость лишь к стрептомицину, то в настоящем исследовании 72,0% МЛУ штаммов были устойчивы к стрептомицину, этамбутолу и пиразинамиду. Доля МЛУ штаммов non-Beijing составила 25,9%, что существенно выше аналогичного показателя 2006 г. — 2,2% (P = 0,0124). Сравнительно меньшая доля штаммов генотипа Beijing (50%) обнаружена у больных туберкулезом, проживающих на побережье Балтийского моря, регионе с относительно благополучной социально-экономической ситуацией и более высоким качеством жизни населения. Таким образом, современную эпидемиологичекую ситуацию по туберкулезу в Калининградской области критически определяет нарастающая циркуляция МЛУ штаммов генетического семейства Beijing, а также существенное увеличение доли МЛУ штаммов других генотипов.

 

375-382 475
Аннотация

Известно, что микробиота кишечника у клинически здоровых людей, проживающих в разных регионах, может значительно различаться. Цель исследования — сравнительное изучение качественного и количественного состава аэробной и анаэробной микробиоты кишечника на случайной малой выборке проб испражнений жителей Гвинейской Республики (46 человек) и России (60 человек). Содержание микроорганизмов (Enterobacteriaceae, Enterococcus spp., Lactobacillus spp., Bifidobacterium spp., Staphylococcus spp., дрожжепо- добные грибы рода Candida, неферментирующие грамотрицательные бактерии и др.) в 1,0 грамме фекалий определяли бактериологическим методом. Родовую и видовую идентификацию проводили с использованием бактериологического анализатора Vitek 2 Compact (bioMerieux, Франция), рутинных биохимических тестов, а также MALDI-TОF масс-спектрометрии (Bruker Daltonics, Германия). Для оценки различий результатов в сравниваемых группах применяли критерий χ2 Пирсона, p < 0,05 и точный критерий Фишера, вычисленные с использованием он-лайн калькулятора medstatistica.ru. 95% доверительные интервалы рассчитывали по методу Уилсона. Микробиологические нарушения характеризовались снижением количества облигатных, повышением количества факультативных (условно-патогенных) микроорганизмов (в количестве 106 и выше КОЕ/г.) и появлением их ассоциаций. Дисбиотические нарушения были выявлены в обеих сравниваемых группах: у 100% обследованных из Гвинейской Республики (95% ДИ:92,3–100) и у 86,7% обследованных из Санкт-Петербурга (95% ДИ:75,8–93,1). Выраженная степень нарушений микробиоциноза в группе жителей Гвинейской Республики встречалась в 19,6% (95% ДИ:10,7–33,2), в группе жителей Санкт-Петербурга в 9,6% (95% ДИ:4,2–20,6). Как у жителей Гвинейской Республики, так и у жителей Санкт-Петербурга нарушения третьей степени выявлялись реже, по сравнению с нарушениями второй степени. Исследование не выявило значимых различий в содержании облигатных бактерий (Bifidobacterium spp. и Lactobacillus spp.), однако, выявлены достоверные различия в видовом составе факультативной части микробиоты. У жителей Гвинейской Республики чаще обнаруживали «атипичные» Escherichia coli (гемолитические и лактозонегативные) и неферментирующие грамотрицательные бактерии Comamonas kerstersii. Ассоциации условно-патогенных микроорганизмов в разных по составу сочетаниях обнаружены в составе микробиоты у 30,4% обследованных жителей Гвинейской Республики (95% ДИ:19,1–44,8) и у 18,3% жителей Санкт-Петербурга (95% ДИ:10,6–29,9). Ассоциации микроорганизмов у жителей Гвинейской Республики всегда содержали Staphylococcus aureus. Выявлены отличия в сравниваемых группах в отношении Staphylococcus aureus и Hafnia alvei, однако необходимо проведение дальнейших исследований на большей выборке.

 

