Preview

Инфекция и иммунитет

Расширенный поиск
Online First
https://doi.org/10.15789/2220-7619-2019-0

ОБЗОРЫ 

621
Аннотация

Обзор посвящен оценке эффективности применения препаратов интерферона и индукторов его биосинтеза для лечения лейкоза кошек, а также – разработке методических подходов для повышения эффективности методов интерферонотерапии. Лейкоз кошачьих - это системное злокачественное заболевание крови вирусной природы, заканчивающееся летальным исходом в сроки примерно до 3 лет после инфицирования. Этиологический агентом, вызывающий это заболевание, является одноцепочечным  РНК-содержащим ретровирусом Feline leukemia virus (FeLV). FelV широко распространен в популяциях домашних кошек всех стран, а также нередко выявляется и в крови диких кошек, в том числе - представителей редких и исчезающих видов семейства кошачьих.  В некоторых регионах распространенность FeLV может быть значительной не только среди домашних кошек, но и среди диких. В настоящее время существует несколько коммерчески доступных вакцинных препаратов для защиты кошек от FeLV-инфекции (например, инактивированные цельновирионные вакцины типа Nobivac feline 2-FeLV с адъювантом, двух-адъвантная субъединичая вакцина на основе белковых антигенов возбудителя и безадъювантная векторная ДНК вакцина. Однако ни одна из существующих вакцин не обеспечивает надежную защиту от этого вируса. Кроме того, вакцинация кошек против FeLV нередко сопряжена с развитием разнообразных осложнений воспалительного, аллергического характера, шоковых реакций и даже таких крайне серьезных побочных эффектов как развитие вакцин-ассоциированной саркомы в месте инъекции, что некоторые авторы связывают с применением адъювантов типа солей алюминия и др.

В данном обзоре дается краткая характеристика вируса FeLV, элементы патогенеза ассоциированных с FeLV-инфекцией патологических состояний, а также - современных технологий профилактики и лечения лейкоза кошек. Дается оценка истории и современного состояния интерферонотерапии FeLV-инфекции и связанных с ней неопластических процессов у домашних кошек и некоторых диких видов семейства кошачьих. Рассматриваются возможные мероприятия, направленные на повышение эффективности интерфероно-терапии лейкоза кошек на основе применения новых препаратов рекомбинантного интерферона различных типов и подтипов, а также – индукторов интерферона. В заключении отмечается, что еще одним интересным и потенциально очень перспективным выбором при определении стратегии биотерапии, связанной с модуляцией системы IFN  в организме животных, пораженных FeLV-инфекцией, является применение индукторов образования эндогенного IFN.

448
Аннотация

Применение вакцины от лихорадки Денге (CYD-TDV) в Азии в настоящее время остается достаточно ограниченным и противоречивым из-за вопросов безопасности, пока остающихся не оцененных должным образом. Поэтому, целью нашего обзора было проведение оценки безопасности вакцины CYD-TDV на основее анализа данных по эффективности ее применения в Азии. Поиск релевантных ключевых слов в электронных базах данных обнаружил 309 научных статей, среди которых в обзор вошли лишь четыре публикации. Исходная распространённость серотипов среди участников исследований составляла 50-80%. В отношении безопасности вакцины CYD-TDV показано, что реакция в месте введения (боль, отек, эритема) отмечены с относительным риском (RR) 95% ДИ (0.46-1.76), а системные реакции (лихорадка, головная боль, миалгия) также при RR 95% ДИ (0.89-1.81). Из четырех работ, включенных в обзор, три содержат данные о ряде тяжелых неблагополучных эффектах при RR 95% ДИ (0.92-2.11). В отношении иммуноленности показана что для DENV-2 отмечено высокое среднее геометрическое значение титра в 67.8 (95%ДИ 64.8-70.8), DENV-3 – в 73.1 (95% ДИ 69.9-76.3), а для DENV- 4 – в 65 (95% ДИ 62-67.9), когда при обнаружении даже меньших величин оэто согласуется в другими опубликованными работами по иммуногенности вакцины CYD-TDV в отношении серотипов DENV. В нашем обзоре показано, что вакцина CYD-TDV может рассматриваться для применения в Азии, но с учетом ряда условий и следования настоящим рекомендациям по безопасности.

242
Аннотация

Во второй части обзора приведены новые сведения о факторах патогенеза судорожного синдрома у детей, в том числе о значительной роли вирусной инфекции в развитии судорог и эпилепсии (ЭПЛ) у детей, о чем свидетельствуют данные клинических и экспериментальных исследований. Различные формы судорожного синдрома, ассоциированного с вирусной инфекцией, включают фебрильные судороги и фебрильный эпилептический статус, острые симптоматические судороги при энцефалитах и постэнцефалитическую эпилепсию. Причинным фактором фебрильных судорог и фебрильного эпилептического статуса чаще всего служит герпес вирус человека 6-го типа, который выделен и при височной эпилепсии. Фебрильные судороги и, особенно, фебрильный эпилептический статус ассоциированы с развитием в дальнейшем эпилепсии. Особого внимания заслуживает эпилептический синдром, связанный с фебрильными инфекциями, (FIRES), поражающий чаще детей школьного возраста и отличающийся крайне тяжелым течением и неблагоприятным исходом. Судорожный синдром ассоциирован с системным воспалением и гиперпродукцией провоспалительных цитокинов, повышающих проницаемость гематоэнцефалического барьера и функциональную активность резидентных клеток мозга, которые участвуют в генерации судорог и поддерживают эпилептогенез. С учетом ключевой роли воспаления в генезе судорожного синдрома цитокины и хемокины в последние десятилетия широко изучаются в качестве возможных прогностических критериев эпилептогенеза. Нейроспецифические белки исследуются как маркеры поражения клеток мозга при разных воспалительных заболеваниях центральной нервной системы. В первой части обзора были изложены современные сведения о системном и локальном ответе цитокинов/хемокинов при вирусных энцефалитах. Здесь представлены клинические исследования в основном за последние 5-7 лет с определением цитокинов/хемокинов и нейроспецифических белков у детей с разными формами судорожного синдрома, в том числе эпилепсией. Обсуждаются ассоциации уровня биомаркеров с клиническими параметрами болезни и возможность их использования в диагностике и прогнозе ее дальнейшего течения.

34
Аннотация

Мелиоидоз – тяжелое инфекционное заболевание людей и животных, против которого в настоящее время не существует эффективной вакцины. Возбудитель мелиоидоза – Burkholderia pseudomallei –сапрофит, входящий в состав микробиоты влажных почв тропических и субтропических стран. Наблюдается значительный рост количества завозных случаев мелиоидоза в страны умеренного климата. Заражение мелиоидозом преимущественно происходит  чрескожно, аэрогенно и при употреблении контаминированной воды. Описаны отдельные случаи  вертикальной, половой, зоонозной и нозокомиальной передачи мелиоидоза. Предрасполагающими к развитию инфекции факторами в эндемичных странах являются возраст старше 45 лет, сахарный диабет 2 типа, алкоголизм, заболевания печени, хронические заболевания легких, почек и талассемия, а также длительное применение стероидов и иммуносупрессивной терапии. Достоверного влияния сопутствующих заболеваний на развитие мелиоидоза у путешественников не обнаружено – предрасполагающие факторы имели менее 50% заболевших. Инкубационный период заболевания варьирует в пределах 21-х суток (в среднем, 9 дней), при высокой инфицирующей дозе – менее суток, но может быть весьма длительным. Постинфекционного иммунитета нет, возможно повторное заражение. B. pseudomallei обладает обширным набором факторов вирулентности, позволяющим успешно избегать врожденного иммунного ответа хозяина, выживать и размножаться в широком диапазоне клеток, включая фагоцитирующие, что наряду с целым рядом других факторов определяет высокий уровень летальности мелиоидоза. Для острой формы мелиоидоза характерны пневмония, множественные абсцессы, бактериемия и системный сепсис. Лечение длительное, включает внутривенный и пероральный курсы антибиотиков. B. pseudomallei устойчив к пенициллинам,  первому и второму поколению цефалоспоринов, аминогликозидам, макролидам, хлорамфениколу, фторхинолонам, тетрациклинам, триметоприму, а в некоторых случаях и котримаксазолу и редко к цефтазидиму. Ранняя диагностика и надлежащее лечение имеют решающее значение для уменьшения серьезных осложнений, ведущих к высокой смертности, и предотвращения рецидивов заболевания. Однако мелиоидоз не имеет патогномоничных признаков и это заболевание мало известно врачам и микробиологам. Выделение культуры B. pseudomallei из любого клинического образца является диагностическим. Колонии возбудителя выглядят как посторонняя микрофлора и часто выбрасываются как не имеющие клинического значения. Результаты серологических тестов на выявление антител к возбудителю мелиоидоза неоднозначны. Выявление антигенов лимитировано бактериальной нагрузкой в исследуемом образце. Из ускоренных методов выявления возбудителя мелиоидоза и его идентификации наибольшей чувствительностью и специфичностью обладает ПЦР. Автоматическая идентификация с использованием микробиологических анализаторов обычно дает хорошие результаты, но около 15% изолятов идентифицируются неверно. Времяпролетная масс-спектрометрия с матрично-активированной лазерной десорбцией/ионизацией точно идентифицирует практически все штаммы при дополнении базы данных эталонными спектрами для B. pseudomallei.

24
Аннотация

 

This review provides an analysis of scientific information and systematization of information regarding aspects of the Microbiology and pathogenesis of chlamydia infection. Chlamydia are obligate intracellular microorganisms that are sensitive to any cells of the human body where energy parasitism is possible: to various types of epithelium, fibrocytes, histiocytes, epithelial, glial and muscle cells, flat epithelium of the brain and eyeball, neurons, monocytes, macrophages. Chlamydia in their structure, chemical composition and enzymatic activity are close to gram-negative bacteria, as they retain their morphological essence throughout the life cycle, have a cell wall, ribosomes, DNA, RNA, biochemical elements of glycolysis, tissue respiration, peptose synthesis, are sensitive to a number of broad-spectrum antibiotics, and have the ability to divide vegetative forms. In recent decades, the pathogenesis and clinical symptoms of chlamydial lesions of the urogenital tract, nervous, cardio-vascular, musculoskeletal and bronchopulmonary systems have been actively studied, and new approaches and treatment schemes for patients infected with chlamydia continue to be developed. Chlamydia infection has been an important and urgent problem for many decades, not only because of its high prevalence, but also because of the high frequency of complications that negatively affect the health of the population and its demographic indicators. Chlamydia causes many diseases that lead to the chronization of the inflammatory process of all organs and systems of the human body, affect the reproduction of the population. Mandatory statistical accounting of cases of chlamydia detection, introduced in the Russian Federation in 1994, does not reflect the actual incidence. The increase in the number of inflammatory diseases of the upper respiratory tract caused by chlamydia undoubtedly increases the etiological significance of this pathogen, however, information concerning the etiopathogenetic role of chlamydia in ENT pathology is ambiguous and contradictory.in the literature, a large range of variation in the frequency of detection of chlamydia pathogen is presented. This is due to the lack of awareness of doctors about the microbiological properties of chlamydia, pathogenetic and clinical features of the manifestation of this infection, and the lack of a common and clear opinion on the algorithms for identifying and treating chlamydia. Since most nosological forms associated with this pathogen are asymptomatic, knowledge of the pathogenetic features of intracellular infection on the example of chlamydia will prevent the spread of infection and reduce the socio-economic consequences caused by chlamydia.

26
Аннотация
Пандемия COVID-19, начавшаяся в марте 2020 г., вновь привлекла внимание к проблеме терапии первичных вирусных пневмоний (ПВП), когда поражение тканей нижних отделов респираторного тракта, включая функционально важные альвеоциты, происходит в результате инфицирования клеток патогенами из царства Virae. В то время, как лечение пневмоний бактериальной этиологии опирается на базовый подход, связанный с применением антибиотиков (эффективность которых требуется всё чаще верифицировать в связи с «проклятием эффекта резистентности» – однако это не отменяет существо базового подхода), эффективное лечение ПВП осуществимо лишь при наличии этиотропных противовирусных препаратов, которых катастрофически недостаточно. В случае вируса гриппа А (Articulavirales: Orthomyxoviridae, Alphainfluenzavirus) этиотропные препараты известны со второй половины прошлого века. Однако консенсус среди клиницистов отсутствует по отношению к особо опасным коронавирусам (Nidovirales: Coronaviridae, Betacoronavirus) человека, под эгидой опасности которых развивается мировая эпидемиология XXI века: SARS-CoV (подрод Sarbecovirus), MERS-CoV (Merbecovirus), SARS-CoV-2 (Sarbecovirus). И следует готовиться к тому, что увеличение плотности населения и масштабирование процессов антропогенного воздействия на экосистемы увеличивает вероятность преодоления межвидовых барьеров природно-очаговыми вирусами и их проникновения в человеческую популяцию с неблагоприятными эпидемическими последствиями. Поэтому терапия ПВП уже в ближайшее время должна получить системное развитие. Платформой для разработки такой системы могли бы стать антимикробные пептиды (АМП), представляющие собой элементы неспецифического врожденного иммунитета к широкому кругу инфекционных патогенов: бактерий (Bacteria), микроскопических грибов (Fungi) и вирусов (Virae). В представленном обзоре обосновывается выбор указанной платформы и приводятся известные примеры успешного использования АМП в лечении ПВП и связанных с ними патологических состояний.
6
Аннотация

В статье рассматриваются вопросы отнесения новой коронавирусной инфекции COVID-19 к зоонозам на основании данных о вероятном происхождении вируса SARS-CoV-2, возможном формировании его резервуара в организме животных (летучих мышей) и восприимчивости к нему человека.

Сегодня доминирует точка зрения, что вспышка COVID-19 возникла в результате преодоления коронавирусом SARS-CoV-2 межвидового барьера, приобретения способности инфицировать человека и распространяться в этой популяции. Сравнительный филогенетический анализ на молекулярном уровне показал, что SARS-CoV-2 генетически наиболее близок к коронавирусам летучих мышей, в частности к штаммам RmYN02 и RaTG13, изолированным от подковообразной летучей мыши – вида, считающемуся основным хозяином коронавирусов SARS-CoV и MERS-CoV.

Выявлена способность коронавируса SARS-CoV-2 инфицировать различные виды диких животных.  SARS-CoV-2 был обнаружен у норок на фермах в Нидерландах, смертность составила от 1,2 до 2,4 %. При инфицировании коронавирусом SARS-CoV-2 макак-резусов у них имела место продуктивная инфекция, обнаружена виремия.

Установлено, что кошки являются восприимчивыми хозяевами человеческого вируса SARS-CoV-2. Вероятное объяснение этому кроется в высокой степени сходства между человеческими и кошачьими формами рецептора ACE2. Показано, что собаки могут заразиться, но не передают вирус другим животным. На сегодняшний день Всемирная организация по охране здоровья животных за весь период пандемии не располагает сведениями о случаях заражения человека от домашних питомцев.

Таким образом, нет доказательств того, что животные играют роль в распространении SARS-CoV-2 среди людей в текущий период пандемии. Вспышки среди людей вызваны передачей вируса от человека к человеку, и, исходя из информации, доступной на сегодняшний день, риск распространения COVID-19 от животных считается низким. Необходимы дополнительные исследования, чтобы понять, как может COVID-19 затронуть животных самых разных видов и насколько велики риски передачи инфекции от них людям.

