Preview

Инфекция и иммунитет

Расширенный поиск
Том 8, № 3 (2018)
Скачать выпуск PDF
https://doi.org/10.15789/2220-7619-2018-3

ОБЗОРЫ

251-262 239
Аннотация

Целью представленного систематического обзора литературы является обобщение данных о роли TLRs в поддержании гомеостаза гениталий женщин, физиологического развития беременности, в обеспечении антиинфекционной резистентности беременных с внутриутробной инфекцией. Обоснована значимость TLRs гениталий женщин как необходимого и определяющего фактора в реакции на различные изменения в окружающей среде, а также в ответе за изменения в метаболизме, структурном или энергетическом, в поддержании антиинфекционной резистентности и гомеостаза. Являясь универсальными регуляторами жизнедеятельности организма, TLRs, совместно с другими рецепторами врожденного иммунитета, обеспечивают поддержание общей реактивности и антиинфекционной резистентности на физиологическом уровне. При физиологически развивающейся беременности на фоне иммунодепрессии в ответ на беременность TLRs при контакте с инфекционными и неинфекционными патогенами стимулируют выработку неспецифических факторов адаптивного иммунитета (дефензины, кателицидины и гистатины и др.), которые совместно с врожденными неспецифическими факторами лизоцимом, комплементом, пропердином и др. поддерживают антиинфекционную резистентность гениталий женщин на высоком уровне в начале инфекционного процесса. Возможные нарушения развитии беременности могут сопровождаться изменениями реакции TLRs на инфекционные и неинфекционные факторы вплоть до гиперреакции, чрезмерным воспалительным процессом или апоптозом клеток, что требует адекватного ведения беременности. При внутри утробной инфекции установлена значимость влияния патогенов инфекционного и неинфекционного генеза опосредованно через TLRs на гомеостаз организма, на формирование нарушений в антиинфекционной резистентности на организменном и местном уровнях с выявлением новых патофизиологических и иммунологических патогенетических механизмов развития патологических процессов. Инфекция является одним из основных факторов, оказывающих влияние на изменение экспрессии TLRs во внутриутробном и постанатальном периодах развития. ВУИ представляет собой проникновение микроорганизмов в ткани плода и его заражение. При этом угнетение функциональной активности TLRs сопровождается непосредственным воздействием патогена на ткани, а при гиперреакции TLRs на патогены выявляется выраженная воспалительная реакция у плода. Уровень экспрессии TLRs прямо коррелирует с тяжестью процесса, что позволяет рассматривать их как ранние маркеры инфекции. В зависимости от природы патогена наблюдается усиление экспрессии того или иного TLRs. Объективизируются объяснения отсутствия симптоматики, возможность атипичных проявлений, бессимптомного течения инфекции.

273-283 211
Аннотация

Helicobacter pylori — грамотрицательная, извитая, подвижная бактерия, способная колонизировать слизистую оболочку желудка (СОЖ) человека и выживать в этих крайне неблагоприятных условиях у более чем половины населения нашей планеты. Показано, что микроорганизм может обитать на СОЖ в течение всей жизни хозяина, но при этом вызывает клинически выраженные заболевания лишь у незначительной группы инфицированных лиц. К причинам, способствующим развитию заболеваний, как правило, относят: сопутствующие инфекции желудочно-кишечного тракта, неправильную стерилизацию медицинских инструментов (как правило эндоскопов), несоблюдение правил личной гигиены, длительный контакт с инфицированными или носителями, в том числе с членами семьи, и ряд других факторов. Хорошо известно, что персистирование H. pylori имеет этиологическое значение в развитии широкого спектра болезней желудочно-кишечного тракта, включая хронический гастрит, язвенную болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, аденокарциному желудка и MALT-лимфомы. Глобальное распространение носительства H. pylori позволяет предположить наличие у бактерии «умных» стратегий, способствующих ее адаптации к агрессивной среде желудка и пожизненному персистированию в организме человека. Даже спустя 34 года после открытия микроорганизма остается множество вопросов, не имеющих своего ответа, в том числе о роли факторов патогенности, способствующих выживанию микроорганизма в суровых условиях микробиома СОЖ. Изучение и понимание механизмов, способствующих колонизации и персистированию H. pylori, позволит оптимизировать прогноз повышенного риска тяжелых заболеваний у лиц, колонизированных этим микроорганизмом. Сложившийся в ходе эволюции долгосрочный баланс между человеком и H. pylori определяет микробное постоянство в микробиоме желудка, но в ряде случаев это совместное сосуществование приводит к риску развития вышеперечисленных тяжелых патологий. В данном обзоре предпринято обсуждение характера взаимоотношений H. pylori с эпителием, участие факторов патогенности бактерии (уреазы, ЛПС, комплекса поверхностных белков, токсинов и протеаз, способствующих инвазии) в колонизации и длительном персистировании на СОЖ. Приведенная информация о механизмах, связанных с колонизацией эпителия желудка H. pylori позволяет создать предпосылки для более эффективной терапии заболеваний гастродуоденальной зоны. Cведения, представленные в данном обзоре, важны для объяснения стратегий, используемых H. pylori для выживания в крайне неблагоприятных условиях микробиома желудка.

