Preview

Инфекция и иммунитет

Расширенный поиск
Том 10, № 1 (2020)
Скачать выпуск PDF

ОБЗОРЫ

9-25 240
Аннотация

Расшифровка инфекционных заболеваний неясной этиологии является одной из актуальных проблем современной медицины, потому как получение лабораторно подтвержденного диагноза, к сожалению, удается осуществить лишь в весьма небольшой доле случаев таких заболеваний. Так как большая часть часто встречающихся в средних широтах инфекционных заболеваний имеет характерную выраженную клиническую картину, до недавнего времени этой проблеме не уделялось должного внимания. Возрастание числа случаев инфекционных заболеваний, не характеризующихся идентифицируемым набором клинических признаков, наблюдаемое в последнее время, заставляет рассматривать проблему более пристально. Считается, что такая тенденция обусловлена рядом обстоятельств, включая ослабление санитарного контроля территорий, усиление миграционных потоков, как внутренних, так и внешних, отказ от вакцинации на фоне длительного периода эпидемического благополучия, возникновение атипичных штаммов бактерий как следствие нерациональной антибиотикотерапии, и другие. Вирусы являются наиболее распространенными организмами на нашей планете, что обуславливает ведущую роль инфекционных агентов вирусной природы в структуре инфекционных заболеваний неясной этиологии. По некоторым оценкам, полученным методами математического моделирования, существует не менее 320 000 видов вирусов, способных к инфицированию млекопитающих, большая часть которых еще не описана. Поэтому мониторинг циркуляции известных вирусных патогенов, отслеживание путей их распространения, эволюции и изменений нуклеотидной последовательности их геномов, а также выявление новых видов вирусов становятся жизненно важными аспектами эпидемиологического надзора, необходимыми для своевременного реагирования на возникающие угрозы, прогнозирования и раннего выявления вспышек вирусных заболеваний человека и животных. В представленном обзоре рассматриваются как традиционные молекулярно-генетические методы выявления вирусных патогенов, такие как методы ПЦР, ПЦР в режиме реального времени, секвенирование по Сенгеру с предварительным клонированием, так и методы, основанные на применении секвенирования второго и третьего поколений. В связи с тем, что исследование вирусных инфекционных агентов с помощью технологий высокопроизводительного секвенирования NGS (англ. Next Generation Sequencing) на сегодняшний день приобретает все большее практическое значение для диагностики, борьбы с болезнями, молекулярной эпидемиологии и инфекционного контроля, более подробное рассмотрение получили различные методы, основанные на применении этих технологий. Особое место было также отведено подходам, применяющимся для обогащения вирусного генетического материала в образцах с низким содержанием нуклеиновых кислот патогена.