Аннотация

Данная статья посвящена анализу и обобщению результатов отечественных и зарубежных работ по влиянию природно-климатических факторов на интенсивность проявлений эпидемического процесса и жизнедеятельность переносчиков возбудителей наиболее актуальных для Российской Федерации природно-очаговых инфекций. На протяжении последних семи лет инфекции, передающиеся клещами (среди которых по распространенности и частоте регистраций случаев лидирует иксодовый клещевой боррелиоз) составляют более 50 % в общей нозологической структуре природно-очаговых болезней. Серьезную угрозу для здоровья населения страны по-прежнему представляет клещевой вирусный энцефалит. На территории юга Европейской части России сохраняется напряженная эпидемиологическая ситуация по Крымской геморрагической лихорадке – помимо ежегодного выявления множественных случаев заболевания, наблюдается выраженная тенденция смещения и расширения ареала возбудителя в северном направлении, что создает риск распространения вируса Крымской-Конго геморрагической лихорадки за пределы южных регионов страны. Регистрируется высокий уровень заболеваемости опасной трансмиссивной инфекцией – лихорадкой Западного Нила с вовлечением в эпидемических процесс новых субъектов и появлением местных случаев заражения на ранее неэндемичных территориях. Отмечается расширение границ природных очагов геморрагической лихорадки c почечным синдромом, являющейся самым широко распространенным природно-очаговым зоонозом вирусной этиологии в Российской Федерации и в течение многих лет занимающей по частоте выявления больных второе место после инфекций, передающихся клещами. В ходе работы были систематизированы данные исследований о зависимости численности переносчиков возбудителей и динамики заболеваемости природно-очаговых инфекций от значений климатических факторов, подтвержденной с помощью различных методов математической статистики (анализа временных рядов, авторегрессии интегрированного скользящего среднего, логистической регрессии, корреляционного анализа, однофакторного дисперсионного анализа и других). Установлено, что общими абиотическими факторами для всех рассматриваемых инфекций являются температура и влажность воздуха и почвы, количество выпавших осадков, высота снежного покрова, значения которых могут быть использованы для последующего составления эпидемиологического прогноза. Перспективным является дальнейшее изучение связи уровня заболеваемости населения, численности членистоногих переносчиков возбудителей и мелких млекопитающих с показателями влажности и температуры почвы на различной глубине, гидротермического коэффициента, нормализованного относительного индекса растительности, накопленных значений температуры и осадков, а также проведение аналогичных исследований по другим распространённым в стране природно-очаговым инфекциям.

8
Аннотация

Резюме.

Helicobacter pylori один из наиболее распространенных микроорганизмов-комменсалов организма человека, колонизирующий до 60% жителей всех континентов. Некоторые штаммы Hpylori приобрели вирулентные свойства и их присутствие может существенно осложнять течение атрофического гастрита типа В, язвенной болезни желудка и 12-перстной кишки, а также злокачественные заболевания желудка. В подобных ситуациях проведение эрадикационной терапии представляется патогенетически оправданным. Международные рекомендации по проведению стандартной тройной эрадикационной терапии первой линии, включающей ингибитор протонной помпы (ИПП), амоксициллин и кларитромицин курсом в 7-10 дней были предложены в 1996 году.  До начала XXI века ее активно и с высокой эффективностью (до 90%) применяли повсеместно, однако позднее стали появляться сообщения о катастрофическом снижении результатов (до 60%). Затем выяснилось, что эффективность трехкомпонентной (тройной) терапии прямо коррелирует с резистентностью к кларитромицину, существенно возросшей в последние десятилетия, что вызвало необходимость создания новых схем элиминации хеликобактеров. Были проанализированы результаты различных современных схем эрадикации H. рylori, включая варианты модифицированной тройной терапии, связанные с включением новых препаратов либо увеличением продолжительности эрадикации. В частности, было предложено заменить амоксициллин на метронидазол. Однако, дальнейшие исследования показали, что сочетание кларитромицина с амоксициллином представляется более предпочтительным, что обусловлено высоким уровнем резистентности H. pylori к метронидазолу во многих странах. Были проанализированы попытки параллельного применения пробиотиков, в частности культур различных видов Lactobacillus, которое  увеличивает уровень эрадикации при проведении стандартной тройной терапии с 61,5% до 81,6%, а также  достоверно  снижает выраженность побочных эффектов. Показано, что перспективным путем повышения эффективности 7-дневных схем терапии первой линии с кларитромицином является применение современных эффективных ИПП (например, эзомепразола или рабепразола). Рассмотрена схема модифицированной последовательной терапии с заменой кларитромицина на тетрациклин или левофлоксацин, показавшей высокую эффективность.  Проанализирован вариант стандартной  тройной терапии, модифицированный в квадротерапию дополнением метронидазола или тинидазола. Показано, что схема последовательной терапии неэффективна для эрадикации полирезистентных штаммов. В идеале, лечение бактериальных инфекций должно базироваться на проведении эндоскопического забора биоптатов слизистой желудка с последующим микробиологическим определением чувствительности выделенных изолятов к антибактериальным препаратам  in vitro.

 

ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ 

272
Аннотация

Цель исследования - оценка напряженности иммунитета к вирусу кори работников медицинских организаций разного профиля, лиц молодого возраста и новорожденных. Материалы и методы: Определен иммунный статус к вирусу кори у основных сотрудников СПб ГБУЗ “Родильный дом №10” (386 человек), лиц гражданского персонала медицинских сотрудников до 50 лет клиник Военно-медицинской академии им С.М. Кирова (ВМедА) (1399 человека), курсантов ВМеДА (304 человека) и 34 новорожденных детей методом ИФА (ВектоКорь-IgG). Результаты: Выявлен высокий общий уровень защищенности против вируса кори сотрудников медицинских организаций: иммунитет к вирусу кори серологически подтвердился у 87,5±3,3% сотрудников роддома и 81,6±2,1% сотрудников клиник ВМеДА. Различий в иммунном статусе среди различных категорий медицинского персонала и медицинского персонала отделений различного профиля не выявлено. Более низкий популяционный иммунитет наблюдался в возрастной группе 20-40 лет. Среди сотрудников родильного дома удельный вес серопозитивных к вирусу кори среди персонала 20-40 лет составил 75,9% (95% ДИ 67,2%-82,9%), 40-59 лет –91,5% (95% ДИ 86,7%-94,7%), лица 60 лет и старше были все серопозитивны (95% ДИ 94,6%-100%). Двукратная вакцинация не являлась гарантией наличия эффективного противокоревого иммунитета. Большинство серонегативных лиц имели в анамнезе двукратную вакцинацию, поэтому, даже при наличии двукратной вакцинации против кори в анамнезе необходимо проведение серологического обследования перед приемом на работу в медицинскую организацию. Более 90% сотрудников составляют женщины. Исходя из этого, женщины фертильного возраста, документально привитые двукратно, но иммунологически серонегативные, подвергаются риску заболевания корью и внутриутробного инфицирования плода, а также увеличивается риск заболевания детей до достижения прививочного возраста. Это подтверждается тем, что только 70,6±15,3% новорожденных детей имели иммунитет к вирусу кори. Удельный вес серонегативных новорожденных (29,4±15,3%) сравним с долей серонегативного персонала родильного дома в возрасте 20-40 лет (24,1±8,1%). Среди более молодой возрастной группы (лица в возрасте от 18 до 23 лет) – курсантов военно-медицинской академии, выявлена значительно более существенная доля серонегативных лиц - 48,3±5,6%, что делает высокой вероятность возникновения эпидемической вспышки при заносе кори в данные организованные коллективы. Выводы: В условиях элиминации кори, необходима разработка программы скрининга на наличие антител к вирусу кори среди лиц молодого и среднего возраста.

18
Аннотация

Инфекционные диареи являются одной из ведущих причин развития летальных исходов у детей младшего возраста. Их дифференциальная диагностика представляет объективные трудности в первые часы заболеваний. Данные лабораторных исследований аутопсийного материала и патологоанатомических исследований дают ценную информацию для представления о спектре дифференциальной диагностики и этиологической структуры инфекционных диарей у детей младшего возраста с летальными исходами.

Материалы и методы: В исследование были включены 100 случаев летальных исходов у детей в возрасте младше шести лет, зарегистрированных на территории РФ в период с ноября 2011 по декабрь 2019гг, которым на различных этапах оказания медицинской помощи был поставлен диагноз инфекционной диареи. Проводился анализ данных, представленных в медицинской документации и исследование образцов аутопсийного материала с применением методов амплификации нуклеиновых кислот (МАНК).

Результаты: По результатам комплекса прижизненных и посмертных исследований, диагноз инфекционных диарей был пересмотрен у 24 пациентов.

У пациентов с неподтвержденным диагнозом ОКИ наиболее часто выявлялись пневмонии 45,8% (11/24), сепсис 29,2% (7/24), менингиты/менингоэнцефалиты, острая хирургическая патология и асфиксия, связанная с аспирацией рвотных масс по 16,7% (4/24).

Возбудители инфекционных диарей были выявлены у 71 из 76 пациентов с подтвержденным диагнозом ОКИ. Наибольшее распространение имели ротавирусы гр А 52,6% (40/76), аденовирусы гр F 17,1% (13/76) и норовирусы 13,2% (10/76). В 29 случаях (38,2%) выявлялись сочетания патогенов. У пациентов с инфекционными диареями летальные исходы на догоспитальном этапе наблюдались в 17 (22,4%) случаев. Дети первого года жизни составили 62,2%, второго – 20,3% от общего количества летальных исходов на фоне ОКИ. У 64 из 76 (84,2%) детей отсутствовал неблагоприятный преморбидный фон. Патологиями, наиболее часто сочетающимися с инфекционными диареями при развитии летальных исходов явились пневмонии (в т.ч. аспирационные) 22,4% (17/76) и аспирационная асфиксия 6,6% (5/76). У 7,9% (6/76) детей был диагностирован гемолитико-уремический синдром, ассоциированный с диареей.

Выводы: Дети первых лет жизни являются группой риска развития летальных исходов при инфекционных диареях. Отсутствие неблагоприятного преморбидного фона, не должно рассматриваться в качестве достоверного позитивного прогностического критерия. Диагностика пневмоний должна входить в обязательный план обследования детей с тяжелым течением инфекционных диарей. По результатам исследования клинического и аутопсийного материала, ротавирусы грА лидируют в спектре возбудителей инфекционных диарей с летальными исходами у детей младшего возраста. 

Особое внимание в первые дни болезни должно уделяться профилактике аспирации рвотных масс.

300
Аннотация

Резюме. Цель исследования – характеристика токсигенных штаммов Corynebacterium diphtheriaе, выделенных на территории России в 2017 - 2019 гг. В исследование включено 12 токсигенных штаммов C.diphtheriae, выделенных в период с января 2017 г. по июнь 2019 г. Изучение штаммов С.diphtheriae проводили по культурально-морфологическим, токсигенным и биохимическим свойствам. Генотипирование штаммов C.diphtheriae осуществляли с помощью MЛСТ и секвенирования гена dtxR с последующим проведением биоинформационного анализа. Результаты. Токсигенные штаммы С.diphtheriae были выделены в Новосибирской, Самарской и Челябинской областях, Ханты-Мансийском автономном округе - Югре и Республике Северная Осетия - Алания. Среди изученных штаммов, 5 штаммов были выделены от больных дифтерией (из которых только в одном случае была средне-тяжелая форма клинического течения и в остальных – легкая форма) и 7 штаммов – от бактерионосителей. У больных дифтерией в двух случаях идентифицированы штаммы C.diphtheriae биовара gravis, принадлежащие к сиквенс-типу ST25, в одном случае – штамм биовара gravis ST8 и в двух случаях – штаммы биовара mitis ST67. У бактерионосителей токсигенных C.diphtheriae в двух случаях идентифицированы штаммы биовара gravis сиквенс-типа ST25 и в 4 случаях – штаммы биовара mitis ST67. В одном случае идентифицировать сиквенс-тип не удалось. Все выявленные сиквенс-типы являются широко распространенными в мире и представлены большим количеством изолятов в базе данных PubMLST, а также характеризуются значительным количеством производных сиквенс-типов. При этом они входят в различные клональные комплексы и значительно отличаются друг от друга, что способствует их надежному различению в МЛСТ. Изучение особенностей структуры гена dtxR показало, что все выявленные аллельные варианты гена являются типичными для представителей этих сиквенс-типов, новых аллельных варианты гена dtxR у изученных штаммов не было обнаружено. Показано, что несинонимичная замена C440T с заменой аминокислоты А147V встречается в пределах только одного аллеля, характерного для представителей сиквенс-типов ST8, ST185, ST195 и ST451, что говорит о поздно произошедшей мутации. Полиморфизм C640A с заменой аминокислоты L214I присутствует не только в данном аллеле, но и в более базальных ветвях дерева, что свидетельствует об изолейцине как о предковом состоянии белка.

343
Аннотация

Целью данной работы является анализ результатов комплексных эпидемиологических и зоолого-энтомологических исследований для определения эколого-эпидемиологических особенностей очагов клещевого вирусного энцефалита (КВЭ) и клещевого боррелиоза (КБ), а также роли антропогенных факторов в их эпидемическом проявлении для совершенствования противоэпидемических мероприятий.

Проанализированы многолетние данные о показателях обилия клещей, собранных на флаг, в разных районах Республики Коми (РК). С помощью иммуноферментного анализа и полимеразной цепной реакции определена инфицированность вирусом клещевого энцефалита и Borrelia burgdorferi клещей, собранных с растительности, людей и домашних животных в разных районах РК. Проанализированы данные о количестве жителей РК, пострадавших от нападения клещей с 1994 по 2017 годы, о заболеваемости КВЭ с 1970 по 2017 годы и КБ с 1997 по 2017 годы, о влиянии трансформации лесов на заболеваемость КВЭ.

Отмечен существенный рост численности клещей в 2006 - 2017 годах в южных районах РК и экспансия этих кровососущих на Север. Также показано, что территория РК, на которой регистрировались случаи нападения клещей на жителей, значительно расширилась. Средние показатели покусанности клещами выросли в 2006 - 2017 годах по сравнению с 1994 - 2005 годами более чем в четыре раза. В районах, где вырубка лесов наиболее выражена, увеличилось количество жителей, пострадавших от присасывания клещей, и был зарегистрирован выраженный подъём заболеваемости КВЭ.

В последние годы выявлено увеличение инфицированности клещей вирусом клещевого энцефалита, как собранных с растительности, так и с пострадавших людей и животных.

Среднегодовые показатели заболеваемости КВЭ в 2006 - 2017 годах по сравнению с 1970 - 1981 годами и 1982 - 1993 годами увеличились в 11 и 36 раз соответственно.

В последние годы стали регистрироваться наиболее тяжёлые очаговые формы болезни. В период с 1996 по 2017 годы летальность при КВЭ составила 2,3%.

Основные черты эпидемиологии КБ сходны с таковыми при КВЭ. Так, доля инфицированности клещей, собранных с травы, Borrelia burgdorferi увеличилась с 9,5% в 2010 году до 34,7% в 2017 году. Отмечен резкий подъём заболеваемости и значительное расширение территорий на Север, где эта инфекция стала регистрироваться лишь в последние годы. КБ и КВЭ имеют выраженный профессиональный характер.

Аргументирована необходимость проведения адресной профилактики клещевых инфекций с учётом местных особенностей. Северные территории РК, на которых в последние годы были зарегистрированы случаи нападения клещей на жителей, следует рассматривать в качестве потенциально эндемичных.