263-272 469
Аннотация
Микроскладчатые клетки (М-клетки) представляют собой специализированные эпителиальные клетки кишечника, которые инициируют мукозальный иммунный ответ. Эти уникальные фагоцитирующие эпителиальные клетки специализированы для передачи широкого спектра антигенных частиц и микроорганизмов через фолликуло-ассоциированный эпителий (FAE) в лимфоидную ткань, ассоциированную с кишечником (GALT) посредством процесса, называемого трансцитозом. Молекулярная основа поглощения антигена М-клетками была постепенно идентифицирована в последнее десятилетие. Активный отбор проб кишечного антигена инициирует регулируемые иммунные ответы, которые обеспечивают гомеостаз кишечника. Доставка люминальных веществ через эпителий кишечника в иммунную систему является критическим событием в иммунологическом надзоре, что приводит к толерантности к пищевым антигенам и иммунитету к патогенам (например, бактерий, вирусов и паразитов) и их токсинам. Несколько специализированных механизмов транспортирует люминальный антигена через кишечный эпителий. Большой интерес представляет открытие M-клеточно-специфических рецепторов, которые могут выступать в качестве молекулярных мишеней для целевой доставки пероральной вакцины в M-клетки. Недавние исследования показали, что М-клетки используют несколько рецепторов для распознавания и переноса специфических люминальных антигенов. Вакцинация через иммунную систему слизистой оболочки может вызывать эффективные системные иммунные ответы одновременно с иммунитетом слизистой оболочки. Этот обзор имеет целью продемонстрировать молекулы, экспрессируемые на М-клетках и используемые в качестве рецепторов иммунологического надзора для отбора патогенных микроорганизмов в кишечнике, отметить как некоторые патогены используют М-клетки для инфицирования хозяина, и, наконец, показать как эти знания используются для специфического «нацеливания» антигенов на М-клетки, чтобы попытаться повысить эффективность мукозальных вакцин. В последнее время был достигнут существенный прогресс в понимании факторов, влияющих на развитие и функционирование М-клеток.
295-308 235
Аннотация
Антимикробные пептиды (АМП) представляют собой гетерогенную группу молекул, участвующих во врожденном и приобретенном иммунном ответе различных организмов, начиная с прокариот и заканчивая млекопитающими, включая человека. Они состоят из 12–50 аминокислотных остатков, обладают разными физико-химическими и биологическими свойствами. Наиболее общим признаком является их способность разрушать клеточную мембрану прокариот, вызывая тем самым гибель клеток. АМП встраиваются в целевые бактериальные клетки и, изменяя свою конформацию, образуют структуры в некоторых случаях напоминающие каналы. Некоторые другие молекулы АМП могут прикрепляться к поверхности бактериальной клетки и образовывать участки повышенной концентрации, при достижении критического числа которых они действуют подобно моющим средствам. Кроме того, будучи заряженными положительно, молекулы таких пептидов, проникая сквозь мембраны паразитарных и бактериальных клеток связываются с полианионными молекулами РНК и ДНК. В число преимуществ АМП входит их высокая метаболическая активность, низкая вероятность возникновения привыкания и побочных эффектов. Кроме того, бактериальным патогенам, ранее не имевшим устойчивости к каким-либо АМП, тяжело выработать стратегию борьбы с ними. В связи с чем, АМП являются наиболее перспективными молекулами-заменителями традиционных антибиотиков. В статье обсуждаются подходы и стратегии терапевтического использования, выработанные за последние годы изучения антимикробных пептидов; описываются наиболее часто встречающиеся механизмы взаимодействия антимикробных пептидов и бактериальной мембраны, физико-химические свойства молекул пептидов; обобщаются результаты исследований по выявлению резистентности некоторых штаммов бактерий к антимикробным пептидам и антибиотикам в целом.
284-294 150
Аннотация