26-34 109
Аннотация

Среди представителей большой группы нетуберкулезных микобактерий (более 180 видов), Mycobacterium avium subsp. hominissuis (МАН) обладает наибольшей вирулентностью и является одним из основных возбудителей микобактериоза легких у иммунокомпетентных лиц и диссеминированной формы инфекции у ВИЧ-инфицированных. В связи с ростом заболеваемости микобактериозом, особенно в условиях распространения ВИЧ-инфекции, приобретают актуальность исследования генетического контроля и механизмов вирулентности М. avium. Благодаря полной расшифровке нуклеотидной последовательности генома М. avium 104 стало возможным его использование в качестве референсного штамма при сравнении с другими геномами. Так, сравнительный анализ штаммов МАН, выделенных от больных легочной и диссеминированной формами микобактериоза, продемонстрировал различия в структуре генома, затрагивающие ключевые гены вирулентности. В обзоре представлены современные данные о генетических детерминантах вирулентности МАН, ассоциированных с начальной фазой инфицирования. Подробно рассмотрены семейства генов mce (mammalian cell entry), mmp (mycobacterial membrane proteins), pe/ppe и esx, обеспечивающих выживание МАН в клетках организма-хозяина с момента адгезии и проникновения в макрофаги. Приведены механизмы генетического контроля выживаемости М. avium в культуре макрофагов человека in vitro и в организме мышей in vivo в условиях токсического влияния активных форм кислорода, оксида азота, бактерицидных белков. Сохраняясь в латентном состоянии, МАН способны вызывать бактериемию и вторичное поражение органов и тканей. Бактерии МАН, связываясь с эпителиальными клетками, образуют микроагрегаты, что способствует инвазии в слизистую оболочку дыхательных путей или желудочно-кишечного тракта, обеспечивая персистенцию в организме хозяина. Рассмотрены известные на данный момент генетические детерминанты, ответственные за формирование микроагрегатов и биопленок. Отмечены генетические и фенотипические особенности МАН (отсутствие корд-фактора, наличие плазмид, способность к «переключению» морфологических типов колоний) по сравнению с M. tuberculosis. Подчеркнута роль природной резистентности М. avium к большинству противотуберкулезных и других антибактериальных препаратов, обычно не применяющихся для лечения туберкулеза. Известно, что кларитромицин, азитромицин, рифабутин, этамбутол, амикацин и фторхинолоны малоэффективны при раздельном применении, поэтому лечение микобактериоза требует использования комбинации из нескольких препаратов, хирургического вмешательства или сочетания обоих методов. Обсуждаются генетический контроль и механизмы формирования устойчивости штаммов МАН к вышеперечисленным антибиотикам.

35-48 131
Аннотация

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, ежегодно во всем мире регистрируется свыше 10 млн новых случаев туберкулеза. В Российской Федерации, по данным Федеральной службы государственной статистики, в 2017 г. на 100 тыс. населения зарегистрировано 109,8 случаев активного туберкулеза, из которых 41,3% имели запущенную форму заболевания. Повсеместная распространенность заболевания независимо от климатических условий обусловлена не только высокой выживаемостью Mycobacterium tuberculosis, но и способностью возбудителя длительно персистировать в организме человека и реактивироваться через неограниченный период времени. Итог инфицирования в значительной степени определяется иммунореактивностью самого организма-хозяина и его готовностью к развитию протективного иммунного ответа. Кроме того, уже после развития болезни состояние иммунной системы определяет и течение туберкулеза: либо в виде ограниченной формы, либо с обширным поражением легких и даже других органов, что наблюдается при генерализованной инфекции. В последние десятилетия большое внимание исследователей было направлено на изучение механизмов клеточного адаптивного иммунитета в патогенезе туберкулезной инфекции. Безусловно, адаптивный иммунитет является мощной защитой, обеспечивающей целенаправленный специфический иммунный ответ, однако в настоящее время становится понятным, что он является лишь эффекторным звеном врожденного иммунитета. Врожденный иммунитет — филогенетически более древняя, наследственно закрепленная система, основной задачей которой является обеспечение быстрой элиминации патогена и предотвращение развития инфекции на ранних стадиях, когда механизмы адаптивного иммунитета отсутствуют. Механизмы врожденного иммунитета представлены клетками, разнообразными рецепторами, молекулами и их комплексами, присутствующими на разных клетках и имеющими одинаковое предназначение. Активация врожденного иммунитета начинается с распознавания одинаковых групп молекул, присутствующих у различных патогенов, — патоген-ассоциированных молекулярных паттернов (pathogen-accociated molecular patterns — PAMPs), осуществляемого с помощью паттерн-распознающих рецепторов (pathogen recognition receptops — PRRs). В обзоре приводятся данные о роли рецепторов врожденного иммунитета в распознавании PAMPs, присущих Mycobacterium tuberculosis, в продукции иммунорегуляторных цитокинов и в активации сигнальных путей, играющих критическую роль в регуляции некроптоза, апоптоза и аутофагии инфицированных макрофагов. Рассматривается значение факторов врожденного мукозального иммунитета в реализации иммунного ответа на M. tuberculosis. Описано участие Toll-подобных и скавенджер-рецепторов, манноз-ного рецептора, DC-SIGN и других в развитии иммунитета против M. tuberculosis. Представлены данные о полиморфных вариантах генов врожденного иммунитета, формирующих предрасположенность к туберкулезу и оказывающих влияние на характер его течения.