422
Аннотация

Поиск прогностических маркеров коинфекции ВИЧ и туберкулез (ВИЧ/ТБ), особенно, при множественной лекарственной устойчивости Mycobacterium tuberculosis (МЛУ МБТ),  ассоциированной с низкими показателями излечения ТБ, является актуальным в связи с проблемой выбора адекватных противотуберкулезных мероприятий, способных снизить уровень летальности. Обследованы 113 больных ВИЧ/ТБ в возрасте от 24 до 58 лет –  70 мужчин и 43 женщины, находившиеся на стационарном лечении в Новокузнецком клиническом противотуберкулезном диспансере в период 2017-2019 гг.  МЛУ МБТ   (резистентность одновременно к изониазиду и рифампицину) обнаружена у  50 пациентов (у 12 больных с МЛУ МБТ имелась дополнительная резистентность к фторхинолонам) в возрасте от 24 до 54 лет – 31 мужчина и 19 женщин. В группу контроля включено 49 практически здоровых лиц в возрасте от 27 до 72 лет (26 женщин и 23 мужчины), не имеющих признаков очаговой и системной инфекции с умеренно выраженными возрастными изменениями. В образцах плазмы крови определены концентрации общих (неспецифических) иммуноглобулинов классов Е, М, G, А (в том числе,  секреторного иммуноглобулина А, sIgA) методом твердофазного иммуноферментного анализа.  Для статистической обработки результатов использованы пакеты лицензионных программ InStatII, Microsoft Excel, IBM SPSS Statistics 22. Выявлен большой интервал индивидуальной вариабельности количества CD4-лимфоцитов как среди умерших, так и среди живущих обследованных  пациентов с ВИЧ/ТБ, что является недостатком использования этого показателя для предикции летальности. Установлено, что содержание общих IgЕ, IgМ, IgG, IgА и sIgA  в плазме крови больных ВИЧ/ТБ выше в сравнении с контролем, а у умерших больных концентрация IgЕ и sIgА больше, чем  у живущих.  Установлен коэффициент предикции (КП) исхода заболевания для пациентов с ВИЧ/ТБ и МЛУ МБТ, равный отношению произведения концентраций IgE, IgМ, IgA и секреторного IgA в плазме крови к количеству CD4-лимфоцитов (КП= IgE× IgМ×IgA×sIgA / CD4).  КП более 200 был выявлен у 77% умерших и 6% живущих пациентов. Относительный риск летального исхода при КП >200  оказался очень высоким (OR=56,7 р<0,0001) и был в 8,5 раз выше, чем при CD4 < 200 (OR=6,7 р=0,0237). Выявленная положительная корреляционная связь КП с летальным исходом более значима,  чем у показателя CD4. Представленные  результаты позволяют предложить КП в качестве эффективного прогностического критерия при ВИЧ/ТБ с МЛУ МБТ для клинического использования.    

334
Аннотация
Целью исследования явилось получение и характеристика рекомбинантной вакцины, предназначенной для иммунопрофилактики инфекций, вызываемых Pseudomonas aeruginosa. При создании вакцины использован комплекс двух высокоиммуногенных рекомбинантных белков P. aeruginosa. Первый компонент вакцины представлял собой рекомбинантную форму белка F наружной мембраны (OprF), а второй – рекомбинантную атоксическую форму (анатоксин) экзотоксина А. Эти антигены позволили разработать вакцину способную стимулировать иммунные реакции против поверхностных структур бактерии и способствовать синтезу нейтрализующих антител против экзотоксина А, одного из наиболее опасных факторов патогенности P. aeruginosa. Рекомбинантные белки синтезировали в клетках Escherichia coli и выделяли в результате двухэтапной очистки. В случае рекомбинантного белка OprF на первом этапе получали осадок, содержащий гидрофобную фракцию белков продуцента, а в случае рекомбинантного анатоксина – тельца-включения. На втором этапе проводили аффинную хроматографию в колонках с никель-сефарозой. Очищенные рекомбинантные белки диализовали против буферного раствора, содержащего 50 mМ Tris-HCl (pH 9,0) и 0,01 % Tween 20, а затем стерилизовали фильтрацией. Для исследования были получены три серии рекомбинантной вакцины синегнойной (РВС), в которой рекомбинантные антигены находились в сорбированном с гидроокисью алюминия состоянии. В этой вакцине рекомбинантный белок OprF использовали в дозе 25 мкг, а рекомбинантный анатоксин – в дозе 50 мкг. Определение полноты сорбции рекомбинантных антигенов в составе вакцины оценивали методом электрофореза в полиакриламидном геле, используя для нанесения препараты РВС, сконцентрированные ультрафильтрацией в спин колонках. С целью оценки подлинности рекомбинантной вакцины разработали оригинальный метод. Для этого проводили десорбцию антигенов с последующей концентрацией препарата с помощью спин колонок. Полученные сконцентрированные десорбированные вакцинные препараты анализировали методом электрофореза в полиакриламидном геле и иммуноблоттингом. В результате чего, подтверждено наличие специфических рекомбинантных антигенов в составе вакцины. Экспериментальные серии РВС проявляли специфическую активность (защитные свойства) в эксперименте на животных (мышах). При этом использована схема двукратного, с двухнедельным интервалом внутрибрюшинной иммунизации, а затем через две недели мышей заражали токсигенной культурой P. aeruginosa штамма PA-103. Индексы эффективности защитных свойств (ИЭ) экспериментальных серий вакцины составляли не менее трех (ИЭ: 3,0 – 3,3), что превышало в полтора раза эффективность использования компонентов вакцины по отдельности (ИЭ: 2,0 – 2,3). Таким образом, подтвержден аддитивный эффект использования комплексного препарата для защиты от инфицирования токигенными штаммами синегнойной палочки.
351
Аннотация
Грипп является социально-значимой инфекцией, ежегодно наносящей значительный ущерб здоровью населения и экономике страны. Вакцинопрофилактика является наиболее эффективным способом борьбы с гриппом и его осложнениями. Существуют разнообразные вакцины против гриппа, однако, их общим недостатком является узкая специфичность, необходимость ежегодного обновления штаммового состава, не всегда удовлетворительная иммуногенность, а, следовательно, и эффективность. В этой связи пристальное внимание уделяется проблеме разработки универсальных гриппозных вакцин, направленных на индукцию перекрестно-реагирующих факторов иммунного ответа к наиболее консервативным участкам вирусных белков. Антитела против нейраминидазы (NA) способны обеспечивать гетеросубтипическую защиту, что важно ввиду потенциальной угрозы со стороны вирусов гриппа, с отличающимся гемагглютинином и нейраминидазой по сравнению с вирусами, которые циркулируют в настоящее время. Настоящее исследование посвящено поиску новых и анализу ранее предсказанных линейных B-клеточных эпитопов NA, консервативных среди всех подтипов вируса гриппа А. Было обнаружено 8 консервативных линейных В-клеточных эпитопов, расположенных вокруг активного центра нейраминидазы, три из которых (MNPNQKIITIGS, ILRTQESEC и DNWKGSNRP) были синтезированы de novo, конъюгированы c бычьим сывороточным альбумином и далее использовались для иммунизации мышей. В сыворотках иммунизированных мышей выявлялись IgG антитела, специфически связывающиеся в иммуноферментном анализе с различными вирусами гриппа А, содержащими NA подтипов N1, N2, N3 и N9. Иммунизация NA пептидами не защитила мышей от существенной потери веса после инфицирования летальным вирусом гриппа H1N1. Тем не менее, все иммунизированные мыши выжили в течение периода наблюдения, тогда как в контрольной группе выживаемость составила только 28,6%. Анализ вирусной нагрузки в легких мышей, зараженных вирусом H1N1, не выявил различий в титрах ни на 4, ни на 8 сутки после заражения. В то же время, защитный эффект отсутствовал при заражении мышей летальным вирусом гриппа H7N9: уровень летальности, потеря веса и титры вируса в легких были сопоставимы у иммунизированных и контрольных мышей. Полученные в настоящем исследовании данные показали наличие кросс-реактивности у анти-NA антител, индуцируемых при иммунизации NA пептидами, а также защитной эффективности в отношении инфекции, вызванной вирусом H1N1, но не вирусом H7N9. Эти результаты указывают на перспективность использования линейных B-клеточных эпитопов NA для дизайна эпитоп-направленных гриппозных вакцин, но при этом требуется более глубокое и полное исследование специфичности консервативных эпитопов NA, а также оптимизация схем иммунизации для достижения более высоких показателей защитной эффективности.
186
Аннотация

Протекция при туберкулезной инфекции во многом определяется способностью тканевых макрофагов организма хозяина ограничивать рост и распространение микобактерий. Способные к размножению внутри макрофагов хозяина микобактерии выработали ряд защитных механизмов, препятствующих слиянию фагосом с лизосомами, избегая тем самым разрушительного воздействия лизосомальных ферментов. Сапозины представляют собой небольшие, кислые, термостабильные, не обладающие ферментативной активностью гликолипопротеины, участвующие в качестве кофакторов в процессах деградации гликосфинголипидов с короткими олигосахаридными головными группами. Сапозины A, B, C и D образуются в кислых эндосомах в результате расщепления исходной молекулы просапозина. Влияние сапозинов на иммунный ответ человека на микобактериальную инфекцию обусловлено их участием в процессе презентации антигенов микобактерий на молекулах CD1. В предварительных исследованиях методом электронной микроскопии нами было обнаружено повреждающее действие сапозина Д на мембрану Mycobacterium tuberculosis в кислой среде. Эти данные позволили нам предположить, что сапозин Д является важным компонентом защиты от туберкулезной инфекции.

Цель исследования. Изучение влияния дефицита сапозина Д на формирование противотуберкулезного иммунного ответа и на способность макрофагов подавлять рост M. tuberculosis.

Материалы и методы. Работу проводили на интерстициальных легочных макрофагах и макрофагах перитонеального экссудата мышей родительской линии C57BL/6 и дефицитной по гену сапозина Д линии C57BL/6-SapD-/-.

Результаты. В результате проведенных исследований было установлено, что макрофаги мышей линии C57BL/6 дикого типа, как интерстициальные легочные, так и перитонеального экссудата, значительно более эффективно, чем макрофаги дефицитные по гену SAPD контролируют рост микобактерий in vitro. Для изучения возможности компенсации дефицита сапозина Д в макрофагах перитонеального экссудата мышей C57BL/6-SapD-/- была создана генетическая конструкция, содержащая искусственный ген сапозина Д, на основе лентивирусного вектора. Заражение дефицитных по гену SAPD перитонеальных макрофагов экспрессионным вектором приводило к компенсации дефицита сапозина Д в этих клетках и восстановлению их бактерицидной функции. Механизм действия всех известных на сегодня лекарств объясняется влиянием на различные пути метаболизма микобактерий (ингибиция биосинтеза жирных кислот, арабиногалактана, пептидогликана и биосинтеза белка; ингибиция ДНК-зависимых процессов, протоновых насосов и цитохром Р450-зависимых монооксигеназ).

Выводы. Показано, что дефицит сапозина Д препятствует активации бактерицидной функции макрофагов in vitro. Наше исследование может являться предпосылкой биологического обоснования возможности использования генетической конструкции на основе гена природного белка человека, а именно сапозина Д, в качестве нового противотуберкулезного препарата.
177
Аннотация

Цель исследования: изучить функциональную активность нейтрофильных гранулоцитов крови у больных с инвазией Opisthorchis felineus с кожным синдромом. Материалы и методы. Всего было обследовано 92 больных хроническим описторхозом, из них 38 пациентов (20 мужчин и 18 женщин, средний возраст 35,7±3,9 лет) были с кожным синдромом и 54 пациента (28 мужчин и 26 женщин, средний возраст 36,5±4,1 лет) без кожного синдрома, и 32 практически здоровых пациентов (17 мужчин и 15 женщин, средний возраст 41,5 лет). Основным методом диагностики описторхоза являлось определение яиц или тел взрослых паразитов в дуоденальном содержимом и/или в кале, которое применялось у всех 92 пациентов с описторхозом. Фиброз печени определялся методом эластометрии по шкале METAVIR у всех 92 больных описторхозом. Исследование функциональной активности нейтрофильных гранулоцитов в крови было проведено всем 92 больным описторхозом и 32 здоровым лицам из группы контроля методом хемилюминесцентного анализа с измерением интенсивности выработки активных форм кислорода в спонтанной и зимозан-индуцированной реакции в люцигенин- и люминол-зависимых процессах. Результаты. У больных описторхозом с кожным синдромом в сравнении с пациентами с описторхозом без кожного синдрома была зарегистрирована более высокая частота болей в правом подреберье, диспепсии, астеновегетативного синдрома, кожного зуда, эозинофилии крови, гипербилирубинемии, холестатического синдрома, холецистита, гепатомегалии, а также содержание иммуноглобулина Е. Фиброз печени F3-F4 по METAVIR определялся у 18,4% больных описторхозом с кожным синдромом и у 11,1% лиц с описторхозом без кожного синдрома (ОШ=1,78; ДИ 0,57-5,57; р=0,5). Как в люминол-зависимом, так и люцигенин-зависимом процессах у больных описторхозом с кожным синдромом регистрировалось значительное снижение функциональной активности нейтрофильных гранулоцитов в сравнении с пациентами с описторхозом без кожного синдрома, о чем свидетельствовало значительное снижение максимальной интенсивности выработки активных форм кислорода и площади под кривой хемилюминесценции как в спонтанной реакции, так и в индуцированной зимозаном реакции. Заключение. Полученные результаты позволяют считать, что наличие кожного синдрома у больных описторхозом сопровождается более значимыми клинико-лабораторными проявлениями и снижением функциональной активности нейтрофилов крови, в связи с чем его можно считать маркером тяжести патологии. Проект «Иммуно-биохимическая модель прогнозирования выраженности предраковых изменений в печени у больных хроническим описторхозом» проведен при поддержке Красноярского краевого фонда науки (код заявки: 2019051404996).

199
Аннотация

Туберкулезный плеврит (pleural tuberculosis - pTB) является очень распространенной формой внелегочного туберкулеза (ТБ). Его диагностика представляет собой серьезную проблему во всем мире из-за ограничений доступных традиционных диагностических методов. К последним относятся микроскопическое исследование плевральной жидкости на наличие кислотоустойчивых микроорганизмов, культивирование микобактерий из плеврального экссудата на твердых или жидких средах, и гистологическое исследование биопсии плевры; эти тесты имеют признанные ограничения для клинического использования. Таким образом, чтобы преодолеть эти ограничения, внимание было направлено на разработку новых диагностических тестов, основанных на амплификации нуклеиновых кислот, таких как, полимеразная цепная реакция (ПЦР) и ПЦР в реальном времени (РТ-ПЦР), благодаря их точности, быстроте, высокой чувствительности и специфичности. В этом контексте данное исследование было проведено для оценки эффективности методов молекулярной диагностики при дифференциации микобактерий туберкулеза и нетуберкулезных микобактерий в плевральном экссудате. Пятьдесят пациентов с плевритом были включены в проспективное исследование в г. Рабат, Марокко. Эффективность ПЦР двух ДНК-мишеней - IS6110 и микобактериального внутреннего транскрибируемого спейсера (MYITS) для диагностики туберкулезного плеврита оценивали на основании сравнения с результатами гистологического исследования и культивирования. Наши результаты показали, что IS6110-ПЦР может выявить pTB с чувствительностью и специфичностью 41,6% и 85,7%, соответственно. Таким образом, полученные результаты подтверждают, что молекулярные тесты имеют относительно высокую специфичность для диагностики внелегочного туберкулеза, но более низкую чувствительность, поэтому положительный результат рассматривается как подтверждение pTB, тогда как отрицательный тест не может исключать заболевание. Хотя исследование было ограничено небольшим размером выборки, оно добавляет к совокупности доказательств полезности молекулярного тестирования в качестве дополнения к гистологическому исследованию для точной диагностики pTB, своевременного лечения и предотвращения появления и распространения лекарственно-устойчивого pTB. Необходимы дальнейшие усилия для повышения чувствительности молекулярных методов и определения оптимальных молекулярных мишеней, которые могут быть полезны в клинической практике.