Обзор посвящен анализу заболеваемости коклюшем у детей в возрастной группе 5–7 лет, а также стратегиям иммунизации АКДС препаратами в зарубежных странах. Массовая вакцинация против коклюша началась еще в середине XX в., что способствовало снижению заболеваемости и смертности от данной инфекции, но в последнее десятилетие отмечается противоположная тенденция, заключающаяся в увеличении доли больных среди детей дошкольного, школьного возраста и взрослых. Изучены атипичные формы течения болезни и осложнения на фоне ОРВИ, респираторного микоплазмоза, цитомегаловирусной инфекции. Описаны различные варианты стратегии применения цельноклеточных и бесклеточных коклюшных вакцин в составе АКДС препаратов, а также эпидемиологический эффект внедрения дополнительной бустерной дозы вакцины детям дошкольного возраста. Аргументирована целесообразность проведения ревакцинации детей 6–7 лет в России для снижения общей заболеваемости коклюшем. Проанализированы материалы исследований, связанных с изучением свойств бесклеточной противококлюшной вакцины, таких как иммуногенность, безопасность в сравнении с цельноклеточной вакциной. Отображены основные препараты и их состав, использующиеся при вакцинации детей против коклюша. Предполагается, что увеличение заболеваемости среди детей и подростков вместе с появлением нетипичных форм коклюша связано с рядом факторов, таких как распространение новых генотипов бактерии Bordetella pertussis, появившихся вследствие мутаций, непродолжительность иммунитета после вакцинации бесклеточными препаратами по сравнению с цельноклеточными, использование более современных методов детекции возбудителя заболевания. Также отражены механизмы иммунного ответа при введении разных типов коклюшных вакцин. Заключается, что проведение ревакцинации детей 6–7 лет дополнительной пятой дозой бесклеточной вакцины против коклюша в составе АКДС препарата вместо АДС-М препарата, регламентированного в Национальном календаре профилактических прививок, благоприятно скажется на эпидемической ситуации по коклюшной инфекции в России.
309-315 127
Аннотация
В 2015 г. более десятой части связанных с туберкулезом (ТБ) смертей были обусловлены Mycobacterium tuberculosis с множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ ТБ) и широкой лекарственной устойчивостью (ШЛУ ТБ) (WHO, 2016). В сочетании с недостаточной приверженностью к режиму лечения, генетическая гетерогенность и клональность штаммов M. tuberculosis больного, а также слабая проницаемость туберкулезной гранулемы для противотуберкулезных препаратов (ПТП) способны приводить к снижению эффективности применяемой терапии, что в еще большей степени способствует распространению МЛУ и ШЛУ ТБ. Особое беспокойство вызывает факт быстрого распространения устойчивости к недавно введенным в клиническую практику ПТП второго ряда, предназначенным для лечения МЛУ ТБ — деламаниду и бедаквилину. Таким образом, распространение лекарственной устойчивости к ПТП наряду с ограниченными возможностями химиотерапии у больных МЛУ ТБ и ШЛУ ТБ настоятельно диктуют необходимость дополнения канонической химиотерапии ТБ методами лечения, направленными на хозяина. МикроРНК (miRs) представляют собой короткие последовательности одноцепочечной РНК, которые на посттранскрипционном уровне контролируют до 60% генов, кодирующих синтез белков. Накапливаются данные, указывающие на существенную роль miRs в тонкой настройке реакции организма на инфекцию, в первую очередь за счет модуляции экспрессии белков, вовлеченных в реакции врожденного и адаптивного иммунного ответа. Несмотря на то, что установленные на текущий момент проявления активности miRs локализованы внутри клеток, в ряде исследований обнаружены очень стабильные циркулирующие в крови внеклеточные miRs. В настоящее время активно изучается возможность использования этих молекул в качестве биологических маркеров. Течение ТБ характеризуется состоянием длительного хронического воспаления, в ходе которого развивающиеся параллельно или поэтапно регуляторные и провоспалительные процессы влияют на тяжесть и исход заболевания. Как про-, так и противовоспалительные воздействия служат элементами стратегии бактерий в борьбе за выживание в организме хозяина. В нашем обзоре рассматривается роль miRs в качестве маркеров туберкулезной инфекции, характера и прогноза течения заболевания, участие miRs в регуляции врожденного и адаптивного звеньев иммунного ответа на туберкулезную инфекцию, а также дана оценка перспектив клинического применения miRs для диагностики и лечения туберкулеза.

ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ

316-324 136
Аннотация
К настоящему времени данными клинических наблюдений убедительно показано, что возбудители хламидийных инфекций, C. trachomatis и C. pneumoniae, способны вызывать серьезные заболевания с тяжелыми осложнениями и последствиями. Имеются предположения, что развившаяся хроническая хламидийная инфекция может стать важным фактором в патогенезе заболеваний желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), которые проявляются в так называемый постинфекционный период. Как известно, хламидийная инфекция обладает тропизмом к цилиндрическому эпителию, который у человека выстилает слизистую оболочку уретры, цервикального канала, прямой кишки, конъюнктивы глаз и области глотки. Однако роль возбудителей хламидийных инфекций, таких как C. trachomatis и C. pneumoniae, в возникновении заболеваний ЖКТ человека не изучена. С целью изучения возможной взаимосвязи между заболеваниями ЖКТ и наличием маркеров хламидийной инфекции была отобрана группа больных с заболеваниями органов ЖКТ, у которых проводили выявление антител к C. trachomatis и C. pneumoniae и ДНК этих возбудителей в сыворотке крови, биоптатах печени и желчевыводящих протоков. В результате ДНК C. trachomatis в сыворотке крови была выявлена в 50% случаев, а в биоптатах печени в 59,3%. Разработан новый подход в серологической диагностике хламидийной инфекции, вызванной C. trachomatis, который позволил выявить диагностические титры антител в этой группе больных в 51,9% случаев , в группе сравнения в 11,6% случаев. Среди 50% больных, у которых ДНК была выявлена в сыворотке крови, в 64,3% случаев она также выявлялась в биоптатах органов ЖКТ. При обнаружении ДНК C. trachomatis в сыворотке крови антитела к «культуральному» антигену обнаруживались в 60,1% случаев, а при одновременном обнаружении ДНК C. trachomatis в сыворотке крови и органах ЖКТ они обнаруживались в 72,2% случаев. Одновременное выявление C. trachomatis как в сыворотке крови, так и в органах ЖКТ может свидетельствовать о способности C. trachomatis распространяться гематогенным путем и инфицировать органы, удаленные от первичного очага инфекции. Полученные данные, безусловно, требуют даль нейшего изучения в свете выявления связи между обнаружением возбудителя и развитием патологии органов ЖКТ, однако в целом результаты являются еще не изученным свидетельством возможности инфицирования C. trachomatis органов ЖКТ.
325-334 156
Аннотация
Цель исследования состояла в сравнительном анализе молекулярных характеристик генов и белков пандемических штаммов вируса гриппа А для выявления особенностей вируса пандемии испанского гриппа 1918 г. Выявлено, что, в отличие от других пандемических штаммов 1957, 1968, 1977 и 2009 гг., гены вируса испанского гриппа содержат оптимальное количество протяженных комплементарных последовательностей, которые позволяют обеспечить сборку наборов его 8 генов по модели специфического их связывания по единственно возможной схеме и вызывать инфекционный процесс минимальным числом вирионов. Другие пандемические штаммы содержали в своих генах либо избыточное, либо недостаточное количество комплементарных последовательностей, что предполагает сборку набора генов в вирионе по разным моделям, в том числе и по стохастической модели, реализация которой может приводить к образованию потомства в виде роя зависимых от комплементации полуинфекционных вирионов и, соответственно, к уменьшенной их инфекционности. Анализ гена НА вируса испанского гриппа показал исключение из его трансляционного кода квартета триплетов аргинина (CGG, CGA, CGC и CGU), которое строго соблюдается у всех штаммов подтипа HlNl на протяжении минувшего столетия. Кодирование аргинина в гене НА осуществляется за счет двух других его кодонов: АGG и АGA. Наконец, третья особенность вируса испанского гриппа заключается в принадлежности его NP гена, в отличие от других пандемических штаммов, к птичьему варианту, характеризующемуся более высоким содержанием аргинина и уменьшением числа лизина и адаптированному к повышенной температуре организма птиц. Преобладание аргинина сообщает молекуле NP более высокий положительный заряд за счет его гуанидиновой группировки, обусловливающий более сильное электростатическое взаимодействие с молекулами РНК, и, соответственно, более высокую термостабильность РНП, чем у РНП вирусов гриппа человека. Потенциальным следствием присутствия в вирусе испанского гриппа NP птичьего варианта могла бы быть его высокая патогенность, поскольку лихорадка в организме хозяина создает температурный оптимум для его репликации. Полученные данные по особенностям генома вируса испанского гриппа и другим пандемическим штаммам в сочетании с информацией об особенностях их белков могут быть использованы для прогнозирования предпандемических штаммов и выявления траектории возможной пандемической опасности.
335-340 123
Аннотация

В работе приведены данные по изучению величины иммунной прослойки к вирусу клещевого энцефалита у населения Забайкальского края, сложившейся в результате естественной иммунизации здорового населения 31 муниципального района в 2011–2016 гг. Выборки людей формировались пропорционально численности населения в конкретном населенном пункте среди лиц различных возрастных и профессиональных групп, проживающих на территории не менее 10 лет, не привитых против клещевого вирусного энцефалита. Всего исследовано 4367 сывороток крови. Лабораторное исследование на наличие антител класса G к вирусу клещевого энцефалита в сыворотках крови населения проводили в ИФА с использованием набора реагентов «ВектоВКЭ-IgG» ЗАО «Вектор-Бест» (г. Новосибирск). Результаты мониторинга свидетельствуют о наличии естественного иммунитета к вирусу клещевого энцефалита у населения. Среднемноголетний уровень иммунной прослойки в муниципальных районах варьирует от 3,1 до 52,7% (в Забайкальском крае — 13,1±0,51%). Высокий уровень — от 20 до 52,7% характерен для горно-таежно-лесостепной зоны (Красночикойский — 23,8±3,36%; Улетовский — 52,4±4,48%; Газимуро-Заводский — 29,4±4,94% районы), горно-тундрово-таежной зоны (Тунгокоченский район — 20,0±3,58%). В степной зоне уровень иммунной прослойки ниже и наблюдается в районах, где встречаются элементы южно-таежных лиственничных и сосновых лесов. Установлено, что уровни иммунной прослойки населения, проживающего в горно-таежно-лесостепной и горно-тундровотаежной зонах достоверно выше, чем в степной — t = 3,8; Р < 0,001 и t = 2,27; Р < 0,05 соответственно. Различия в величине иммунной прослойки между горно-тундрово-таежной и горно-таежно-лесостепной зонами не достоверны: t = 0,1; Р > 0,05. Активная циркуляция вируса клещевого энцефалита сопровождалась достоверным (Р < 0,01) увеличением прослойки лиц с антителами к вирусу в 2014–2016 гг. (15,8±0,69%) по сравнению с 2011–2013 гг. (9,7±0,78%). Причем отмечено это во всех ландшафтных зонах: в степной рост на 42,8% (Р > 0,05); в горно-таежно-лесостепной — на 61,3% (Р > 0,05); в горно-тундрово-таежной на 150,0% (Р < 0,01). Корреляцию между обращаемостью и величиной иммунной прослойки среди населения, образованной в результате латентной иммунизации, выявить не удалось. Результаты изучения популяционного иммунитета населения существенно дополняют наши представления о состоянии природных очагов и динамики развития эпидемических процессов, происходящих в них, и могут быть использованы при планировании профилактических мероприятий.