49-54 118
Аннотация

Активный антигенный дрейф позволяет вирусу гриппа частично или полностью избегать распознавания иммунной системой. Для лечения применяются ингибиторы протон-селективного ионного канала М2 и ингибиторы нейраминидазы, имеющие нежелательные побочные эффекты и провоцирующие появление устойчивых к терапии штаммов вируса. Это обосновывает необходимость поиска новых терапевтических агентов. Лактоферрин (ЛФ) является гликопротеином с молекулярной массой 75—80 kDa, способным связывать ионы металлов. Наибольшие концентрации ЛФ выявляются в молозиве и молоке, значительное количество депонировано в гранулах нейтрофилов. Структура доменов ЛФ молока человека, коровы, козы, свиньи, лошади, верблюда, буйвола гомологична. ЛФ взаимодействует как со специфическими рецепторами, так и с рецепторами эндоцитоза (LRP), Toll-подобными, сигнальными рецепторами на поверхности различных типов клеток. Лактоферрин человека и животных обладает выраженной противовирусной активностью. Данный гликопротеин способен оказывать модулирующее воздействие на иммунную систему, включая гуморальный и клеточный иммунный ответ, регулировать окислительно-восстановительные реакции. Однако литературные данные о роли данного белка в профилактике и лечении гриппа малочисленны. Описана ингибирующая активность ЛФ по отношению к вирусам гриппа А и В, включая штаммы H1N1, H5N1, H7N1, H3N2. Установлено, что ЛФ связывает гемагглютинин вируса, предотвращая взаимодействие с клеткой; блокирует программируемую клеточную смерть, способствующую распространению вируса на поздних стадиях инфекции, через взаимодействие с каспазой 3; блокирует сборку вируса. Пептиды, синтезированные на основе структуры С-домена ЛФ, демонстрируют выраженную ингибирующую активность по отношению к штаммам вируса. Применение ЛФ в качестве адъюванта при вакцинации более эффективно, чем оксида алюминия. Дальнейшее изучение влияния ЛФ на вирус гриппа и иммунный ответ при заражении необходимо для разработки новых методов профилактики и лечения.

ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ

55-63 88
Аннотация

Постстрептококковый гломерулонефрит, одно из серьезных осложнений острой инфекции, вызванной стрептококками группы А (СГА), остается до настоящего времени в поле зрения клиницистов и исследователей. Ранее мы показали, что клинические (вирулентные) штаммы СГА с документированной нефритогенной активностью были способны связывать Fc-фрагмент мономерных или агрегированных IgG человека и ряда млекопитающих. Кроме того, в экспериментах на кроликах были получены доказательства ведущей роли стрептококковых IgG Fc-связывающих белков в инициации постстрептококкового гломерулонефрита, сходного по иммуноморфологическим проявлениям с заболеванием у человека. Известна также способность нормального IgG и его Fc-фрагментов подавлять развитие экспериментального гломерулонефрита. Целью настоящего исследования являлось изучение блокирующей способности препарата очищенных Fc-фрагментов нормального IgG кролика на развитие гломерулонефрита, индуцированного штаммами S. pyogenes генотипов emm1, emm12 и emm60, связывающими, соответственно, различные формы иммуноглобулинов: мономерный IgG, иммунные комплексы и IgА.

Материалы и методы. Для введения кроликам были использованы штаммы СГА генотипов emm1, emm12 и emm60, инициирующие развитие гломерулонефрита и IgA-нефропатии. Fc-фрагменты были получены путем ферментативного переваривания нормального IgG кролика с последующей очисткой на колонке с Sepharose FF, конъюгированной с протеином G. Для оценки иммуноморфологических изменений в почечной ткани кролика применяли морфометрический анализ.