186
Аннотация

Цель работы – изучить распространенность генетических детерминант адгезии штаммов уропатогенной Ecoli и оценить их связь с уровнем специфической и неспецифической адгезии. Объектами исследования являлись бактериальные культуры E. coli (n=33), выделенные от пациентов с инфекциями мочевыводящих путей. Принадлежность штаммов к филогенетической группе определяли с помощью Clermont quadriplex-ПЦР. Детекцию генов фимбриальных и афимбриальных адгезинов проводили методом ПЦР по конечной точке. Стандартными методами оценивали уровни специфической адгезии к эритроцитам, неспецифической адгезии к гидрофильной и гидрофобной поверхностям, а также биопленкообразующую способность штаммов. Среди исследуемых штаммов гены адгезинов были детектированы со следующими частотами: fimH – 75,76%, flu – 66,67%, iha – 39,40%, papC – 33,33%. С равной частотой 18,18% встречались sfaDE, upaG, afa/draBC и yqi, тогда как eaeA – 0%. Семь штаммов (21,21%) имели гены только фимбриальных адгезинов и три (9,09%) – только афимбриальных или белков наружной мембраны, у 21 (63,64%) штамма присутствовали одновременно гены обоих типов адгезинов. Среди 33 культур было обнаружено 23 индивидуальных адгезивных генотипа. В 45,45% случаев встречались четыре и более гена адгезии, при этом в 60% такие штаммы принадлежали к филогруппе В2. Расчет отношения шансов показал, что встречаемость генов адгезии yqi и sfaDE в E. coli филогруппы В2 была выше в 14 раз (OR=14,286), в 10 раз чаще встречался ген flu (OR=10,000). Не было обнаружено связи между наличием генов адгезии и уровнем специфической адгезии к эритроцитам, в то время как были получены достоверные отличия для неспецифической адгезии: fimH+, papC+ и upaG+ штаммы характеризовались более высоким уровнем прикрепления к стеклу. Показано, что фимбриальные адгезины в большей степени определяли бактериальную адгезию и биопленкообразование, чем афимбриальные. Тенденция к формированию более массивных биопленок на поверхности латексного катетера штаммами с положительным генетическим профилем была отмечена для всех носителей генов, участвующих в адгезии.

208
Аннотация

Возрастная макулярная дегенерация (ВМД) и центральная серозная хориоретинопатия (ЦСХ) - заболевания  заднего отрезка глаза, нередко  приводящие к снижению зрительных функций.   Их патогенез во многом не ясен. Среди факторов риска развития хронического воспаления рассматривают различные микроорганизмы,  в частности     Cytomegalovirus. Цель – анализ  гуморального ответа на  индивидуальные  белки     CMV  у пациентов с ВМД и ЦСХ в условиях хронической CMV- инфекции  и  ее реактивации.  Материалы и методы. Обследовано 104 пациента, серопозитивных к CMV: 75 - с ВМД  и 29 - с ЦСХ.  В иммуноферментном анализе определяли IgM- и  IgG-антитела к поздним вирусным антигенам и  IgG-антитела к основному неструктурному предраннему антигену CMV (IE). В линейном иммуноанализе определяли  IgG-антитела к индивидуальным антигенам CMV: основному неструктурному предраннему белку (IE), ДНК-связывающему фосфопротеину рр52, фосфопротеинам тегумента  рр150, рр65, рр28. Использовали  рекомбинантные антигены IE, р52, р150, р65, р28, содержащие иммунодоминантные белковые фрагменты вирусных антигенов. Учитывали положительные (интенсивность окрашивания линии 2+) и сильно положительные результаты (интенсивность окрашивания линии 3+). Результаты. У пациентов с хронической CMV-инфекцией частота выявления антител к индивидуальным антигенам в обеих группах была сопоставима.  Уровень серопозитивности к р150 и р65 был существенно выше, чем к р52 и р28. У пациентов с ВМД, в отличие от ЦСХ, достоверно  преобладал умеренно положительный ответ  (2+) на все исследуемые  антигены. При реактивации хронической CMV-инфекции у больных с ВМД повышался  уровень серопозитивности ко всем антигенам,  увеличивалось число случаев с интенсивно положительным ответом на отдельные антигены, но по-прежнему   преобладали пациенты с умеренно положительным ответом. В группе с ЦСХ реактивация хронической CMV- инфекции отмечена всего у 6 пациентов,  что не позволяет провести сравнительных анализ между этими двумя группами. Заключение. Основное отличие между пациентами с ВМД и ЦСХ, хронически инфицированными CMV, состояло не в частоте выявления антител к разным рекомбинантным антигенам, а в интенсивности иммунного ответа:  у пациентов с ВМД в отличие от больных с ЦСХ  превалировала умеренная продукция (2+) антител. Существенное отличие касалось уровня антител к р150: при ВМД преобладал умеренный антительный ответ (2+), а при ЦСХ- интенсивно положительный (3+) (р<0.05).  Возможно, умеренно выраженный синтез антител к исследованным рекомбинантным антигенам  CMV у пациентов с ВМД отражает слабую экспрессию вирусных антигенов   в условиях хронической инфекции, в результате чего длительно поддерживается  антигенная стимуляция, приводящая к продолжительному воспалению.

   

 

 

 

 

 

 

Features of IgG-antibodies production to individual cytomegalovirus proteins in various eye diseases (age-related macular degeneration and Central serous chorioretinopathy)

V. V. Neroev1 , G. I. Krichevskay1, G. I. Alatortseva2 , M. V. Ryabina1, A. P. Sarygina1, L. N. Nesterenko2 , V. V. Dotsenko.2 , L. N. Lukhverchik2 2.

1Helmholtz National Medical Research Center of Eye Diseases, Moscow, Russia

²Federal State Budgetary Scientific Institution «I. Mechnikov Research Institute of  Vaccines and Sera», Moscow, Russia 

Summary. Age-related macular degeneration (AMD) and Central serous chorioretinopathy (CSC) are diseases of the posterior segment of the eye that often lead to a decrease in visual functions. Their pathogenesis is largely unclear. Among the risk factors for the development of chronic inflammation, various microorganisms are considered, in particular Cytomegalovirus. The goal is to analyze the humoral response to individual Cytomegalovirus proteins in patients with AMD and CSC in conditions of chronic infection and its reactivation. Material and methods. 104 patients who were seropositive to Cytomegalovirus were examined: 75 with AMD and 29 with CSС. In the ELISA, IgM- and IgG- antibodies to late viral antigens and IgG antibodies to the main non-structural immediate early (IE)  antigen were determined. IgG antibodies to individual Cytomegalovirus phosphoproteins: the main non-structural immediate early protein (IE), the DNA-binding phosphoprotein pp52, and the phosphoproteins of the tegument (pp150, pp65, and pp28) were determined in a Line-Immunoassay: Recombinant antigens containing immunodominant protein fragments of viral antigens (p52, p150, p65, p28) were used. Only positive (bands 2+) and strongly positive (bands 3+) results  were taken into account. Results. In patients with chronic CMV infection, the frequency of detection of antibodies to individual antigens in both groups was comparable. The level of seropositivity to р150 and р65 was significantly higher than to р52 and р28 (p<0.05). In patients with AMD, in contrast to CSС, a moderately positive response (2+) to all the studied antigens significantly prevailed. When reactivating chronic CMV infection in patients with AMD, the level of seropositivity to all antigens increased, the number of cases with an intensely positive response to individual antigens increased, but patients with a moderately positive response still prevailed. In the group with CSС, reactivation of chronic CMV infection was observed in only 6 patients, which does not allow for a comparative analysis between these two groups.  Conclusion.The main difference between patients with AMD and CSC who were chronically infected with CMV was not in the level of seropositivity to individual recombinant antigens, but in the intensity of antibody synthesis: in patients with AMD, in contrast to patients with CSC, moderate production (bands 2+) of antibodies prevailed. A significant difference was related to the level of antibodies to p150: in AMD, a moderate antibody response (bands 2+), and in CSC, a strongly positive response  (bands 3+) prevailed (p<0.05). Perhaps a moderate synthesis of antibodies to the studied recombinant CMV antigens in patients with AMD reflects weak expression of viral antigens in conditions of chronic infection, as a result of which antigenic stimulation is maintained for a long time, leading to prolonged inflammation.

408
Аннотация

Резюме. Селезенка является вторичным иммунным и самым крупным органом ретикуло-эндотелиальной системы, активно вовлекаемым в процесс при инфекционном мононуклеозе. На клиническом уровне оценка степени участия органа в патологической процессе маловероятна. Как правило, для диагностики спленомегалии используется только пальпаторное и перкуторное определение размеров селезенки, что является поздним и субъективным признаком вероятной спленомегалии. Ультразвуковое исследование дает широкие возможности в изучении ответа селезенки на течение инфекционного мононуклеоза. Целью настоящего исследования являлось выявление морфометрических и доплерографических изменений селезенки у пациентов с инфекционным мононуклеозом. Материалы и методы. Было обследовано 24 пациента с инфекционным мононуклеозом, составивших группу исследования. Контрольная группа представлена 30 здоровыми студентами медицинского института. Все участникам проведено ультразвуковое исследование селезенки. Оценивались эхоструктура органа, четкость контура, измерялись линейные размеры: длина, ширина, толщина селезенки. Измерения скоростных показателей в селезеночной артерии и вене проводилось в области ворот селезенки. Позиционирование эластографического окна при фиброэластометрии выполнялось в окне стандартного серошкального исследования. Измерения производились в 5 и более точках паренхимы селезенки с отступом от капсулярной зоны и зоны крупных сосудов не менее чем на 4-5 мм. На основании полученных морфометрических измерений проведены расчеты массы и коэффициента массы селезенки (КМС), отношения массы селезенки и росту и площади поверхности тела. Результаты. В исследовании установлено, то у пациентов с инфекционным мононуклеозом длина, толщина и масса селезенки статистически значимо больше, чем у здоровых. Но, масса органа варьирует в широких пределах, в связи с чем выполнен расчет КМС, который является объективным критерием размеров селезенки. Установлено, что течение инфекционного мононуклеоза имеет три варианта ответа селезенки: уменьшение, КМС менее 1,5; нормальная величина, КМС находится в диапазоне от 1,5 до 4; спленомегалия, КМС более 4. Спленомегалия ассоциирована с повышением жесткости органа, пиковой скорости кровотока и давления в v. Lienalis, а также перипортальной лимфаденопатией.  Выявленные изменения характерна для пациентов молодого возраста. Заключение. Ультразвуковое исследование селезенки имеет высокую диагностическую ценность у пациентов с инфекционным мононуклеозом. С помощью метода возможна точная оценка состояния иммунных органов в остром периоде болезни. На доклиническом уровне возможна градация спленомегалии в зависимости от степени ее выраженности, оценка гемодинамики и жесткости органа. 

214
Аннотация

Дана молекулярно-генетическая характеристика клинического штамма Klebsiella pneumoniae KP254, принадлежащего к клональной группе 23, на основании результатов полногеномного секвенирования. Известно, что представители данной клональной группы могут обладать высоко вирулентными свойствами и являться возбудителями внебольничных инфекций. Фенотипически штамм K. pneumoniae KP254 характеризуется множественной лекарственной устойчивостью, включая карбапенемы. В структуре хромосомы обнаружены детерминанты антибиотикорезистентности (blaSHV-1, oqxAB, fosA) и патогенности, кодирующие фимбрии 1, 3 типов и синтез белка-сидерофора иерсинеобактина. Установлено отсутствие конъюгативного элемента ICEKp1, острова патогенности KPHPI208, а также генов аллантоинового регулона, которыми часто обладают высоковирулентные штаммы. Анализ нуклеотидных последовательностей in silico позволил выявить репликоны плазмид групп несовместимости FII, FIAHI1/FIIK, Col440I, ColpVC, FIBK, FIIpCRY. В результате объединения контигов относительно референсных последовательностей с использованием сервиса BLASTN определено наличие предположительно двух плазмид антибиотикорезистентности IncFII и IncFIIpCRY, и одной плазмиды вирулентности IncFIBK. В структуру плазмиды вирулентности входят детерминанты белка-сидерофора аэробактина, регулятора мукоидного фенотипа RmpA2, а также гены устойчивости к тяжелым металлам. Покрытие нуклеотидной последовательности плазмиды вирулентности составило 93% относительно плазмиды вирулентности pK2044 с уровнем идентичности 99,38%, делетированными оказались области ответственные за синтез сальмохелина и белка RmpA. Набор детерминант антибиотикорезистентности, выявленных в структуре мобилома, включает гены бета-лактамазы LAP-2 (плазмида IncFIIpCRY) - аналога TEM-1, а также бела-лактамазы расширенного спектра CTX-X-55 (плазмида IncFII). Обе детерминанты являются редко регистрируемыми на территории Российской Федерации. Дополнительно в составе плазмидной ДНК обнаружены широко распространенные гены blaOXA-1, aac(3')-IIa, ∆catB4, aac(6')-Ib-cr, tet(A), qnrS1, sul2, catA2. В структуре резистома отсутствую гены карбапенемаз, в то время как исследуемый штамм обладает устойчивостью к карбапенемам. В результате анализа транслированных последовательностей генов пориновых белков OmpK35 и OmpK36 обнаружены мутационные изменения, которые привели к формированию стоп-кодона в гене ompK35, а аминокислотная последовательность OmpK36 содержит большое количество замен, вставок и делеций. Наличие подобных изменений является одним из факторов, определяющих устойчивость к карбапенемам. Синергетический эффект может оказывать активность эффлюксных насосов, присутствующих в структуре генома K. pneumoniae KP254, в частности, AcrAB-TolC и KpnEF. Таким образом, у исследуемого штамма наблюдается сохранение наиболее значимых признаков, характерных для представителей эволюционной ветки высоковирулентных штаммов клебсиелл, и в тоже время приобретение генетических детерминант множественной лекарственной устойчивости.

341
Аннотация

Исследование новых противомикробных соединений включает определение механизма их воздействия на микробную клетку. Как правило, действие большинства современных синтетических противомикробных препаратов связано либо с подавлением синтеза ДНК, либо с подавлением бактериального белкового синтеза на уровне трансляции или транскрипции.

Существуют чувствительные и простые методы скрининга и мониторинга потенциальной генотоксической активности широкого спектра природных и синтетических соединений. До настоящего времени широко применялся тест Эймса, основанный на чувствительности штаммов сальмонелл к канцерогенным химическим веществам, хотя некоторые соединения, вызывающие негативные по Эймсу реакции, на самом деле могли быть канцерогенными для животных.

Аналогично, SOS-хромотест – это SOS-транскрипционный анализ, способный оценить повреждение ДНК, вызванное химическими и физическими мутагенами. Он измеряет экспрессию репортерного гена (β-галактозидазы). Фермент β-галактозидаза перерабатывает орто-нитрофенил галактопиранозид с образованием желтого соединения, обнаруженного при 420 нм. Затем индукцию β-галактозидазы нормализуют по активности щелочной фосфатазы, фермента, экспрессируемого конститутивно Escherichia coli. SOS-хромотест также широко используется для генотоксикологических исследований. Ответ быстрый (несколько часов) и не требует выживания тестерного штамма. Кривые доза-эффект для различных химических веществ включают линейную область. Наклон этой области берется как мера индукции SOS.

Поэтому для исследования выбран SOS-хромотест, позволяющий выявить ДНК-опосредованное действие исследуемых соединений.

Целью работы стала оценка SOS-индуцирующей активности противомикробных соединений на основе замещенных 1Н-индол-4-,5-,6-,7-иламинов.

В качестве тестерного штамма в исследовании использован штамм Escherichia coli PQ 37 с генотипом F- thr leu his-4 pyrD thi galE galК lacΔU169 srl300::Th10 rpoB rpsL uvrA rfa trp::Mис+ sfi A::Mud(Aр, lac)cts.  Благодаря присутствию «сшивки» генов sfi A::lac Z, экспрессия гена β-галактозидазы lacZ в штамме PQ 37 находится под контролем промотора гена sfiA, одного из компонентов SOS-регулона E.coli. Показателем SOS-индуцирующей активности исследуемых соединений в SOS-хромотесте является активность β-галактозидазы, которая оценивается относительно активности конститутивного фермента микроорганизмов – щелочной фосфатазы, что позволяет контролировать также токсический эффект исследуемых соединений на клетки бактерий.