383-392 267
Аннотация

Распространенность ВГВ-инфекции оценивается по частоте встречаемости HBsAg и варьирует в зависимости от географического региона. Для хронической инфекции характерно устойчивое присутствие HBsAg в течение 6 месяцев за исключением оккультной формы течения заболевания, характеризующейся отсутствием HВsAg, крайне низким уровнем ДНК ВГВ в сыворотке крови. Проблема выявления оккультного ГВ (окГВ) особенно актуальна в связи с развитием трансплантологии и трансфузиологии. Однако использующийся в РФ и странах Средней Азии серологический скрининг донорской крови не выявляет ВГВ серонегативных доноров. Поскольку заражение ВГВ возможно при введении малых доз вируса, очевидна значимость использования сложных молекулярных методов для выявления окГВ у доноров, несмотря на низкую вирусную нагрузку, так как донорская кровь используется преимущественно у пациентов с тяжелым течением различных заболеваний, отличающихся повышенной восприимчивостью к ВГВ на фоне иммуносупрессии. Целью нашей работы было изучение особенностей генетической структуры окГВ у доноров крови в г. Астана, Казахстан. Обследовано 500 HBsAg-негативных образцов плазмы донорской крови, полученные в 2012 г. от жителей Казахстана, г. Астана. При использовании предложенного нами метода выявления ДНК ВГВ при низкой вирусной нагрузке ВГВ был выявлен у 9,4% доноров. Серологические маркеры обнаружены у 12,7% пациентов с выявленной ДНК ВГВ, при этом в 8,5% случаев обнаружены антитела HBcor IgG, в 4,2% случаев антитела HBcor IgG и HBe IgG одновремен- но. Таким образом, у 41 (87,3%) донора крови окГВ был в серонегативной форме. На основании филогенетического анализа 47 изолятов показано, что в обследованной группе преобладает ВГВ генотипа D (95,75%) по сравнению с ВГВ генотипа А (4,25%). Субгенотипы ВГВ представлены в следующих соотношениях: D1 — 46,8%, D2 — 17,05%, D3 — 31,9%, А2 — 4,25%. При сравнительном анализе распределение субгенотипов ВГВ в группе с окГВ и при манифестной форме у доноров в Республике Казахстан достоверно отличалось — χ2 = 14,027 при p = 0,0072, df = 4. Частота встречаемости ВГВ D3 при окГВ (31,9%) превышала таковую у пациентов с манифестной формой (7,4%). Относительный риск развития оккультной формы ХВГВ у пациентов с субгенотипом D3 достоверно выше (RR = 1,572, CI: 1,179–2,096, p = 0,0208). При оценке картины разнообразия ВГВ на материале группы, включающей HBsAg-негативных и HBsAg-позитивных доноров крови становится очевидным близкое генетическое родство изолятов манифестного ХВГВ и окГВ генотипа D. Среди изолятов представлены как сходные по нуклеотидным последовательностям с ранее описанными в различных регионах Европы и Средней Азии, так и циркулирующие на территории Республики Казахстан, что свидетельствует о независимой гомологичной эволюции ВГВ в регионе. Высокая встречаемость окГВ среди HBsAg-негативных доноров крови свидетельствует не только о широком распространении оккультной формы течения заболевания в популяции и недостаточности для выявления ХВГВ общепринятых анализов на HBsAg и ДНК ВГВ в периферической крови с использования коммерческих наборов, но и говорит о необходимости изучения особенностей иммунного ответа при данной форме течения ХВГВ.

 

393-404 166
Аннотация

С помощью компьютерного анализа исследована распространенность аутокомплементарных, комплементарных и гомологичных последовательностей (КП и ГП) (длиной в 21 нуклеотид) в геномах 14 вирусов, вызывающих наиболее распространенные инфекции у человека. Выборка вирусов включала вирусы с (+) и (–) односпиральной РНК и ДНК-содержащий вирус гепатита В. Выполненный анализ по распространенности ГП свидетельствует о существовании двух ее экстремальных показателей: с одной стороны, имеет место наличие у одного и того же вируса ГП практически ко всем другим вирусам (например, вирусы Эбола, тяжелого острого респираторного синдрома и паротита) и многочисленности у него же ГП к одному и тому же другому вирусу (у вируса тяжелого острого респираторного синдрома особенно к вирусу Денге, вирусу Эбола и полиовирусу), и, с другой стороны, редкая встречаемость и немногочисленность ГП для некоторых вирусов (вирус краснухи, вирус гепатита А и гепатита В). Сходная картина отмечается и в распространенности КП. Вирус краснухи, имеющий резко отличный от других РНК-содержащих вирусов нуклеотидный состав его генома, также отличался по максимальному числу вирусов, к которым он не имеет КП. Большинство же исследованных вирусов по обоим показателям ГП и КП имеют промежуточные величины между экстремальными значениями. АутоКП длиною в ≤ 19 нуклеотидов были многочисленны у всех исследованных вирусов, что предполагает наличие у вирусов с онРНК разветвленной вторичной структуры. Помимо возможной роли в рекомбинации внутритиповых штаммов, аутоКП могли бы через фолдинг геномов и мРНК быть регуляторами скорости трансляции вирусных белков, обеспечивая оптимальное количественное соотношение их для сборки вирионов. Обнаружение распространенности коротких ГП и КП среди РНК- и ДНК-содержащих вирусов можно рассматривать как результат многократной рекомбинации между ними, свершавшейся в прошлом и возможной в настоящем и определяющей их изменчивость и адаптацию. Рекомбинация могла происходить при коинфицировании ими человека или других общих для них хозяев. Включение в геном вирусов ГП и КП не только обновляло их, но и могло бы служить и памятью о существовании конкурента (противника) за овладение хозяином, и средством противодействия конкуренту при коинфицировании, являясь аналогией системы CRISPR/Cas бактерий и архей.