Результаты. Были выявлены разные по интенсивности и локализации патологические изменения в почечной ткани подопытных животных. Для стрептококков генотипов emm1 и emm12 был характерен постстрептококковый гломерулонефрит, первично проявляющийся отложением IgG или IgG—анти-IgG иммунных комплексов в базальной мембране клубочков. Морфологические изменения оценивались как мембранозно-пролиферативный процесс. Между тем, для IgA-гломерулонефрита были свойственны отложения IgA в мезангиальных клетках клубочков, ведущие к мезангиально-пролиферативному процессу. Внутривенное введение препарата Fc-фрагментов нормального IgG кролика по-разному влияло на патологические изменения: 1) Fc-фрагменты IgG полностью подавляли развитие процесса, индуцированного штаммом генотипа emml; 2) частично подавляли изменения, вызванные штаммом генотипа emml2 и 3) не влияли на процесс, вызванный штаммом генотипа emm60.

Заключение. Приведенные данные указывают на существование различий в механизмах поражения почечных гломерул с участием различных IgFc-рецепторных белков стрептококков группы А. Представляют интерес дальнейшие исследования возможного профилактического или лечебного воздействия Fc-фрагмента IgG на процессы иммунокомплексной природы, осложняющие стрептококковые заболевания.

64-72 164
Аннотация

Цель работы — изучить взаимодействие нейтрофилов, предобработанных хорионическим гонадотропином, эстриолом, кисспептином, лептином и грелином, с биопленками комменсального и уропатоген-ного штаммов Escherichia coli. Нейтрофилы периферической крови здоровых небеременных женщин I фазы менструального цикла (n = 8) культивировали в течение часа с гормонами в концентрации, соответствующей уровню I и III триместра беременности. Взаимодействие нейтрофилов с биопленками комменсального E. coli TG1 и уропатогенного E. coli DL82 (UPEQ штаммов оценивали после часового контакта. Биомасса биопленки штаммов, активность миелопероксидазы и катепсина G оценивалась спектрофотометрически на мультипланшетном ридере «Synergy™ H1» (BioTec, США). Установлено, что предобработка нейтрофилов хорионическим гонадотропином (10; 100 МЕ/мл), эстриолом (2; 20 нг/мл) и лептином (10 нг/мл) усиливала способность нейтрофилов разрушать опсонизированную биопленку только у комменсального штамма, не влияя на биопленку UPEC Биомасса неопсонизированной биопленки комменсального E. coli TG1 снижалась после взаимодействия с нейтрофилами, предобработанными эстриолом (2 нг/мл), кисспептином (9,6 пМ) и грелином (0,83 нг/мл). Для UPEС только при действии на нейтрофилы хорионического гонадотропина (10 МЕ/мл) отмечено большее разрушение неопсонизированной биопленки как по сравнению с контролем, так и по сравнению с концентрацией гормона 100 МЕ/мл. Секреция миелопероксидазы повышалась при взаимодействии UPEС c нейтрофилами, предобработанными эстриолом в концентрации 2 нг/мл. При сравнении двух штаммов отмечено, что хорионический гонадотропин (10 МЕ/мл) и эстриол (20 нг/мл) усиливали активность миелопероксидазы нейтрофилов после взаимодействия с биопленками UPEС в большей степени по сравнению с биопленками E. coli TG1. Гормоны, эстриол (20 нг/мл) и кисспептин (9 пМ), снижали активность катепсина G нейтрофилов при взаимодействии с биопленками UPEC