341-348 191
Аннотация

На основании многолетних серологических обследований лиц, переболевших корью и краснухой, сложилось представление о том, что основным фактором сохранения невосприимчивости к этим инфекциям являются специфические антитела, циркулирующие в крови переболевшего практически в течение всей его жизни. Это мнение распространилось и на привитых вакцинами, в связи с этим в России проводится серологический мониторинг за привитыми коревой и краснушной вакцинами лиц разного возраста. Однако в последние годы возникла ситуация несоответствия результатов изучения напряженности специфического иммунитета с показателями заболеваемости корью. Используя тест-системы фирмы «Вектор-Бест», было проведено изучение противокоревого и противокраснушного иммунитета населения возрастных групп до 1 года,1–2 года, 3–6 лет, 7–14 лет, 15–17 лет, 18–30 лет, 31–40 лет, 41–50 лет и 51–60 лет на территории Москвы и Московской области за 2013 г. (территория с неблагоприятной эпидемической ситуацией). Были исследованы сыворотки крови от 654 случайно выбранных условно здоровых лиц и 646 пациентов того же региона с серологически подтвержденной коревой инфекцией. В результате было выявлено постепенное нарастание процента лиц, имеющих защитные уровни антител к вирусам краснухи и кори, достигающее в возрасте 7–14 лет 81,3%для кори и более 90% для краснухи. При этом процент защищенных против краснухи сохранялся и в более старшем возрасте, тогда как в возрастной группе 18–30 лет обнаружено наиболее выраженное увеличение уровня серонегативных к вирусу кори (40% и более), а в группах старше 40 лет защищенность достигала уровня85–95%. При сопоставлении доли заболевших корью лиц разного возраста с процентом лиц, имеющих защитный уровень антител в сыворотке крови, выявлена сильная отрицательная корреляция между заболеваемостью корью и уровнем напряженности популяционного противокоревого иммунитета (r = –0,76). Так, увеличение (до 28%) и снижение (до 2,9%) числа заболевших в возрастных группах 18–30 и 51–60 лет обеспечивалось снижением (до 55%) и увеличением (до 95%) лиц с защитными показателями иммунитета соответственно. Результаты анализа заболеваемости корью в разных возрастных группах показали, что среди взрослых больных(18–50 лет) ответили на инфекцию вторичным типом иммунного ответа 14,5%; среди детей и подростков таких больных выявлено не было, что свидетельствует о высокой эффективности вакцинопрофилактики.

349-354 232
Аннотация

Известно, что резистентные к антибиотикам штаммы энтеробактерий могут входить в состав микробиоты кишечника. Колонизируя организм здорового человека, устойчивые штаммы не вызывают заболеваний желудочно-кишечного тракта, при этом здоровый человек становится носителем и источником выделения таких штаммов или детерминант резистентности во внешнюю среду. Цель исследования состояла в сравнительной оценке чувствительности к антибиотикам штаммов условно-патогенных энтеробактерий, выделенных из проб испражнений жителей Гвинейской Республики (121 штамм) и Санкт-Петербурга (897 штаммов). Чувствительность к антибиотикам определяли диско-диффузионным методом согласно Клиническим рекомендациям «Определение чувствительности микроорганизмов к антимикробным препаратам» с использованием дисков производства Oxoid. У штаммов бактерий, нечувствительных к бета-лактамным препаратам, изучили механизмы резистентности, используя подтверждающие фенотипические тесты и молекулярные методы. У жителей Гвинейской Республики устойчивые к антибиотикам штаммы в составе микробиоты кишечника выявлены достоверно чаще, чем у жителей Санкт-Петербурга (83,5 и 28,7 на 100 исследованных штаммов со-ответственно), включая штаммы с множественной резистентностью (47,9 и 11,1 соответственно). У жителей Гвинейской Республики высока частота выделения штаммов энтеробактерий, устойчивых к «старым» АМП, которые часто применяли в 70-е гг. прошлого столетия, но редко используются в настоящее время в РФ и других европейских странах: тетрациклинам (63,2), триметопримсульфаметоксазолу (59,5) и аминопенициллинам (48,4). Частота выявления штаммов, устойчивых к современным клинически значимым антибиотикам (цефалоспорины, фторхинолоны, аминогликозиды) практически не отличалась у жителей Гвинейской Республики и Санкт-Петербурга. Резистентность к бета-лактамным препаратам штаммов, выделенных как у жителей Гвинейской Республики, так и Санкт-Петербурга, обусловлена практически одним механизмом — продукцией бета-лактамаз широкого и расширенного спектра различных генетических семейств. Выявленные закономерности соответствуют глобальным тенденциям формирования резистентности к антибиотикам у штаммов энтеробактерий в мире: устойчивость к аминопенициллинам у E. coli обусловлена продукцией бета-лактамазы широкого спектра ТЕМ-1 (80,0% штаммов от жителей Гвинейской Республики и 86,5% — Санкт-Петербурга), а устойчивость к цефалоспоринам расширенного спектра — продукцией бета-лактамаз расширенного спектра генетической группы СТХ-М1 (72,7 и 67,6% соответственно). Наши исследования показали, что в составе нормальной микробиоты кишечника жителей разных континентов (Европа и Африка) присутствуют бактерии (K. pneumoniaeи E. coli), штаммы которых характеризуются резистентностью к клинически значимым антибиотикам (бета-лактамам), обусловленной единым механизмом, глобально распространенным в популяциях энтеробактерий.