Результаты исследований показали, что 4,4,4-трифтор-N-(6-метокси-1,2,3-триметил-1Н-индол-5-ил)-3-оксобутанамид (1), 4,4,4-трифтор-N-(6-метил-2-фенил-1Н-индол-5-ил)-3-оксобутанамид (2) и N-(1,5-диметил-2-фенил-1Н-индол-6-ил)-4,4,4-трифтор-3-оксобутанамид (3) не обладают SOS-индуцирующей активностью в исследуемых концентрациях. 4-Гидрокси-8-фенил-4-(трифторметил)-1,3,4,7-тетрагидро-2Н-пирроло[2,3-h]-хинолин-2-он (4), 9-гидрокси-5-метил-2-фенил-9-(трифторметил)-1,6,8,9-тетрагидро-7Н-пирроло-[2,3-f]хинолин-7-он (5), 6-гидрокси-2,3-диметил-6-(трифторметил)-1,6,7,9-тетрагидро-8H-пирроло[3,2-h]хинолин-8-он (6) и 1,2,3,9-тетраметил-6-(трифторметил)-1,9-дигидро-8H-пирроло[3,2-h]хинолин-8-он (7) в бактерицидных концентрациях оказывали дозозависимую SOS-индуцирующую активность. Полученные результаты исследований позволили выявить соединения 4,5,6,7, механизм действия которых включает воздействие на ДНК микробной клетки.

391
Аннотация

Медицинские работники – группа риска по контакту с больным и заболеванию корью. Инфицированные корью сотрудники учреждений здравоохранения могут способствовать внутрибольничному распространению кори и являться источником инфекции для наиболее уязвимого контингента пациентов, беременных женщин, новорождённых, больных с иммуносупрессией.  С целью изучения гуморального иммунитета к кори у медицинских работников и факторов, влияющих на него, проведено поперечное исследование с включением 847 медицинских работников Архангельской областной клинической больницы. Количественное определение антител (иммуноглобулины G) к вирусу кори проводилось методом иммуноферментного анализа ВектоКорь-IgG («ВЕКТОР-БЕСТ», Россия). Согласно инструкции к набору концентрация IgG выше 0,18 МЕ/мл расценивалась, как положительный результат (условно защитный титр), уровень антител 0,12-0,17 МЕ/мл – как сомнительный, а титр ниже 0,12 МЕ/мл – как отрицательный результат. Оценка влияния на серологический статус сотрудника таких факторов, как пол, возраст, место работы (отделение), занимаемая должность, осуществлялась при помощи логистической регрессии для бинарной переменной отклика. Большинство участников исследования было женского пола (92,1%). Медиана возраста составила 48 (39; 57) лет. Преобладали сотрудники соматических отделений (26,7%). У 93,7% медработников концентрация антител к вирусу кори превышала условно защитный титр (выше 0,18 МЕ/мл), 4,4% были серонегативны к кори, у 1,9% получили сомнительный результат обследования. Уровень антител к кори зависел от возраста медработника и не зависел от пола. Все сотрудники старше 60 лет были серопозитивны к кори. Среди медработников моложе 35 лет только 77% имели условно защитные титры антител. Персонал в возрасте от 35 до 60 лет был серопозитивным в 95,5% случаев. Доля серонегативных к кори лиц не зависела от должности (врач, медицинская сестра, уборщик), но значительно варьировала между отделениями, в котором работали участники исследования. По результатам логистической регрессии шансы серонегативного результата теста были в 4,4 раза выше у работников соматических отделений в сравнении с другими отделениями. Среди сотрудников, родившихся с 1968 по 1984 годы серонегативные встречались в 10 раз реже, чем среди рождённых после 1985 года. Среди лиц старше 60 лет серонегативные сотрудники выявлялись в 50 раз реже, чем среди лиц младше 35 лет. Медиана концентрации IgG к кори в крови привитых  медработников, 0,56 (0,23; 1,37) МЕ/мл, была статистически значимо ниже, чем у переболевших 4,2 (3,5; 5) МЕ/мл, U=137451, p<0,001. У обследованных в динамике сотрудников титр антител к кори за 5 лет снизился в среднем в 1,2-1,9 раза (в среднем – 1,5). Таким образом, в группе обследованных медицинских работников многопрофильной лечебной организации доля восприимчивых к кори составила 6,3%. Основным фактором, влияющим на уровень иммунитета, был возраст. Учитывая снижение поствакцинального иммунитета (в 1,5 раза за 5 лет), для предотвращения заноса кори в лечебно-профилактические организации необходимо проводить серомониторинг среди привитых медицинских работников не реже 1 раза в 5 лет с последующей ревакцинацией серонегативных.

153
Аннотация

В настоящее время практически отсутствует информация о структуре сообщества грибов рода Candida, которое может поразить организм ВИЧ-инфицированных пациентов и явиться этиологическим фактором кандидозного поражения. Сказанное определило цель работы: исследование структуры сообщества грибов рода Candida, колонизирующих ротоглотку ВИЧ-инфицированных пациентов с клиническими проявлениями орофаренгиального кандидоза. Проведено микробиологическое исследование ротоглотки 31 ВИЧ-инфицированного пациента (51,6% мужчин и 48,4% женщин) с клиническими проявлениями орофарингеального кандидоза, проходивших стационарное лечение в КИБ №2 г. Москвы в период 2015-2017 гг. В ходе исследования мы подтвердили разнообразие видов грибов рода Candida, обнаруживаемых в ротоглотке ВИЧ-инфицированных пациентов. Всего было выделено 52 изолята грибов рода Candida, среди которых доминирующее положение занимали C.albicans (57,7%). Из «non-albicans» видов с наибольшей частотой встречались C. glabrata (21,1%). «Минорные» компоненты были представлены C. tropicalis (11,5%) и C. krusei (9,6%). C. albicans и C. glabrata были чувствительны к полиенам, а «минорные» компоненты сообщества – к итроконазолу и клотримазолу. Подавляющее число штаммов было резистентно к флуконазолу. Было обнаружено, что сообщество грибов рода имеет определенную архитектуру. Микроб может присутствовать в биотопе ротоглотки ВИЧ-инфицированных пациентов как монокультура, так и ассоциация: гомогенная, состоящая из штаммов одного вида, или гетерогенная, образованная несколькими видами. У 18 пациентов (58,1%) грибы рода Candida были выделены в виде монокультуры, а у 13 (41,9%) – в форме ассоциаций,  сформированых 34 изолятами (65,4% от общего числа), из которых 16 (30,8%) – были выделены из гомогенных ассоциаций и 18 (34,6%) – гетерогенных. Двукомпонентных ассоциаций было 9 (69,2%), а состоявших их трех и более компонентов - 4 (30,8%). Оказалось, что архитектура рассматриваемого сообщества во многом определяется его видовым составом, что подтверждает ранее полученные данные. Наиболее часто образовывали ассоциации C. krusei (100,0%) и C. albicans (73,3%). При этом C. albicans чаще всего (72,7%) формировали гомогенный тип ассоциаций. Чувствительность грибов рода Candida к антимикотическим препаратам зависела также от архитектуры их сообщества. Так, C. albicans в условиях гетерогенных ассоциаций проявляла широкий спектр резистентности. Таким образом, грибы рода Candida присутствуют в биотопе ротоглотки ВИЧ-инфицированных пациентов с симптомами орофаренгиального кандидоза в виде монокультуры или ассоциаций: гомогенных или гетерогенных. Чувствительность данных грибов к антимикотическим препаратам зависит от архитектуры сообщества.

97
Аннотация

В статье изложены взгляды на условия формирования заболеваемости разных категорий военнослужащих (проходящих военную службу по призыву в воинских частях и соединениях, а также курсантов, обучающихся в военных образовательных организациях Министерства обороны Российской Федерации) острыми респираторными инфекциями верхних дыхательных путей, как имеющими наибольшую военно-эпидемиологическую значимость практически для всех воинских контингентов. По результатам изучения литературных данных выделены две группы условий формирования заболеваемости острыми респираторными инфекциями верхних дыхательных путей: внешние (связанные с воздействием на военнослужащих специфических факторов военной службы) и внутренние (связанные с особенностями индивидуальной восприимчивости к данной группе инфекций). На основе результатов ретроспективного эпидемиологического анализа заболеваемости острыми респираторными инфекциями верхних дыхательных путей показаны особенности течения эпидемического процесса инфекционных заболеваний из данной группы среди военнослужащих, проходящих военную службу по призыву в воинских частях и соединениях, а также в Военно-медицинской академии им.С.М.Кирова за 2011-2017 годы. Показано, что внутригодовая динамика заболеваемости (по среднемесячным показателям) распределялась неравномерно и формировала два чётко выраженных сезонных подъема, достоверно превышающих верхний предел круглогодичной заболеваемости. При этом выявлены различия в организации учебной и служебной деятельности различных категорий военнослужащих, оказывающие разное влияние на формирование заболеваемости. По результатам ретроспективного эпидемиологического анализа персонифицированной заболеваемости курсантов Военно-медицинской академии им.С.М.Кирова за 2011-2017 годы и сравнительного анализа обращаемости по законченным случаям показано наличие и относительно стабильная доля военнослужащих, чаще  других заболевавших острыми респираторными инфекциями верхних дыхательных путей на протяжении всего 6-летнего периода обучения. По результатам анализа рассчитанной среднегодовой частоты возникновения заболеваний острыми респираторными инфекциями верхних дыхательных путей установлена неравномерность распределения курсантов внутри обследованных факультетов Военно-медицинской академии им.С.М.Кирова в соответствии с четырьмя выделенными группами по среднегодовой частоте заболевания указанными инфекциями. Выделены курсанты, часто болеющие и редко болеющие острыми респираторными инфекциями верхних дыхательных путей. Приведены результаты комбинированного социо-психологического исследования в  группах часто- и редкоболеющих курсантов, показывающие индивидуальные признаки и поведенческие особенности, по которым отдельные военнослужащие могут быть отнесены к контингентам риска повышенной восприимчивости к острым респираторным инфекциям верхних дыхательных путей для целей организации персонализированных санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий.

239
Аннотация

Вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) является значимой медико-социальной проблемой для многих развитых стран. При ВИЧ-ифекции  характерно развитие хронической патологии почек, а также развитие острого почечного повреждения. В ряде регионов определенный вклад в развитие почечной патологии у ВИЧ-инфицированных может вносить геморрагическая лихорадка с почечным синдромом (ГЛПС). Целью исследования является выявление клинико-лабораторные особенности течения ГЛПС на фоне ВИЧ-инфекции. Проведено ретроспективное исследование. Сформированы две группы: первая – 9 больных, перенесших ГЛПС на фоне имеющейся ВИЧ-инфекции; вторая – 53 больных, перенесших ГЛПС и не имевших клинико-эпидемиологических указаний на ВИЧ-инфекцию. Сравниваемые группы сопоставимы по полу и возрасту. Средний возраст пациентов первой группы составил 34 года, второй – 31. Для статистического анализа использовали лицензированную программу SPSS 22.0. Критический уровень значимости p для статистических критериев принимали равным 0,05. В целом у всех больных течение ГЛПС сопровождалось характерными проявлениями: интоксикационным синдромом, нарушением зрения, геморрагической сыпью, болью в поясничной области, снижением диуреза, тромбоцитопенией, протеинурией, полиморфным мочевым синдромом и азотемией. Больных ГЛПС на фоне сопутствующей ВИЧ-инфекции чаще беспокоят сухость во рту, вздутие живота, видимая одышка. Лабораторные изменения описывают более тяжелое повреждения почек. Показана прямая сильная связь между количеством лейкоцитов и уровнем мочевины в крови у больных с сопутствующей ВИЧ-инфекцией (r=0,798; p=0,01). Сочетание ГЛПС и ВИЧ сопровождалось более легким течением ГЛПС – частота легкого течения заболевания почти в 6 раз выше среди этой группы больных. При этом не отмечено случаев тяжелого течения геморрагической лихорадки с почечным синдромом при сочетании ее с ВИЧ. В ходе данного исследования получены неоднозначные результаты. Предрасположенность ВИЧ-инфицированных к почечной патологии может стать определяющим фактором в поражении почек при возникновении ГЛПС: более выраженный подъем показателей креатинина, мочевины.  При этом в соответствии с балльной шкалой оценки тяжести ГЛПС формально получилось, что при сопутствующей ВИЧ-инфекции больные чаще соответствуют легкой степени тяжести заболевания, даже при наличии более выраженных почечных проявлениях. Возникновение острой почечной патологии у ВИЧ-инфицированных является жизнеугрожающим состоянием, фактором прогрессирования хронической почечной патологии и предиктором смерти. Следовательно, данный контингент пациентов нуждается в пристальном наблюдении как на стационарном, так и на амбулаторном этапе.

62
Аннотация

Воспалительные заболевания влагалища, связанные с нарушением микрофлоры являются одними из самых распространённых гинекологических заболеваний, с которыми в первую очередь приходится сталкиваться врачу-гинекологу в амбулаторной практике. Значительно ухудшая качество жизни пациенток, эти заболевания серьёзно отражаются в негативном плане и на репродуктивной функции женщины, приводя как к нарушению фертильности, так и к развитию патологии беременности. На сегодняшний день существует множество различных схем лечения и профилактики этих заболеваний, но недостаточная эффективность терапии и наличие частых рецидивов требует новых исследований в данном направлении. Целью проведенного исследования явилась оценка влияния комбинированного препарата «Эльжина» (Вертекс, Россия), содержащего противомикробный, противопротозойный, противогрибковый и глюкокортикоидный компоненты на состояние местного иммунитета у женщин с бактериальным вагинозом и неспецифическим вагинитом. Проведено обследование и лечение 24 женщин. Всем женщинам проведен гинекологический осмотр (осмотр в зеркалах и бимануальное гинекологическое исследование), микроскопическое исследование эпителия шейки матки, определение кариопикнотического индекса. Особое внимание было уделено исследованию местных иммунологических факторов, были исследованы цитокины ИЛ-6, ИЛ-10, ФНО-α в вагинальном секрете до терапии препаратом «Эльжина» и после терапии.

В результате исследования установлено, что после окончания терапии препаратом «Эльжина» происходит уменьшение клинической симптоматики, нормализация показателей микроскопии отделяемого мочеполовых органов. Применение препарата не приводит к угнетению пролиферации эпителия влагалища, снижает секрецию провоспалительного цитокина ФНОα в вагинальном секрете и приводит к смещению баланса в сторону противовоспалительных цитокинов. С точки зрения противовоспалительной терапии это является патогенетическим обоснованием для назначения «Эльжины» у женщин с бактериальным вагинозом и неспецифическим вагинитом. Многочисленными рандомизированными клиническими исследованиями доказаны высокая эффективность и безопасность двухэтапной терапии воспалительных заболеваний слизистой влагалища – это использование антибактериальной терапии с последующим восстановлением микрофлоры. На наш взгляд эту концепцию следовало бы дополнить и третьим этапом, заключающимся в коррекции местного иммунитета, направленной на нормализацию баланса про- и противовоспалительных цитокинов.