73-82 138
Аннотация

Возбудитель лихорадки Зика (ZIKV) принадлежит к роду Flavivirus семейства Flaviviridae. Род флави-вирусов включает в себя более 70 представителей. По структурной организации вириона и аминокислотному составу белков этот вирус сходен с другими флавивирусами, в том числе с вирусами денге (DENV), желтой лихорадки и Западного Нила (WNV), представляющими опасность для здоровья человека. ZIKV является арбовирусом и может переноситься различными видами комаров рода Aedes. Считается, что основные переносчики также способны переносить вирус денге, желтой лихорадки и другие флавивирусные инфекции. Впервые ZIKV был выделен в 1947 г. из образцов крови от макаки-резуса в лесу Зика (Уганда). Долгое время вирус не рассматривался как патоген опасный для человека, так как лихорадка Зика протекает в большинстве случаев бессимптомно. Однако анализ протекания лихорадки Зика во время беременности выявил связь этого заболевания с тяжелыми врожденными патологиями нервной системы, включая микроцефалию, после чего эта инфекция стала рассматриваться как опасная. Стремительное распространение вируса обозначило ряд проблем, с которыми столкнулись врачи. Одна из основных — отсутствие методов специфической диагностики этой инфекции. ZIKV обладает значительным антигенным сходством с другими флавивирусами. Большинство моноклональных антител к вирусу денге связываются с вирусом Зика. Это закономерно, если учитывать высокую степень сходства аминокислотных последовательностей полипротеина флавивирусов. Для исследования возможности дифференциальной диагностики флавивирусов, основанной на выявлении специфических антител, в работе было сконструировано несколько антигенов, содержащих фрагменты поверхностного белка Е ZIKV. Для наработки рекомбинантных антигенов в клетках E. coli был выбран вектор pET32. После получения конструкций, кодирующих белки ZEa187 и ZEa40, проводили наработку химерных белков в количествах, необходимых для проведения ИФА с сыворотками крови. Подготовка препаратов белков включала выделение белка из бактериальной биомассы путем лизиса с последующей хроматографической очисткой. Для изучения иммунохимических свойств химерных белков были использованы сыворотки крови людей, переболевших лихорадками Зика, денге и Западного Нила. В качестве отрицательного контроля использовали сыворотки людей, не содержащие антител к флавивирусным инфекциям. При взаимодействии иммуноглобулинов класса М из сывороток больных флавивирусными инфекциями с ZEa187 и ZEa40 наблюдается высокий уровень перекрестного взаимодействия. При этом, несмотря на рост среднего сигнала специфического взаимодействия полученных белков с IgG сывороток ZIKV, наблюдается значительное перекрестное взаимодействие с IgG сывороток WNV и DENV. Таким образом, можно с определенной долей уверенности утверждать, что использование природных аминокислотных последовательностей поверхностного белка вируса Зика, выбранных для проведения данного исследования в качестве антигенов, в иммунохимических тестах не позволяет добиться высокой специфичности выявления антител.

83-89 104
Аннотация

Для анестезии животных в ветеринарной практике успешно применяются такие препараты, как Ксила, Золетил 100, а так же Аерран (Изофлуран). Определена возможность применения парентерального наркоза препаратами Золетил 100 в комбинации с миореалаксантом Ксила у кроликов-продуцентов, используемых для получения натуральной кроличьей сыворотки, которая в дальнейшем идет для производства диагностических сывороточных и иммуноглобулиновых препаратов. Введение препаратов в ушную вену не вызывает трудностей в выполнении, животное входит в наркоз мгновенно, что позволяет проводить фиксацию на станке безопасно для сотрудников и без дополнительного стресса у животного. Данный вид анестезии позволяет достичь требуемой глубины наркоза и поддерживать его до окончания процедуры кровопускания. Параметры, характеризующие состояние сердечно-сосудистой системы под влиянием средств анестезии оставались в пределах допустимой нормы. Препараты не снижают частоту сердечных сокращений, позволяя получить достаточный объем крови. Применение ингаляционной анестезии с Аерраном у лабораторных животных позволяет достичь требуемой глубины наркоза и поддерживать ее до завершения всей процедуры, однако необходимо наличие специализированного оборудования, обученного персонала и соответствующих навыков. Использование для этих целей Ксилы, как мононаркоза не рекомендуется, так как препарат обладает слабым анальгезирующим эффектом и сильными гипотензивными свойствами, снижая количественный показатель взятой крови. Определили, что вводимые животным средства анестезии, такие как Ксила, Золетил 100, Аерран при тотальном обескровливании не влияли на специфическую активность иммунных сывороток. Титры антител не снижались на протяжении всего срока наблюдения (до 12 месяцев) и соответствовали требованиям нормативной документации. В производстве химической вакцины холерной таблетированной в экспериментах на кроликах-сосунках, используемых на различных этапах контролей сырья, при проведении хирургических вмешательств также показана целесообразность замены устаревшего метода анестезии с применением диэтилового эфира на комбинацию более безопасных современных препаратов Золетил 100 и Ксилы. Изученные препараты Ксила, Золетил 100, Аерран не влияют на количество получаемой крови у животных-доноров, иммунологические качества сыворотки и готового диагностического препарата, безопасны для животных любых возрастов, что соответствует требованиям, необходимым для анестезии животных-биомоделей и животных-продуцентов в производстве иммунобиологических препаратов. Проведенные нами исследования позволили более гуманно проводить эксперименты с использованием лабораторных животных.