 

405-408 190
Аннотация
Известно, что функционирование многих белков и ферментов зависит от степени гидратации их поверхностей. В наших исследованиях в качестве модели поверхностного антигенного вирусного белка была выбрана нейраминидаза (NA) вируса гриппа. С помощью модели адсорбции Брунауэра–Эммета–Теллера (БЭТ) рассчита- ны величины монослоя воды (am) при различных значениях упругости паров воды. Из полученных изотерм БЭТ можно сделать вывод о наличии гистерезиса, заключающегося в различном значении монослоя am при сорбции и десорбции воды с поверхности фермента, что связано, вероятно, с высокой степенью кооперативности образующейся гидратной оболочки. Максимальное связывание молекул воды наблюдалось при значении упругости паров p/pS = 0,65 и составило am = 224 молекулы воды на одну молекулу фермента. При сопоставлении с расчетной площадью поверхности тетрамера NA (S = 256 нм2 ) и учитывая максимальную площадь проекции молекулы воды можно сделать вывод о полном покрытии монослоем воды всей поверхности фермента. При данном значении am наблюдалась максимальная активность NA, минимум активности фермента приходился при значении am = 98 молекул воды на молекулу фермента, что соответствовало значению упругости паров воды p/pS = 0,38. Таким образом, для NA вируса гриппа показана зависимость ферментативной активности от степени гидратации поверхности фермента. Получена зависимость иммуногенности вируса гриппа от степени гидратации NA.

КРАТКИЕ СООБЩЕНИЯ

409-412 333
Аннотация

Проблема профилактики и лечения инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи (ИСМП), остается актуальной и трудноразрешимой в современной медицине. Способность формирования устойчивых к антибиотикам и высоковирулентных госпитальных штаммов, адаптирующихся еще и к применяемым в лечебных учреждениях дезинфицирующим средствам и развитие инновационных высокотехнологичных методов диагностики и лечения при широком распространении микроорганизмов с множественной лекарственной устойчивостью определяют необходимость непрерывного совершенствования эпидемиологического надзора и микробиологического мониторинга данной группы инфекций. Цель работы: провести эпидемиологический анализ заболеваемости ИСМП в Приморском крае и определить удельный вес внутрибольничных инфекций (ВБИ), возникших в хирургических стационарах и отделениях ЛПМО, в общей структуре ИСМП. Материал и методы. В работе использовались данные из статистической формы № 2 «Сведения об инфекционных и паразитарных заболеваниях» в Приморском крае. Метод исследования — ретроспективный эпидемиологический анализ. Результаты. В 2015 г. в Приморском крае зарегистрировано 159 случаев ИСМП, показатель заболеваемости составил 0,05 на 1000 пролеченных пациентов. В сравнении с 2014 г. заболеваемость снизилась, темп снижения составил — 28%. По данным статистической отчетности наибольшее количество случаев ИСМП выявлено в родовспомогательных учреждениях — 60 случаев (38% от всех ВБИ), в детских стационарах — 46 (29%) и в хирургических стационарах и отделениях — 33 (21%). Остальные ИСПМ зарегистрированы в амбулаторно- поликлинических учреждениях и в учреждениях терапевтического профиля. Отмечается некоторая тенденция к росту удельного веса ВБИ в хирургических стационарах и отделениях ЛПМО: 15% в 2012 г., 14% в 2013 г., 17% в 2014 г. и 21% от всех случаев ИСМП в 2015 г. В структуре ИСМП на территории Приморского края в 2015 г., как и в предыдущие годы, доминировали острые кишечные инфекции (35 случаев — 22%) и гнойно-септические инфекции у новорожденных (34 случая — 21%). Выводы. На территории Приморского края ИСМП чаще всего регистрируются в родовспомогательных учреждениях, в детских и хирургических стационарах и отделениях. Отмечается тенденция к росту удельного веса ИСМП в хирургических стационарах и отделениях ЛПО, вероятнее всего, не вследствие увеличения случаев послеоперационных осложнений, а за счет других нозологий.