57
Аннотация

Среди инфекционных болезней оппортунистические микозы занимают особое место. В литературе появляется все больше сведений о клинических и эпидемиологических аспектах инфекции, вызванных Fusarium spp.  Частота встречаемости данной инфекции среди микробных кератитов в мире, колеблется от 2 до 40% в зависимости от географического расположения страны. Колонизируя слизистые, грибы могут существовать не только в виде планктонных форм, но, прикрепляясь к поверхности, образовывать биопленки, что приводит к возрастанию резистентности ко многим антифунгальным препаратам. В статье представлен случай грибкового кератита, обусловленного грибами Fusarium solani, c определением профиля противогрибковой чувствительности выделенных штаммов грибов, с учетом их способности к биопленкообразованию. В исследовании использовали культуру F. solani, выделенную от пациента и тест - культуру F. solani, полученную из Всероссийской коллекции. При определении чувствительности планктонных культур грибов к противогрибковым препаратам группы азолов (флуконазол, вориконазол), амфотерицина В и тербинафина выявлено, что выраженной противогрибковой активностью, в отношении клинического штамма, обладали антимикотики: амфотерицин В и вориконазол, тогда как планктонная культура тест штамма F. solani обладала более выраженной чувствительностью ко всем группам препаратов. В связи с длительным прогрессирующим течением инфекционного процесса и высокой биопленкообразующей способностью клинического штамма F. solani, исследована активность противогрибковых препаратов на клетки в составе биопленок, смоделированных in vitro. Показано, что в отношении биопленок показатели минимально ингибирующих концентрации превышают в 100 раз значения планктонных культур. Проведен анализ механизмов действия противогрибковых препаратов на жизненную активность клеточных структур с помощью конфокальной лазерной сканирующей микроскопии. Окрашивали с использованием пропидий йодида и акридина оранжевого в течение 15 мин для выявления отличия между неповреждённой и повреждённой клеточной поверхностью гриба. Обнаружено, что в составе биоплёнки клетки сохраняли жизненную активность и под воздействием высоких концентраций веществ. Кроме того, несмотря на фунгицидную активность препарата в значительных концентрациях на клеточную мембрану биопленки, ядра клеток оставались жизнеспособными. В связи с показанным в исследовании механизмом резистентности у мицелиальных грибов, необходимо учитывать и изучить характеристику биопленок в отношении чувствительности к препаратам, что позволит оптимизировать выбор антимикробной терапии.

48
Аннотация

Вологодская область характеризуется относительно спокойной эпидемической ситуацией по туберкулезу в России: показатель заболеваемости туберкулезом в 2010–2018 гг. снизился с 45,2 до 15,8 на 100 тыс. населения (44,4 по РФ). Однако доля больных туберкулезом с множественной лекарственной устойчивостью возбудителя выросла с 12,1% в 2016 г. до 23,7% в 2018 г. Целью исследования была характеристика генетической структуры популяции M. tuberculosis и выявление основных генотипов, ассоциированных с первичной множественной лекарственной устойчивостью возбудителя туберкулеза в Вологодской области. Изучено 82 штамма M. tuberculosis, выделенных в 2018 г. от вновь выявленных больных туберкулезом. Лекарственную чувствительность определяли стандартным непрямым методом абсолютных концентраций и BACTEC MGIT 960. Штаммы M. tuberculosis относили к генотипу Beijing и его основным подтипам, определяя специфические маркеры. Штаммы Beijing субтипировали методом MIRU-VNTR по стандартным 24 локусам, вычисляя индекс разнообразия Хантера-Гастона (HGDI).  Остальные штаммы группы non-Beijing сполиготипировали. Большинство штаммов принадлежали к генотипу Beijing (62,2%; 51 из 82); наиболее многочисленным был кластер Central-Asian/Russian (41,5%; 34 из 82 штаммов). Доли штаммов субтипа Central Asia Outbreak (CAO) и кластера B0/W148 составили 8,5% и 7,3%, соответственно, причем штаммы были выделены преимущественно в северо-западных районах области. Установлена принадлежность штаммов non-Beijing к семействам – T (11%; 9 из 82), LAM (11%), Haarlem (6,1%) и Ural (4,9%). Из 33 (40,2%) штаммов с множественной лекарственной устойчивостью 81,8% были Beijing: 66,7% - B0/W148, 52,9% - Central-Asian/Russian, 57,1% - CAO. MIRU-VNTR-типирование 51 штамма Beijing выявило 22 варианта профилей (HGDI = 0,852): самые многочисленные - 94-32 (35,3%) и 95-32 (15,7%) включали штаммы Central-Asian/Russian и CAO; четыре штамма В0/W148 принадлежали к кластеру 100-32. Наиболее полиморфными были локусы QUB26 и MIRU26. В популяции M. tuberculosis Вологодской области, как и в других регионах России, преобладали штаммы генотипа Beijing, однако, распространенность эпидемиологически и клинически значимого кластера B0/W148 была в 1,5-2 раза ниже, чем в соседних областях. Вместе с тем, в структуре генотипов и среди мультирезистентных штаммов M. tuberculosis преобладали представители кластера Central-Asian/Russian генотипа Beijing.

 

22
Аннотация

Прогноз тяжелой формы цитомегаловирусной инфекции

у новорожденных детей.

Л.В. Кравченко

Цель исследования: изучить особенности экспрессии костимуляторных молекул CD28, CD40 при активации Т и В – лимфоцитов и разработать прогностический алгоритм диагностики тяжелой формы цитомегаловирусной инфекции у новорожденных детей.

Методы исследования: Иммунологическое исследование включало изучение Т и В  лимфоцитов периферической крови с помощью проточной цитофлюориметрии: CD3,  CD3+CD28-, CD3+CD28+, CD3-CD28+, CD4, CD8, CD20, CD20+CD40+, CD28, CD40. Результаты теста учитывали на лазерном проточном цитофлуориметре «BeckmanCOULTER» EpicsXLII. 

В ходе проводимого исследования было выделено две группы новорожденных в зависимости от степени тяжести цитомегаловирусной инфекции: 1группа  – ЦМВИ тяжелая форма - 60 человек (45,1 %); 2 группа – ЦМВИ среднетяжелая форма – 73 человек (54,9 %).

Результаты. Получены статистически значимые данные в отношении влияния величины B-лимфоцитов, В-лимфоцитов с рецепторами костимуляции СD40, Т-хелперов и Т-лимфоцитов без рецепторов костимуляции CD28 на прогноз тяжелой формы ЦМВИ.

Выявленный в 1 группе пациентов иммунологический дисбаланс свидетельствует об истощении адаптивных механизмов,  способствует длительной персистенции вируса и  развитию тяжелой формы ЦМВИ.

С помощью метода «деревья классификации», нам удалось разработать дифференцированный подход к прогнозу тяжелой формы цитомегаловирусной инфекции у новорожденных детей. Были получены системы неравенств, четыре из которых  классифицируют  подгруппу новорожденных с тяжелым течением цитомегаловирусной инфекции. Последовательное применение полученных неравенств позволяет выделить из входного потока больных пациентов с прогнозом развития тяжелой формы  цитомегаловирусной инфекции. Анализируя диагностическую ценность вышеуказанного метода прогноза тяжелой формы ЦМВИ с помощью ROC- анализа было показано, что информативность используемых иммунологических параметров характеризуется как «отличная»,  о чем свидетельствует площадь под кривой (AUC - 0,974).

Предложенные диагностические правила можно считать скрининговыми маркерами прогноза тяжелой формы цитомегаловирусной инфекции у новорожденных, что делает возможным своевременное начало специфической терапии.

 

 

 

12
Аннотация

Данные, накопленные медицинской наукой и практикой, позволяют рассматривать стрептококковую инфекцию и вызываемые ею осложнения в качестве одной из глобальных проблем современного здравоохранения.  Существенное место в патологии человека занимают Streptococcus pyogenes. Они ответственны за такие заболевания как тонзилло-фарингит, скарлатина, пиодермия, некротический фасцит и миозит, сепсис, синдром токсического шока, а также за такие осложнения острой стрептококковой инфекции как ревматическая лихорадка, ревматическое поражение сердца и  постстрептококковый  гломерулонефрит. В отношении патогенеза этой формы гломерулонефрита большинство авторов придерживается представлений об иммунокомплексной природе ее развития, однако, усилия  многих исследователей направлены на идентификацию микробного фактора (или факторов), обеспечивающих, так называемую, «нефритогенную» активность штаммов конкретных М-типов Streptococcus pyogenes. Нефритогенность проявляется в воспалении, дегенерации и деструкции ткани почечных клубочков и в образовании аутоантигенных субстанций. Основное место среди кандидатов в факторы «нефритогенности» отводится стрептокиназе, поскольку этот секретируемый стрептококками продукт способен активировать плазминоген крови в сериновую протеиназу – плазмин. По мнению  авторов  именно он является ведущим, инициирующим звеном в индукции гломерулонефрита. Следует, однако, критически отнестись к методологии большинства исследований, возможно, сказавшейся на интерпретации результатов. Неоднозначность данных, регистрируемых в разных экспериментах по изучению иммунопатологических процессов стрептококковой этиологии, может быть вызвана следующими обстоятельствами. Во-первых, сложностью структуры самой микробной клетки, богатством антигенов и активных ее компонентов, участвующих во  взаимоотношении патогена и хозяина; во-вторых, многоплановостью ответных гуморальных и клеточных реакций, протекающих в инфицированном организме; и, в-третьих, состоянием его иммунной системы. Именно с этим, на наш взгляд, связана многоликость проявлений постстрептококковых иммунопатологических осложнений. Патогенность проявляется во многих реакциях, характерных для конкретной пары «паразит – хозяин». Понять ее можно тем полнее, чем адекватнее экспериментальная модель естественному процессу у человека. Очевидно, что взаимосвязанность многих факторов патогенности осложняет определение удельного вклада каждого из них в патологический процесс и в его осложнения.

В данном исследовании были решены две задачи: (i) - изучение способности стрептокиназы, выделенной из стрептококков разных М-типов, трансформировать плазминоген различного видового происхождения в плазмин как одного из важных этапов в патогенезе постстрептококкового гломерулонефрита и (ii) - моделирование гломерулонефрита у кроликов введением им в подкожно имплантированные камеры IgGFc+ стрептококковых культур, продуцирующих и не продуцирующих стрептокиназу.

Исследование способности стрептокиназы, выделенной из различных М типов СГА (М1, М12 и М22), трансформировать плазминоген различной видовой принадлежности в плазмин в опытах in vitro показало четко выраженную функциональную активность стрептокиназы в отношении только плазминогена человека, по его трансформации в плазмин. Стрептокиназа не способна была активировать мышиный плазминоген и крайне слабо активировала плазминоген кролика. Для выяснения роли стрептокиназы в индукции экспериментального гломерулонефрита у кроликов была использована модель, при которой в имплантированные подкожно тканевые камеры инъецировали стрептококки группы А типов М1 или М22 и их ska- мутанты.  Данными опытами не установлена роль стрептокиназы в инициации патологического процесса в почечной ткани, так как не было выявлено разницы в развитии гломерулонефрита между исходными штаммами стрептококков типов М1 и М22 и их ska- изогенными мутантами. На кроличьей модели с использованием «живых» стрептококков, вводимых в подкожно имплантированные камеры, была подтверждена роль стрептококковых IgGFc-связывающих белков в инициации экспериментального гломерулонефрита.
14
Аннотация
Грипп и другие острые респираторные вирусные инфекции остаются глобальной проблемой здравоохранения, приводя к значительному числу тяжелых случаев заболевания, требующих госпитализации пациентов. В рамках исследований «Глобальной сети по госпитальному надзору за гриппом» (Global Influenza Hospital Surveillance Network, GIHSN) мы оценили вклад вируса гриппа и других респираторных вирусов в развитие тяжелых форм гриппоподобных заболеваний, регистрируемых в условиях инфекционных стационаров г. Новосибирска в 2018 – 2019 гг. Методом полимеразной цепной реакции в режиме реального времени с помощью коммерческих тест-систем нами было проанализировано 484 назофарингеальных мазка от пациентов, госпитализированных с симптомами острых респираторных вирусных заболеваний. Вирусная этиология заболеваний была подтверждена у 69,8% обследованных пациентов. Вирусы гриппа выявлены в 47,1% случаев, при этом наблюдалась совместная циркуляция вирусов гриппа A(H1N1)pdm09 и A(H3N2) – у 20,7% и у 26% пациентов, соответственно, в то время как вирус гриппа В выявлен только в одном образце. Все проанализированные штаммы вируса гриппа А, выделенные в ходе исследования, антигенно были подобны вакцинным штаммам. Генетически штаммы, циркулировавшие в г. Новосибирске, были родственны вариантам вируса гриппа А, распространённым в России и мире. Все случаи госпитализации в отделение реанимации и интенсивной терапии, связанные с гриппом, потребовались пациентам в возрасте от 0 до 14 лет и были вызваны вирусом A(H1N1)pdm09. Другие респираторные вирусы были выявлены у 36,4% детей и у 5,8% взрослых, причем у 8,3% детей наблюдалась вирусная ко-инфекция, в то время как у взрослых случаев ко-инфекции выявлено не было. Наиболее часто встречающимися вирусами у детей были метапневмовирус – 12,8%, риновирус – 9,3% и респираторно-синцитиальный вирус – 8,0%. У взрослых были выявлены метапневмовирус, аденовирус, вирус парагриппа и риновирус с уровнем детекции не более 2%. В ходе данного исследования нами не было обнаружено отличий в частоте выявления вируса гриппа в связи с наличием фоновой патологии, беременности или привычки к курению. В то же время уровень выявления других респираторных вирусов у некурящих пациентов был достоверно ниже, чем у курящих и тех, кто курил ранее (26,15%, 66,67% и 62,50%, соответственно). Кроме того, уровень детекции респираторных вирусов у детей с хронической патологией был достоверно выше, чем у детей без фоновых состояний (55,3% и 38,7%, соответственно). Таким образом, подобные исследования имеют важное значение для отслеживания и контроля инфекции.
22
Аннотация

РЕЗЮМЕ

Проведение в жизнь программы ВОЗ по элиминации кори дала серьезные результаты, но в последние годы вновь отмечается рост заболеваемости этой инфекцией. Так по данным ВОЗ в 2019 году случаев заболевания корью в мире было в 3 раза больше, чем в 2018г. При расследовании вспышек кори среди заболевших, помимо непривитых, выделяется значимая группа привитых в детстве взрослых. Целью настоящей работы было исследование особенностей гуморального противокоревого иммунитета у взрослых больных корью и привитых от этой инфекции. Были обследованы 50 взрослых больных корью в возрасте от 20 до 55 лет. У всех больных диагноз был подтвержден клинически и лабораторно по наличию противокоревых IgM-антител. Вторую группу составили 50 серонегативных к кори условно здоровых взрослых, сопоставимых по возрасту, привитых вакциной коревой культуральной живой (Микроген, Россия). Кровь из локтевой вены в количестве 4 мл брали на 6±1 день от появления сыпи у больных и через 6 недель после вакцинации у привитых. Специфические антитела против кори и их авидность определяли методом ИФА с помощью коммерческого набора «Avidity:Anti-Measles Viruses ELISA/IgG» (Euroimmun, Германия). Показано, что люди в возрасте 20-35 лет чаще болеют корью, чем более взрослые группы населения. И именно в этой возрастной группе чаще встречаются серонегативные к кори здоровые индивиды. Среди привитых 44% ответили на вакцинацию первичным типом иммунного ответа, а 56% - вторичным типом, тогда как среди заболевших корью 34% ответили первичным типом, а 66% - вторичным, что следует из спектра субклассов специфических IgG и авидности этих антител. Вторичный тип иммунного ответа свидетельствует о том, что эти люди, по-видимому, были привиты в детстве от кори, но потеряли в процессе жизни долгоживущие плазматические клетки, синтезирующие защитные антитела. При сопоставлении параметров специфического гуморального иммунитета  в группах с острой коревой инфекцией (6-й день от появления высыпаний) и ранних реконвалесцентов (через 3 недели после появления сыпи) показано, что у ранних реконвалесцентов в три раза возросло количество специфических IgG (p < 0,01) по сравнению с острой инфекцией.  Уровень специфических IgA, напротив, снизился с 73,44 (69-75,3) Ме/мл до 48,64 (45-56,4) Ме/мл, оставаясь все еще очень высоким. При этом изменился спектр субклассов специфических IgG с первичного иммунного ответа (высокие IgG3 и низкие IgG1) на вторичный (низкие IgG3 и высокие IgG1), что типично для ответа формирующихся клеток памяти.