355-360 97
Аннотация

В последние десятилетия лямблиоз занимает второе место в структуре паразитарных заболеваний в России. Инвазия лямблиями ассоциирована с клиническими признаками аллергических реакций, дисбалансом показателей Ти В-лимфоцитов, изменениями в содержании цитокинов, иммуноглобулинов. Загрязнение воздушной среды химическими соединениями также оказывает воздействие на иммунную систему, стимулирует продукцию про- и противовоспалительных цитокинов, иммуноглобулинов. Можно предположить, что ответная реакция организма на инвазию лямблиями в условиях химического ингаляционного воздействия будет претерпевать изменения. Цель данного исследования состояла в оценке содержания цитокинов и иммуноглобулинов у подростков с лямблиозом при различной ингаляционной химической нагрузке. В обследование включены 295 подростков 13–16 лет I–III групп здоровья, не имеющих на момент обследования обострения каких-либо заболеваний и жалоб на работу органов желудочно-кишечного тракта. В цельной крови школьников исследовали клеточный состав с дифференциальным подсчетом лейкоцитарной формулы, в сыворотке крови методом иммуноферментного анализа изучили содержание антител к лямблиям, IL-2 и IL-10, IFNαи IFNγ, IgА. Для каждого школьника была проведена оценка индивидуальной ингаляционной химической нагрузки веществами, тропными к иммунной системе, с учетом данных о содержании примесей в атмосферном воздухе, воздухе помещений, информации об организации учебного процесса и отдыха учащихся, а также их антропометрических параметров. После оценки уровней антител к лямблиям сформированы группы: I — лица с инвазией лямблиями, II — без таковой. В каждой группе выделены подгруппы с индексом опасности нарушений иммунитета менее 2 и 2 и более. Установлено, что инвазия лямблиями сопровождается изменениями в относительном содержании базофилов и моноцитов, повышением уровней IFNαи IFNγ, IL-2 и IgA при индексах опасности развития патологии иммунной системы менее 2. При паразитарной инвазии у подростков с индексами опасности нарушений иммунитета равным 2 и выше отмечено снижение содержания IgA и IFNγи отсутствие различий в концентрациях IL-2 и IL-10, IFNαи показателях лейкоцитарной формулы по сравнению с лицами без лямблиоза. Можно предположить, что высокие уровни ингаляционной химической нагрузки, влияя на иммунную систему подростков, создают предпосылки для недостаточности защитных механизмов и персистенции лямблий.

361-368 140
Аннотация

Цель исследования: оценка эффективности применения оптимизированного нами способа генодиагностики на основе изотермической амплификации (LAMP) при обследовании больных с подозрением на коклюш в клинических условиях. Материалы и методы. Проведено обследование 262 пациентов в возрасте от 0 месяцев до 30 лет, госпитализированных в ГБУЗ Инфекционная клиническая больница № 1 ДЗМ. Взятие патологического материала проводили согласно МР 3.1.2.0072-13 с задней стенки ротоглотки. Экстракцию ДНК B. pertussis из исследуемых образцов проводили с помощью тест-системы «АмплиПрайм ® ДНК-сорб-АМ». Выявление специфических фрагментов генома возбудителя коклюша осуществляли методом ПЦР-РВ с помощью набора «АмплиСенс ® Bordetella multi-FL» (метод сравнения) и методом LAMP c помощью электрофореза и интеркалирующего красителя. Результаты. При использовании оптимизированного нами способа, ДНК B. pertussis обнаружена у 252 (96,2%) больных. Метод был эффективен при любых формах клинического течения коклюша — ДНК B. pertussis обнаружена у всех пациентов с тяжелой формой, в 95,8% случаев — у пациентов со среднетяжелой и в 95,3% случаев — у пациентов с легкой формой. ДНК B. Pertussis обнаружена в пробах клинического материала, полученных от больных на разных сроках от начала заболевания — от 92,3% на 1-й неделе до 96% случаев — на 5-й и более неделях заболевания. ДНК B. pertussis обнаружена в высоком проценте случаев (96,7–95,9%) и не зависела от приема антибактериальных препаратов. Дети до 1 года являются основной возрастной группой, подлежащей госпитализации при подозрении на коклюш, так как имеют наиболее высокий риск развития осложнений и тяжелых форм клинического течения. При обследовании 169 детей от 0 до 12 месяцев с помощью оптимизированного метода LAMP, ДНК B. pertussisобнаружена в 98,6% случаев у детей, больных коклюшем, в возрасте от 0–3 месяцев, в 98,4% случаев — у детей 4–7 месяцев и в 94,6% случаев — у детей 8–12 месяцев. Эффективность обнаружения ДНК возбудителя у больных коклюшем детей в возрасте до 1 года с помощью оптимизированного метода LAMP составила 97,6%.