 

413-418 212
Аннотация

В статье представлены результаты исследования, связанные с повышением эффективности выделения фагов бактерий вида K. oxytoca, за счет разработки оптимального состава среды, используемой в работе. В научных исследованиях практически во всех методиках, связанных с выделением бактериофагов, в качестве питатель- ной основы используются мясопептонный бульон и мясопептонный агар. Особенности роста и культивирования микроорганизмов создают определенные сложности для выделения фагов, активных в отношении бактерий вида K. oxytoca. Подбор компонентов и создание среды, которая обеспечивала бы оптимальный рост как бактериальной культуры, так и репродукции вируса позволяет облегчить работу по выделению бактериофагов. Число бактериальных штаммов, используемых в работе — 7. Все штаммы культур получены из музея кафедры микробиологии, вирусологии, эпизоотологии и ветеринарно-санитарной экспертизы ФГБОУ ВО Ульяновский государственный аграрный университет имени П.А. Столыпина. Исследования включали в себя 2 основных этапа. Первый этап включал выделение бактериофагов из внешней среды по методике Адельсона Л.И., Ляшенко Е.А. Материалом для исследований были пробы почвы, сточных вод, фекалий (2) — всего 4 пробы. Согласно выбранной методике, высев предполагаемого фаголизата осуществляли на мясопептонный агар (1,5%) и предлагаемый нами агар для выделения бактериофагов (АФ) (1,5%). Положительным результатом считали наличие на среде негативных колоний, хорошо видимых на матовом фоне глубинного роста бактерий. Отрицательным результатом —сплошной рост («га- зон») бактериальной культуры. В качестве контроля использовали посев изучаемого микроорганизма на данные среды. В ходе проводимых исследований по первому этапу было выделено 2 бактериофага, активных в отношении искомого вида микроорганизма. Второй этап заключался в сравнительном анализе показателей культивирования выделенных фагов на стандартном мясопептонном агаре и предлагаемой среде для выделения бактериофагов. Также были определены основные биологические свойства изучаемых фагов: морфология негативных колоний, литическая активность, специфичность. Образовавшиеся на сравниваемых средах негативные колонии отнесли к одному типу. Литическая активность изучаемых фагов на мясопептонном агаре и среде АФ была одинаковой. По Грациа 2 × 107 БОЕ/мл для бактериофага КО-3 УГСХА, (3–4) × 108 БОЕ/мл для бактериофага КО-8724 УГСХА. Выделенные бактериофаги не проявили литическую активность в отношении штаммов гетерогенных культур (Escherichia spp., Citrobacter spp., Serratia spp., Hafnia spp., Yersinia spp.).

 

419-424 218
Аннотация

Известно, что любые поверхности окружающей среды в лечебно-профилактических организациях являются резервуаром для микроорганизмов и способствуют передаче патогенов, увеличивая риск перекрестного загрязнения через опосредованный контакт с пациентом. Широкое и не всегда рациональное использование химических дезинфицирующих средств несет риски для безопасности окружающей среды, пациента и медицинского персонала. В связи с этим актуальным остается поиск альтернативных методов очистки и обеззараживания абиотических поверхностей в учреждениях здравоохранения. Тестировали средство для очистки помещений, содержащее 3 штамма бактерий рода Bacillus: В. subtillis, В. licheniformis, В. pumilus. Про- водили обработку помещений медицинского центра ФБУН НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Пастера: процедурного кабинета (опыт) и кабинета врача-гинеколога (контроль с обычной уборкой и дезинфекцией). В течение 30 дней посев проб смывов с поверхностей производили на 3 чашки Петри с «кровяным» агаром на основе среды «агар Гивенталя–Ведьминой» истощающим штрихом (метод Гольда). Выделенные культуры бактерий идентифицировали с помощью микроскопии, биохимического типирования и MALDITOF MS (Bruker). В контроле и опыте в 1-й день наблюдения до начала уборки помещений высевали Enterococcus faecium 104 –105 КОЕ/мл. До 2-го дня наблюдения в контроле преобладал E. faecium, затем его рост прекратился. На 2–4-й день наблюдали рост бактерий семейства Enterobacteriaceae до 106 КОЕ/мл, в дальнейшем их количество составляло 10 КОЕ/мл до конца срока наблюдения (30 дней). С 5-го дня в контроле выявляли рост бактерий рода Staphylococcus spp., в основном S. epidermidis. В опыте со 2-го дня наблюдения выявляли достоверный рост Bacillus spp. на уровне 105 КОЕ/мл, затем до конца срока эксперимента их количество составляло 102 –103 КОЕ/мл. В 1–2-й день выявляли рост E. faecium, затем он прекратился. На 2–4-й день наблюдали рост бактерий семейства Enterobacteriaceae до уровня 106 КОЕ/мл и на 8-й день — до 102 КОЕ/мл, в остальные дни рост условно-патогенной микробиоты отсутствовал. Средство для очистки помещений на основе пробиотиков — бактерий рода Bacillus — сдерживает рост санитарно-показательных микроорганизмов по сравнению с контролем. Таким образом, средства пробиотической очистки не обладают биоцидным действием, но, контаминируя поверхности, они подавляют рост и распространение условно-патогенных бактерий.

 



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2220-7619 (Print)
ISSN 2313-7398 (Online)