9
Аннотация

Раскрытие участия пуринергической системы в патогенезе вентиляционных нарушений может дать дополнительную информацию о патофизиологических механизмах воспаления и компенсации, приводящих к развитию вентиляционных нарушений при туберкулёзе легких.  Цель исследования – выявить связь параметров аденозинового метаболизма, воспалительного ответа с вентиляционными нарушениями у больных туберкулёзом лёгких. Материалы и методы. В зависимости от типа вентиляционных нарушений (ВН) больные с туберкулёзом лёгких (ТЛ) поделены на группы: обструктивный и смешанный, а также с отсутствием нарушений механики дыхания - «без ВН». Пуриновый метаболизм оценивали по активности аденозиндезаминазы (АДА-1, 2) в сыворотке крови, мононуклеарах и нейтрофилах, концентрации экто-5'-нуклеотидазы (экто-5'-НК) и CD26 (дипептидилпептидазы-4, ДПП-4). Окислительный взрыв фагоцитов - по тесту восстановления нитросинего тетразолия. Генерацию оксида азота – по концентрации метаболитов NO. Результаты. У больных ТЛ выявлены разнонаправленные изменения активности и концентрации ферментов в сыворотке крови (снижение АДА-1 и CD26 (ДПП-4) при повышении АДА-2). Повышенная внутриклеточная концентрация аденозина определена в мононуклеарах у больных ТЛ без ВН, а у больных со смешанным и обструктивным типом ВН – в нейтрофилах. В мононуклеарах больных ТЛ без ВН и с обструктивным типом ВН регистрируется только снижение концентрации радикалов азота. Напротив, гиперактивация нейтрофилов зарегистрирована во всех группах больных ТЛ. У больных ТЛ без ВН и у больных со смешанным типом ВН параметры внешнего дыхания связаны с активностью вне-/внутриклеточной АДА, тогда как обструктивные ВН обусловлены избыточным образованием аденозина в сыворотке крови, что обеспечивается концентрацией экто-5'-НТ и активностью АДА-2 в комплексе с CD26(ДПП4). Изменения функции внешнего дыхания у больных ТЛ связаны со снижением концентрации радикалов оксида азота в сыворотке крови, нарушением азот-зависимой бактерицидности фагоцитов, гиперпродукцией кислородных радикалов активированными нейтрофилами. Заключение. Представленные нами данные свидетельствуют, что пуринергическая регуляция вовлечена в регуляцию воспалительных и компенсаторных процессов у больных ТЛ и связана с нарушением эффективности вентиляции. Наиболее тяжелые нарушения дыхания, наблюдаемые в группе больных ТЛ со смешанным типом ВН, связаны с наиболее выраженными изменениями активностей ферментов нуклеотидаз, в частности экто-АДА-2 и ДПП-4/CD26.

48
Аннотация

Резюме

Цель исследования – выявление INDEL-маркеров и изучение географического происхождения региональных штаммов H. pylori, циркулирующих в Европейской части РФ. В исследование включены 56 штаммов  H. pylori, выделенные в трех регионах РФ: Санкт-Петербурге, Астраханской и Ростовской области. Геномную ДНК выделяли с использованием набора Проба НК («ДНК-Технология», Россия), согласно инструкции производителя. Выявление INDEL-маркеров hp5605, hp6405, hp340, hp1390, hp3660 проводили с помощью ПЦР. Кластеризацию выявленных INDEL-генотипов и построение филогенетического дерева проводили с помощью пакета программ Bionumerix 7.6 и Grape Tree. В качестве референтных штаммов использовали 21 штамм из базы данных GenBank с известным географическим происхождением. У 20 штаммов из Санкт-Петербурга выявлено 13 индивидуальных генотипов, при этом 17 штаммов относятся к европейскому кластеру (hpEurope), 2 штамма к кластеру hspEAsia и один штамм – к кластеру hspWAfrica. Самый распространенный генотип, выявленный в европейском кластере, включает в себя шесть штаммов из Санкт-Петербурга и два штамма из базы данных GenBank. Для дальнейшей дифференциации этих штаммов применен метод VNTR типирования, позволивший выявить у восьми штаммов восемь индивидуальных генотипов. Пятьдесят шесть изученных Российских штаммов представлены тридцатью индивидуальными генотипами, что отражает высокую гетерогенность щтаммов, циркулирующих на территории Европейской части РФ. Наиболее частый генотип представлен двумя штаммами hpEurope, одним штаммом из Астраханского региона, а также 5 и 6 штаммами из Ростовской области и Санкт-Петербурга, соответственно. Подавляющее большинство Российских штаммов (52/56) относится к популяции hpEurope, тогда как два штамма из Санкт-Петербурга входят в популяцию hspEAsia, и по одному штамму из Санкт-Петербурга и Астраханской области в популяцию hspWAfrica. Всего, 77 штаммов H. pylori представлены 37 индивидуальными генотипами с высоким индексом разнообразич (DI=0.95), что позволяет рассматривать предлагаемый метод INDEL типирования в качестве самостоятельного для генотипирования штаммов H. pylori.

Учитывая сложность проблемы точного определения географического происхождения штаммов H. pylori, весьма актуальным становится предлагаемый нами простой и удобный метод  INDEL типирования штаммов H. pylori, основанный на доступном методе ПЦР, позволяющий проводить адекватный первичный анализ географического происхождения Российских штаммов H. pylori.

 

 

15
Аннотация

Микробиом кишечника существенно влияет на функционирование организма: он участвует в защите организма от патогенных микроорганизмов, в процессах обмена веществ, торможении воспалительных реакций, в формировании врожденного и адаптивного иммунного ответа в слизистой оболочке кишечника. Одной из причин изменения микробиоты является использование антибиотиков. Поэтому процессы взаимодействия антибиотиков Salmonella enteritidis и Salmonella typhimurium с представителями нормальной микрофлоры кишечника представляют особый интерес. Материалы и методы. Проведен количественный и качественный анализ состава микробиоты стенки у крыс бактериологическим методом, проведен статистический анализ данных с использованием программы StatSoft Statistica v12. Результаты и обсуждение. При введении ванкомицина и S. Enteritidis, S. Typhimurium в группы II, III, IV наблюдалось снижение количественного содержания кишечной палочки в 10, 7 и 110 раз соответственно (р≤0,05). Количество P. Aeruginosa значительно уменьшилось только в третьей группе (р≤0,05). Количество представителей Bacteroides spp. значительно уменьшился в несколько тысяч раз (группа II) и в 70 и 87 раз (группы III и IV) (р≤0,05). Содержание E. Faecalis и E. Faecium уменьшилось в 861, 6 и в несколько тысяч раз (группы II, III, IV) (р≤0,05). Количество Proteus spp. значительно уменьшился во II группе в 27 раз и быстро увеличился в IV группе (р≤0,05). Группа III показала резкое снижение содержания представителей Enterobacter spp. и Klebsiella spp. в 847 и 150 раз, а во II группе наблюдается увеличение их числа в 7 и 46 раз соответственно (р≤0,05). Количество Staphylococcus spp. снизилось в 10 раз только во II группе. Количественное содержание Clostridium spp. снизилось в несколько тысяч раз (группа II) и в 5,5 раз (группа IV) (р≤0,05). Количество Lactobacillus spp. уменьшилось в несколько тысяч раз (группа II). Количество представителей Bifidobacterium spp. значительно снизилось в 10, 9 раза и в несколько тысяч раз (группы III, IV). Количественное содержание Peptostreptococcus anaerobius значительно уменьшилось во всех трех группах исследования (p≤0,05). Содержание Salmonella spp. увеличилось во II группе в 49 раз, а значительное увеличение наблюдалось в III и IV группах (р≤0,05). Введение сальмонеллы на фоне предварительной обработки ванкомицином вызывает резкое изменение состава микробиоты в группах V и VI, а именно: увеличение количества кишечной палочки в 65 и 105 раз, значительное увеличение содержание           P. Аeruginosa в V группе, а в VI - в 3 раза. Также, в этих группах наблюдается уменьшение количества Bacteroides spp. 9 и 10 раз (р≤0,05). Содержание          E. Faecalis и E. Faecium значительно снизилось только в пятой группе (р≤0,05). Количество Proteus spp. уменьшается в 17 раз в группе V, а также значительное снижение наблюдалось в группе VI (р≤0,05). Резкое увеличение содержания представителей Enterobacter spp. и Klebsiella spp. наблюдалось в группах V и VI (р≤0,05). Однако представители Peptostreptococcus anaerobius в V и VI группах уменьшились в 20 и 9 раз соответственно (р≤0,05). Количество Salmonella spp. снизилось только в V группе в 7 раз (р≤0,05). При введении подопытным животным B. Fragilis, получавшим S. Enteritidis, S. Typhimurium на фоне предварительной обработки ванкомицином, отмечалось значительное снижение уровня кишечной палочки в группе VII, а в VIII - в 538 раз (р ≤0.05). Количество P. Aeruginosa в группах VII и VIII значительно уменьшилось, а число представителей Bacteroides spp. естественно увеличивается (р≤0,05). Содержание Lactobacillus spp. снизилось в 10,3 раза только в VI группе. Содержание E. Faecalis и E. Faecium увеличилось в 10 и 19 раз в седьмой и восьмой группах соответственно, а количество Proteus spp. уменьшается только в VII группе в 322 раза (р≤0,05). Также в VII и VIII группах наблюдается резкое снижение содержания представителей Enterobacter spp. и Klebsiella spp. (р≤0.05). Уровень представителей Peptostreptococcus anaerobius и Lactobacillus spp. значительно увеличился в 7, 12 раз и в несколько тысяч и 40 раз (группы VII и VIII соответственно) (р≤0,05). Количество S. Еnteritidis и S. Тyphimurium в VII и VIII группах интенсивно снижалось (р≤0,05). Выводы. Введение              B. Fragilis может быть использовано при лечении воспалительных заболеваний кишечника или заболеваний с нарушением барьерной функции кишечника.

 

1
Аннотация

Острые кишечные инфекции широко распространены и занимают второе место среди инфекционной патологии, уступая место только респираторным заболеваниям. В связи с этим изучению ОКИ уделяется большое внимание, в том числе и иммунопатогенетическим механизмам. А так как в развитии воспалительных реакций играют немаловажную роль провоспалительные и противовоспалительные цитокины, влияя на тяжесть и исход заболевания, то закономерным становиться изучение полиморфизма генов контролирующих продукцию данных молекул. Таким образом, целью нашей работы являлось изучение полиморфизма генов IL-1bТ31С и IL-2 Т330G, данные мутации характеризуются заменой нуклеотидов и затрагивают промоторные области генов, что влияет на скорость продукции и концентрацию соответствующих цитокинов. В исследовании приняли участие 108 пациентов с ОКИ, что составили основную группу и 94 здоровых человека – группа контроля. Анализу подвергалась геномная ДНК, выделенная из лейкоцитов цельной крови с помощью реагента «ДНК-экспресс-кровь», затем проводилась реакция амплификации с двумя парами аллель-специфичныхпраймеров. Определение полиморфизма генов IL-1, IL-2 осуществлялось методом ПЦР с использованием праймеров ООО «Литех» (г. С-Петербург). Обработка полученных данных проводилась с использованием статистического пакета STATISTICA 6.При изучении носительства полиморфных маркеров генаIL-1bТ31С  с использованием мультипликативной модели наследования в обеих группах обнаружено преобладание нормальной аллели Т и соответственно генотипов -31ТТ и -31ТСсOR = 1,83 и интервалом 1,04-3,22 (χ2 – 6,35, р - 0,04, df-2), что позволило выявить взаимосвязь между носительством гетерозиготного варианта гена IL-1b с возможно повышенным риском развития ОКИ.  Что же касается гена IL-2 Т330G, то среди больных ОКИ носителей патологической аллели Gзначительно больше, чем в группе здоровых людей. При анализе частоты носительства разных вариантов генотипов гена IL-2 T330G достоверно установлено, что среди больных ОКИ преобладали носители гетерозиготного варианта TG  - 56,48% (χ2– 17,75, F – 0,000031) и патологического генотипа GG - 13,89% (χ2– 12,31, F – 0,000663) ,р≤0,05 с высокой вероятностью взаимосвязи носительства данных генотипов с риском развитием заболевания (OR – 3,63 (1,97-6,68) и OR – 6,91 (2,12-22,59). Следовательно, носительство полиморфных вариантов генов IL-1bТ31С и IL-2 T330G ассоциировано с повышенным риском развития ОКИ в случае инфицирования патогенными микроорганизмами.

58
Аннотация

Изучены фенотипические и молекулярно генетические  свойства 133 штаммов генетически измененных (геновариантов) Vibrio cholerae 01 биовара Эльтор, выделенных от больных в Дагестане (1993, 1994, 1998 гг.), и в сравнительном аспекте 246 штаммов типичного токсигенного холерного вибриона биовара Эль Тор, выделенных на Кавказе в 1970 – 1990 гг. У 48,7% изученных штаммов генетически измененных вариантов выявлены смешанные фенотипические свойства биовара Эль Тор и классического, что свидетельствует о необходимости включить в существующую схему биотипирования

маркерные гены биовара Classical (ctxBCl +, rtxC–),  биовара Эль Тор (ctxBEl +), геноварианта биовара Эль Тор (ctxBCl +, rtxC+). Геноварианты биовара Эль Тор, выделенные от больных в Дагестане, в своем геноме содержат, помимо эльторовских, гены классического биовара (ctxBCl и/или rstRCl ), a также,  как и типичные токсигенные холерные вибрионы ЭльТор, острова персистенции (EPI), патогенности (VPI-1,2) и пандемичности (VSP-1,2), но только у геновариантов биовара Эль Тор обнаруживается интегративный и коньюгативный элемент SXT с генами полирезистентности к антибиотикам. Эпидемические вспышки холеры, обусловленные геновариантами биовара Эль Тор, имевшие место на Кавказе в 1993-1998 гг.,  по тяжести течения соответствуют классической (азиатской) холере. Изучены эпидемиологические особенности современной холеры: основной путь реализации фекально-орального механизма заражения для типичного холерного вибриона Эль Тор – водный, а для геноварианта Эль Тор – контактно-бытовой. Первичные заражения при употреблении для питья и хозяйственно-бытовых нужд воды поверхностных водоемов, зараженных типичными вибрионами Эль Тор, реализуются за пределами семейного очага.  При холере, вызванной гибридными вариантами Эль Тор, осуществляется занос инфекции в семью с последующим  распространением среди ее членов при реализации бытовых факторов передачи в условиях низкого санитарного уровня населения. В основе совершенствования лабораторной диагностики и эпидемиологического надзора за современной холерой Эль Тор лежит разработка ПЦР-тест-систем с учетом эволюционных преобразований генома.