КРАТКИЕ СООБЩЕНИЯ

369-376 127
Аннотация

Целью исследования явилось изучение особенностей фенотипа и уровней активности NAD(P)-зависимых дегидрогеназ нейтрофилов крови в прогнозе развития абдоминального сепсиса у больных распространенным гнойным перитонитом (РГП). Обследовано 50 больных РГП внебольничного и госпитального происхождения в дооперационном периоде. С 5 по 10 сут послеоперационного периода у 35 больных (70%) развился абдоминальный сепсис, у 15 больных (30%) осложнения отсутствовали. В качестве контроля обследовано 67 здоровых людей. Исследование фенотипа нейтрофильных гранулоцитов крови проводили методом проточной цитометрии с использованием прямой иммунофлуоресценции цельной периферической крови. По средней интенсивности флуоресценции оценивались уровни экспрессии поверхностных рецепторов. Исследование активности NAD(P)-зависимых дегидрогеназ в нейтрофилах крови проведено с помощью биолюминесцентного анализа. Установлено, что воспалительная реакция у больных РГП характеризуется нейтрофилезом и изменением фенотипа нейтрофилов в крови. Маркерами последующего развития сепсиса при РГП являются менее выраженное (по сравнению с показателями больных без осложнений) увеличение количества нейтрофилов, снижение содержания HLA-DR + -клеток на фоне высокого уровня нейтрофилов, экспрессирующих высокоаффинный рецептор для IgG. У пациентов без последующего развития осложнений повышается количество нейтрофилов с экспрессией рецептора CD23. Метаболизм нейтрофилов у больных РГП характеризуется снижением интенсивности пластических процессов за счет низкой активности глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы и дисбалансом активности ферментов митохондриального компартмента. Особенностью метаболизма нейтрофилов у больных РГП без последующего развития сепсиса является высокая активность анаэробной реакции лактатдегидрогеназы и снижение активности NADP-зависимой декарбоксилирующей малатдегидрогеназы. У больных РГП с последующим развитием сепсиса обнаружен высокий уровень NAD-зависимого оттока субстратов с цикла трикарбоновых кислот на реакции аминокислотного обмена через глутаматдегидрогеназу, что может повлиять на активность аэробного дыхания нейтрофилов. Установленные различия фенотипа и активности ферментов в нейтрофилах крови у больных РГП в зависимости от последующего развития сепсиса определяют возможность создания метода прогноза развития осложнений и разработки иммуноактивной терапии в послеоперационном периоде РГП.

377-382 102
Аннотация

Изучено влияние Lactobacillus delbrueckii ssp. bulgaricus на активность макрофагов — перитонеальных (ПМФ) и альвеолярных (АМФ), выделенных из организма белых мышей на 1, 3, 5, 7 сут после введения лек тина, в процессе фагоцитоза бактерий Staphylococcus aureus 209-Р. В ходе исследований было показано, что к 6 ч активность ПМФ и АМФ, выделенных через сутки после введения лектина увеличилась в 3,4 и 2,9 раза. ПМФ и АМФ, выделенные на 3 сутки из организма мышей, проявляли наибольшую активность через 6 ч инкубирования с бактериальными клетками в 1,6 и 2 раза в сравнении с контролем. На 5 сут ПМФ и АМФ про являли наибольшую активность к 6 часам в процессе фагоцитоза в сравнении с контролем, соответственно, в 2,2 и 2,4 раза. На 7 сут только АМФ имели наибольшую активность через 30 мин инкубации с бактериями в 1,5 раза в сравнении с контролем в процессе фагоцитоза in vitro S. aureus 209-P. В отношении ПМФ никаких изменений по сравнению с контролем не наблюдали. Анализ полученных данных показал, что активность макрофагов, выделенных из организма мышей, которым вводили лектинна 1, 3, 5 сут, существенно отличалась от контрольных значений на завершающих стадиях процесса фагоцитоза S. aureus 209-P. Можно предположить, что лектин, взаимодействуя с поверхностными структурами ПМФ и АМФ на 1, 3, 5 сут эксперимента, способствует более кратковременному процессу адгезии ими бактериальных клеток при фагоцитозе. Для оценки специфичности взаимодействия лектина с рецепторными структурами макрофагов были проведены эксперименты с белком, не обладающим лектиновыми свойствами — бычьим сывороточным альбумином — БСА, и с лектином, блокированным специфическими к нему углеводами. Было показано, что фагоцитарная активность макрофагов в присутствии БСА была аналогична контролю и существенно от него не отличалась. БСА не оказывал влияния на завершенность фагоцитоза бактерий макрофагами. При исследовании взаимодействия лектина, блокированного специфичными углеводами, на фагоцитарную активность макрофагов было отмечено некоторое повышение фагоцитарной активности в отношении ПМФ, через 6 ч процесса фагоцитоза и некоторое понижение после 0,5; 1 и 24 ч процесса фагоцитоза. В отношении АМФ лектин, блокированный смесью углеводов, был аналогичен контрольным значениям. Полученные результаты позволили говорить о специфичном связывании лектина L. delbrueckii ssp. bulgaricus с поверхностными рецепторами АМФ. Однако в отношении ПМФ наблюдалась небольшая активность макрофагов в процессе фагоцитоза, что говорит о специфичном и неспецифичном связывании лектина L. delbrueckii ssp. bulgaricus с поверхностными рецепторами ПМФ. Можно предположить, что на молекулярном уровне L. delbrueckii ssp. bulgaricus, помимо специфичного взаимодействия с рецепторными структурами ПМФ, может участвовать во множестве неспецифических реакций. Таким образом, лектин L. delbrueckii ssp. bulgaricus увеличивал адгезивную способность макрофагов мышей, существенно влиял на завершенность процесса фагоцитоза бактериальных клеток. Обнаружено специфическое взаимодействие L. delbrueckii ssp. bulgaricus с поверхностными рецепторами АМФ, в отношении ПМФ наблюдали и специфическое, и неспеци фическое взаимодействие.