90-98 81
Аннотация

С момента глобального прекращения использования трехвалентной оральной полиовирусной вакцины (тОПВ) в апреле 2016 г. и перехода на использование бивалентной ОПВ, включающей полиовирусы типов 1 и 3 (так называемое «переключение»), любое выделение полиовируса типа 2 расценивается как событие чрезвычайной важности, требующее расследования, оценки риска распространения вируса и принятия ответных мер. В 2016 г. в России зарегистрировали 2 случая выделения полиовируса вакцинного происхождения типа 2 от здоровых детей. Цель исследования: на основе эпидемиологического расследования и генетических характеристик выделенных вирусов оценить риск дальнейшего распространения полиовируса вакцинного происхождения типа 2, представить меры, препятствующие дальнейшему распространению вируса среди населения. Случаи были выявлены в рамках выполнения программы надзора за полиомиелитом и синдромом острого вялого паралича в Российской Федерации. Лабораторное исследование проводили в соответствии с алгоритмом исследований, принятом в РФ, и рекомендованными стандартами ВОЗ: выделение вирусов на культурах клеток RD, L20B и Hep2Q идентификация в реакции нейтрализации, внутритиповая дифференциация с помощью ОТ-ПЦР с детекцией в режиме реального времени, секвенирование фрагментов генома, кодирующих белок VP1. Оценку риска распространения полиовируса вакцинного происхождения типа 2 проводили в соответствии с рекомендациями ВОЗ. Установлена генетическая связь штаммов вируса, выделенных в сентябре от проживающего в Москве, прибывшего из Чеченской Республики невакцинированного мальчика (1 г.), и в декабре — от проживающей в Чеченской Республике невакцинированной девочки (1 г.), имеющей нарушения гуморального и клеточного иммунитета. Штаммы имели, соответственно, 10 и 13 нуклеотидных замен на участке генома, кодирующем белок VP1, по сравнению с вакцинным штаммом Sabin типа 2, что позволило классифицировать их как полиовирусы вакцинного происхождения. Установлено их происхождение от штамма типа 2, присутствующего в тОПВ, использованной незадолго до «переключения». Эпидемиологическое расследование выявило родственные связи и предполагаемый контакт детей в одном домовладении. Был предпринят комплекс организационных и прививочных мероприятий, а также усилен эпиднадзор за полиомиелитом в регионе. Результаты мониторинга за последующие 18 месяцев не выявили новых полиовирусов вакцинного происхождения типа 2 на территории Чеченской Республики. Оценка риска распространения полиовируса вакцинного происхождения типа 2 в регионе, стране и международного риска определила его как «низкий», не требующий применения моновалентной ОПВ типа 2. Опыт ответных мер может быть учтен для противодействия рискам в период до и после глобальной сертификации ликвидации полиомиелита.