КРАТКИЕ СООБЩЕНИЯ 

229
Аннотация
Целью исследования явилось изучение фенотипического состава В-лимфоцитов периферической крови у больных распространенным гнойным перитонитом (РГП) в динамике послеоперационного лечения в зависимости от исхода заболевания. Обследовано 52 пациента с острыми хирургическими заболеваниями и травмами органов брюшной полости, осложнившимися РГП. Забор крови производили перед операцией (дооперационный период), а также на 7-е, 14-е и 21-е сутки послеоперационного периода. В зависимости от исхода заболевания в послеоперационном периоде, все больные РГП были разделены на две группы: больные с благоприятным исходом заболевания (n=34), пациенты с неблагоприятным исходом (n=18). В качестве контроля обследовано 68 здоровых людей. Исследование фенотипа В-лимфоцитов крови проводили методом проточной цитометрии с использованием прямой иммунофлуоресценции цельной периферической крови с моноклональными антителами. Установлено, что в дооперационном периоде у больных РГП на фоне низкого абсолютного уровня В-лимфоцитов в крови выявляется понижение содержания В1-клеток относительно контрольных значений. При этом у больных с неблагоприятным исходом РГП наблюдается более высокое количество активированных (по CD23) В1-лимфоцитов в крови, чем у пациентов с благоприятным исходом заболевания. В наблюдаемом периоде после операции (7 – 21 сутки) динамика изменений содержания В-лимфоцитов значительно различается в зависимости от исхода заболевания. У больных с благоприятным исходом РГП в течение послеоперационного периода наблюдается снижение количества большинства субпопуляций В-лимфоцитов (в том числе, и активированные клетки), тогда как уровни содержания различных фракций В-клеток у пациентов с неблагоприятным исходом заболевания в послеоперационном периоде практически не меняются. В течение всего послеоперационного периода количество общих В-лимфоцитов, наивных В-клеток и В2-лимфоцитов, неэкспрессирующих и экспрессирующих CD23-рецептор, у больных с неблагоприятным исходом РГП выше, чем у лиц с благоприятным исходом заболевания. Содержание некоторых других фракций В-лимфоцитов у больных с неблагоприятным исходом также выше, чем при благоприятном исходе РГП, но только на отдельных стадиях послеоперационного лечения. Предполагается, что установленные особенности в уровнях В-лимфоцитов в крови в зависимости от исхода определяются тем, что у больных с неблагоприятным исходом РГП снижен уровень миграции клеток в рамках развития иммунного ответа, а также пониженным уровнем чувствительности иммунной системы к послеоперационном антибактериальной терапии.
11
Аннотация

   

Значимость проблемы хронических гепатитов определяется не только самой болезнью, но и увеличением риска формирования отдаленных неблагоприятных последствий — цирроза печени. Вирусные циррозы печени (в исходе хронических гепатитов В, С, В+D) составляют от 10% до 24,5% всех циррозов печени. Цирроз печени рассматривается как необратимая стадия хронического гепатита, чаще наблюдается у мужчин после 40 лет, однако в последние годы всё больше случаев данного заболевания встречается в молодом, трудоспособном возрасте, что приводит к инвалидизации. В связи с высоким потенциалом регенерационной способности печени, прогноз при поражениях печени разной этиологии может быть достаточно благоприятным. Вследствие этого необходима ранняя диагностика, динамический контроль и использование перспективных способов лечения патологии печени путем стимуляции ее регенерации, при которой возникает компенсация потерянных функций печени за счет регенерирующей ткани. В клинико-морфологическом случае описываются патоморфологические изменения в органах при циррозе печени, развившиеся на фоне вирусного гепатита. Целью исследования явилось описание патоморфологических изменений в органах при циррозе печени, развившегося на фоне вирусного гепатита, что привело к полиорганной недостаточности у молодого пациента. Материал и методы исследования. Проведен анализ полученной сопроводительной медицинской документации (амбулаторная карта пациента, история болезни). Применена стандартная методика патологоанатомического вскрытия. Для обработки гистологических срезов аутопсийного материала использовали окраску гематоксилин-эозин. Результаты. При гистологическом исследовании в печени отмечается развитие фиброза портальных трактов с лимфо-гистиоцитарной инфильтрацией, формированием монолобулярных узлов-регенератов, в легких и головном мозге определялись признаки отека, участки демиелинизации, дистрофические изменения в нейроцитах, в почках признаки острой почечной недостаточности, комплекс тяжелых изменений привел к полиорганной недостаточности и развитию летального исхода у молодого пациента. Раннее формирование при циррозе печени портальной гипертензии, варикозного расширения вен пищевода и желудка приводит к фатальным кровотечениям у половины больных, поэтому проблема своевременной диагностики циррозов и гепатитов как их предшественников является одной из самых актуальных в медицине.

159
Аннотация

Резюме. Данная работа является частью проекта по созданию «ловушек» вирусных частиц. Создание подобных «ловушек» происходит за счет ковалентной иммобилизации на поверхности нано- или микрочастиц на полимерной основе рекомбинантного рецептора, специфического для данного вируса. Предполагается, что полученные конъюгаты белок-частица будут способны к связыванию с вирионами, с последующим поглощением клетками иммунной системы организма. Целью работы являлось изучение влияния микро- и наночастиц на основе поли(молочной кислоты) (ПМК), а также блок-сополимера ПМК и поли(этиленгликоля) (ПМК-ПЭГ), на клеточный иммунный ответ в отношении антигена, связанного с данными полимерными частицами. Материалы и методы. Методом аффинной хроматографии был получен рекомбинантный химерный модельный белок бета2-микроглобулин – зеленый флуоресцентный белок (β2M-sfGFP). Рекомбинантный белок иммобилизовали на полимерных частицах, которые использовали для иммунизации мышей. В работе использовали мышей самок-гибридов F1 (CBA x C57BL) массой в среднем 20-25 г (возраст 4-6 месяцев). Опытные и контрольные группы составляли по 15 животных. Для оценки клеточного иммунного ответа был использован метод внутриклеточного окрашивания цитокинов. Результаты и обсуждение. Показано, что наночастицы на основе сополимера полимолочной кислоты и полиэтиленгликоля способны связывать 10 мкг белка на 1 мг полимера. Микрочастицы на основе полимолочной кислоты – 2,3 мкг белка на 1 мг полимера. Первая группа мышей была иммунизирована конъюгатом частиц на основе сополимера полимолочной кислоты и полиэтиленгликоля диаметром 100 нм с модельным белком. Вторая – смесью этих же частиц с растворимым модельным белком. Третья группа была иммунизирована конъюгатом частиц на основе полимолочной кислоты диаметром 1400 нм с модельным белком. Четвёртая - смесью этих же частиц с растворимым модельным белком. Селезёнки забирали через 2 недели после четырёхкратной внутрибрюшинной иммунизации. Сравнение иммунного ответа между группами было осуществлено при помощи непараметрического критерия Краскела-Уоллиса с поправкой Тьюки. Было показано, что количество антигенспецифических Т-клеток фенотипа CD4+ (Т-хелперы), вырабатываемых к модельному белку, значимо выше при иммунизации мышей конъюгатом частиц и β2M-sfGFP по сравнению с контрольными группами, где иммунизация проводилась смесью белка и немодифицированных частиц. Разница оказалась достоверной (p < 0,001). При этом было установлено, что количество антиген-специфических CD8+ T-клеток к модельному белку β2М-sfGFP не отличалось между всеми исследуемыми группами.

7
Аннотация

Условно-патогенные бактерии рода Serratia широко распространены в природе, в то же время данный род включает в себя виды, связанные со вспышками внутрибольничных инфекций. Серрации обнаруживают в экстремальных местообитаниях, однако, патогенный потенциал полиэкстремофильных представителей рода Serratia  практически не изучен. Задачей настоящего исследования являлся сравнительный анализ геномов двух штаммов серраций  из полярных регионов, сфокусированный на изучении  генетических факторов вирулентности и адаптации к  криогенным условиям существования.

Штамм Serratia  liquefaciens 72 выделен в ходе 56 Российской Антарктической экспедиции из образца гуано колонии пингвинов Адели (Pygoscelis adeliae) на острове Токарева (архипелаг Хасуэлл, Восточная Антарктида).

Штамм Serratia fonticola 5l выделен при микробиологическом исследовании материала ископаемого лося (Alces alces), мерзлая туша которого обнаружена  на полуострове Буор-Хая вблизи побережья моря Лаптевых (Республика Саха (Якутия), РФ).

Проведенное полногеномное секвенирование позволило выявить в геномах  изучаемых штаммов структуры, свидетельствующие об их  успешной адаптации к низким температурам. Установлено, что в обоих геномах присутствуют гены, кодирующие основные белки-шапероны холодового шока, филогенетически близкие соответствующим генам гипобаротолерантного штамма Serratia liquefaciens ATCC 27592.

Кроме того оба штамма располагают кластером генов tcfABCD определяющих способность к   адгезии бактериальных клеток к эпителиальным тканям и генами RTX токсинов - адгезинов, продукты которых  являются важнейшими факторами биопленкообразования у патогенных грамотрицательных бактерий. Экспериментальные исследования подтвердили способность Serratia  liquefaciens 72 и Serratia fonticola 5l к активному биопленкообразованию в широком диапазоне температур (от 6° до 37°С).

Полученные результаты свидетельствуют о том, что изученные представители рода Serratia, выделенные в Арктике и Антарктике, в целом, обладают сходными чертами адаптации к условиям полярного климата, включая способность к продукции фимбрий,  активной адгезии и  биопленкообразованию   при низких температурах.

Выявленные генетические факторы  адаптации могут также выполнять функции факторов патогенности, что  позволяет экстремотолерантным штаммам  серраций проявлять черты возбудителей оппортунистических и нозокомиальных инфекций, а также передаваться с охлажденными продуктами питания. Широкое применение пищевых технологий, включающих охлаждение и вакуумирование пищевой продукции потенциально способно создать новую экологическую нишу, благоприятную для селекции психро- и гипобаротолерантных возбудителей пищевых токсикоинфекций.

Полученные результаты позволяют поставить вопрос о необходимости дальнейших исследований по мониторингу генетического разнообразия  популяций психрофильных гипобаротолерантных микроорганизмов, обладающих патогенным и эпидемическим потенциалом.

27
Аннотация

Быстрое формирование устойчивости микроорганизмов к современным антибактериальным препаратам требует поиска все новых, альтернативных методов терапии. Известно, что некоторые биологические организмы, например, растения, водоросли, грибы, способны превращать ионы неорганических металлов в металлические наночастицы за счет процесса восстановления, осуществляемого белками, сахарами и метаболитами, содержащимися в тканях и клетках этих организмов. Вместе с этим многие растения (например, подорожник, тысячелистник, полынь, куркума длинная, календула, багульник болотный и т.д.) и металлы (медь, серебро, золото, цинк и т.д.) сами по себе обладают антибактериальными свойствами, таким образом наночастицы металлов, полученные биологическим методом или методом «зеленого» синтеза из экстрактов таких растений, могут стать альтернативой существующим на данным момент многим современным антибактериальным препаратам. Антибактериальный механизм действия наночастиц зависит как от вида микроорганизмов, на который оказывается воздействие, так и от типа наночастиц, их концентрации, размера, а также от способа их получения.  В работе изучен антибактериальный эффект наночастиц металлов: серебра, меди и золота, полученных биологическим методом из солей металлов: AgNO3, CuSO4, H[AuCl4] соответственно и экстракта растения – куркумы длинной (лат. Curcuma longa), в отношении коллекционных штаммов бактерий: Е. coli (АТСС 25922), S. aureus (АТСС 25923), MRSA (АТСС 38591) и полирезистентных клинических штаммов, выделенных от пациентов КГБУЗ ККБ (г. Красноярск) – К. рneumoniae штамм 104, P. аeruginosa штамм 40, P. аeruginosa штамм 215, А. baumannii штамм 210, А. baumannii штамм 211. В ходе работы определена минимальная подавляющая концентрация наночастиц методом серийных разведений (МУК 4.2.1890-04) с красителем азурин. Доказано, что наночастицы металлов проявляют разную антибактериальную эффективность в зависимости от вида используемых нанометаллов и культур бактерий. Наибольшей антибактериальной активностью обладают наночастицы меди, наименьшей – наночастицы золота. Наиболее выраженный антибактериальный эффект наблюдается в отношении клинических полирезистентных штаммов. Наночастицы металлов могут стать перспективной альтернативой известным на сегодняшний день антибактериальным препаратам, но несмотря на высокую эффективность наночастиц в отношении полирезистентных к антибактериальным препаратам микроорганизмов in vitro, следует учитывать их возможное токсическое действие, оказываемое на живые ткани, что требует дальнейшего изучения в экспериментах in vivo.

МЕТОДЫ 

519
Аннотация

Резюме. Цель исследования – разработка способа идентификации бактерий вида Acinetobacter nosocomialis по совокупности фенотипических признаков с использованием признака уреазной активности. Объектами исследования были 116 штаммов бактерий группы Acinetobacter baumannii (Ab) и 2 штамма Acinetobacter calcoaceticus. Клинические штаммы были выделены в 2018-2019 годах в бактериологической лаборатории Военно-медицинской академии им.С.М. Кирова (Санкт-Петербург), из них A. baumannii – 85 штаммов, A. nosocomialis – 12 штаммов, A. pittii – 10 штаммов. Кроме того, девять штаммов A. nosocomialis были выделены из проб воды, взятой из реки Невы в городской черте Санкт-Петербурга. Два штамма A. calcoaceticus из коллекции НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Пастера были изолированы из цианобактериальных матов Антарктиды. Принадлежность штаммов к группе A. baumannii (Ab) устанавливали по совокупности фенотипических признаков: грамотрицательные кокко-бактерии, неподвижные, аэробы, растут при 370С, 410С или 440С, не дают гемолиз на среде с кровью барана; не имеют цитохромоксидазы и нитратредуктазы, имеют каталазу; не ферментируют, но окисляют D-глюкозу на среде Хью-Лейфсона и микрометодом; утилизируют этанол, L-арабинозу, L-аргинин, L-гистидин, путресцин, трикарбаллиловую кислоту на плотной минимальной солевой среде с 0,2% субстрата в качестве единственного источника углерода;  не утилизируют D-глюкозу. Штаммы бактерий культивировали на Колумбийском агаре. Уреазную активность бактерий определяли микрообъемным методом. Использовали  среду с мочевиной  рН=7,0±0,1 следующего состава: Na2HPO4 - 1,1 г; KH2PO4  - 1,1 г; NaCl - 5,0 г;  0,4% водно-щелочной раствор фенолового красного - 5 мл; мочевина 10,0÷15,0 г; вода дистиллированная - 1л. Ингредиенты, кроме мочевины, растворяли в дистиллированной воде, разливали во флаконы, стерилизовали 20 мин при 121оС, затем добавляли во флаконы мочевину в расчетном количестве. Среду с мочевиной вносили по 0,1 мл в лунки планшета, затем засевали по полной петле (диаметром 2 мм) суточной агаровой культуры исследуемых и контрольных штаммов и инкубировали в аэробных условиях при 37 °C. Результаты реакции на уреазу быстрой активности учитывали через 3 часа по изменению исходной окраски среды. Для выявления уреазы слабой активности реакцию учитывали через 7 - 24 часа. Полученные данные уреазной активности сравнивали с результатами видовой идентификации всех исследуемых штаммов методом матрично-ассоциированной лазерной десорбции/ионизации время пролетной (MALDI-TOF) масс-спектрометрии. Было установлено, что у бактерий группы Ab уреазную активность имели 100% штаммов A. nosocomialis и 18,82% штаммов A. baumannii. При этом уреазу быстрой активности имели все штаммы A. nosocomialis и только один  штамм A. baumannii (1,17%). У бактерий видов A. pittii и A. calcoaceticus уреаза как быстрой, так и слабой активности не была выявлена. Следовательно, уреаза высокой активности имеет таксономическое значение как маркер бактерий вида A. nosocomialis отличающий этот вид от других видов группы A. baumannii. Чувствительность и специфичность способа идентификации штаммов A. nosocomialis, основанного на определении уреазы быстрой активности в совокупности с фенотипическими признаками группы Ab, относительно идентификации методом MALDI-TOF масс-спектрометрии исследуемых штаммов составили 100% и 98,83% (χ2=103,2; Р<0,0001) соответственно.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2220-7619 (Print)
ISSN 2313-7398 (Online)