383-387 120
Аннотация
Парвовирусная инфекция (ПВИ) широко распространена в мире: более 80% взрослого населения имеют антитела класса G к парвовирусу В19. Малярия — трансмиссивное паразитарное заболевание, вызываемое простейшим рода Plasmodium, широко распространенное в странах Африки, Юго-Восточной Азии, Океании. Целью работы было изучение влияния инфицирования парвовирусом В19 на клиническое течение малярии и исход основного заболевания. В период 2016–2018 гг. на наличие ДНК PVB19 исследованы образцы плазмы крови больных госпиталя префектуры Фрия Гвинейской Республики (ГР) с лабораторно подтвержденным диагнозом «малярия». Клиническое течение малярии у 316 обследованных пациентов оценивали как «простое» и «осложненное». В целом, ДНК PVB19 DNA была выявлена в плазме крови 55 из 316 пациентов (17,41±2,13%). Но в группе больных с коинфицированием PVB19 и P. falciparum осложненное течение малярии наблюдали у 40 из 55 (72,73±2,75%) пациентов, и в 6 из 55 случаев (10,91±4,40%) регистрировали летальный исход. В группе пациентов с малярией без коинфицирования парвовирусом В19 осложнения наблюдались у 99 из 261 пациента (37,9±3,0%); из них 2 (0,77±0,54%) умерли. Было обнаружено, что наиболее многочисленная группа в структуре больных малярией представлена детьми в возрасте до 5 лет (средний 3 года) (89, или 28,25±2,53%). Наши результаты коррелируют с данными других исследователей: среди детей в возрасте до 5 лет, проживающих в районах, эндемичных по малярии, абсолютное большинство случаев парвовирусной инфекции сопровождалось осложненным течением малярии. Парвовирусная инфекция, развивающаяся в раннем детском возрасте, может усугублять течение малярии, особенно на фоне других неблагоприятных условий (дефицит железа, недоедание, гельминтные инвазии, коинфекции и пр.). При этом инфицирование PVB19 становится критическим фактором, который может провоцировать злокачественное течение анемии с угрозой для жизни, а также вызывать другие осложнения.
388-392 134
Аннотация

Современный ареал сибирской язвы сельскохозяйственных и диких животных охватывает почти все континенты. Причиной заболевания людей традиционно является контакт с заболевшим животным в процессе ухода за ним, вынужденного его убоя или последующей разделки туши, контакт с инфицированным сырьем животного происхождения. Лицензированные вакцины внесли неоценимый вклад в улучшение эпидемиологической ситуации по сибирской язве, тем не менее, сохраняется актуальность создания вакцин, соответствующих современному уровню науки. Нами разработан прототип вакцины, содержащий рекомбинантный протективный антиген и белок S-слоя ЕА1, в рецептуру прототипа вакцины включен современный адъювант CpG 2006, показано преимущество лиофилизированной формы препарата. Цель исследования: получение лиофилизированной формы прототипа сибиреязвенной вакцины и проведение анализа соответствия основным требованиям, предъявляемым к вакцинным препаратам. Материалы и методы. Выделение рПА и белка ЕА1 осуществляли из штамма-продуцента B. anthracis 55ΔTПА-1Spo– в единой технологической линии, включающей этапы концентрирования, диафильтрации и двухступенчатой хроматографии. Адъювант CpG 2006 синтезировали по известным последовательностям. Компоненты смешивали, лиофилизировали в сублимационной установке. В качестве криопротекторов использовали комбинацию 1% сахарозы и 3% глицина. Иммунизацию лабораторных животных осуществляли подкожно двукратно с интервалом в 2 недели. Эффективность и безопасность препарата оценивали на мышах BALB/с и морских свинках на основе иммунологических, морфометрических и гистологических исследований. Титры антител в сыворотках иммунизированных животных определяли с использованием стандартных процедур твердофазного иммуноферментного анализа. Протективные свойства изучали, определяя величину LD50 тест-заражающего штамма для иммунизированных и контрольных животных и индекс иммунитета. Результаты. Проведено комплексное исследование прототипа вакцины сибиреязвенной химической, содержащего в качестве основного и дополнительного антигенов выделенные из штамма B. anthracis 55ΔTПА-1Spo– белки, а также адъювант CpG 2006 и стабилизаторы. По физико-химическим свойствам прототип отвечает требованиям к иммунобиологическим лекарственным препаратам, он не оказывает токсического действия на организм лабораторных животных при подкожном и внутрибрюшинном введении им одной человекодозы. Патоморфологические исследования органов морских свинок, иммунизированных двукратно прототипом вакцины, не выявили свидетельств повреждающего действия на клетки и ткани макроорганизма. Установлено, что прототип вакцины защищает линейных мышей при заражении тест-штаммом B. anthracis 71/12.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2220-7619 (Print)
ISSN 2313-7398 (Online)