99-110 107
Аннотация

В статье представлены современные глобальные эпидемиологические и микробиологические тенденции брюшного тифа, описаны чувствительность и механизмы резистентности к антибиотикам. Приведены результаты исследования 299 штаммов S. Typhi, выделенных в 2005—2018 гг. в Российской Федерации, из коллекции российского референс-центра по мониторингу возбудителя брюшного тифа. Популяция штаммов S. Typhi, характеризовалась различными фенотипами и механизмами резистентности к антибиотикам и генетической неоднородностью. Чувствительными к антибиотикам были 10,4% штаммов, 89,6% штаммов характеризовались устойчивостью к фторхинолонам (7,3% штаммов — устойчивостью высокого уровня), 3,0% — множественной устойчивостью к ампициллину, хлорамфениколу, триметоприм/сульфаметоксазолу, тетрациклину и фторхинолонам. Все штаммы сохраняли чувствительность к цефалоспоринам расширенного спектра и азитромицину. Устойчивость низкого уровня к фторхинолонам у штаммов S. Typhi обусловлена однонуклеотидными заменами в гене gyrA: Asp87Asn (78,7%), Ser83Tyr (5,0%) и Ser83Phe (3,2%). У одного штамма выявлена плазмидоопосредованная устойчивость низкого уровня к фторхинолонам (ген qnrS). Устойчивость высокого уровня к фторхинолонам обусловлена сочетанием трех однонуклеотидных замен: в гене gyrA (Asp87Asn+Ser83Phe) и parC (Ser80Ile). У штаммов с множественной устойчивостью выявлены плазмиды pHCMl группы несовместимости IncHI1B(R27), которые включали гены blaTEM-1, catA1, dfrA7 и tetB, и однонуклеотидные замены Ser83Tyr и Asp87Asn в гене gyrA. По результатам филогенетической реконструкции, проведенной на основе анализа коровых однонуклеотидных вариаций среди исследуемых и ранее секвени-рованных геномов S. Typhi из разных регионов мира (порядка 1700 штаммов), показано, что более 80,0% российских штаммов относились к азиатскому генотипу, поскольку принадлежали к филогенетической линии гаплотипа Н58 (Roumagnac et al.) или субкладе 4.3.1 (Wong et al.). Более, чем 60,0% штаммов этого генотипа были идентичны по фенотипу и механизму резистентности: устойчивость низкого уровня к фторхинолонам, обусловленная мутацией gyrA Asp87Asn. Менее 20,0% исследуемых штаммов филогенетически относились к другим субкладам (не 4.3.1) и отличались от основной популяции возбудителя брюшного тифа отсутствием резистентности к антибиотикам, либо имели резистентность к хинолонам, обусловленную однонуклеотидной заменой gyrA Ser83Phe. Результаты исследования позволили расширить представление о генетическом разнообразии штаммов S. Typhi, выделенных за последние годы на территории РФ, и определить особенности популяционной структуры возбудителя брюшного тифа.

111-120 155
Аннотация

Менингококковая, пневмококковая, стрептококковая группы А и гемофильная инфекции имеют разнообразные формы проявления — от бактерионосительства до генерализованных, угрожающих жизни состояний. Вместе с тем взаимосвязь между носительством возбудителей этих инфекций и развитием заболевания все еще остается не полностью изученной. Для диагностики носительства менингококка, пневмококка, гемофильной палочки и стрептококка группы А с помощью ПЦР были исследованы биоптаты аденоидных вегетаций у 112 детей, которым в плановом порядке была проведена аденотомия. ДНК хотя бы одного из четырех детектируемых видов микроорганизмов обнаружена в 104 образцах (92,86%), из них: ДНК менингококка — в одном образце (0,9%), пневмококка — в 98 (87,5%), гемофильной палочки — в 19 (16,96%), стрептококка группы А — в 42 (37,5%) образцах. Не найдено ни одного из указанных видов микроорганизмов у 8 детей (7,14%). S. pneumoniae, в отсутствие других исследуемых видов бактерий был обнаружен в 54 образцах (48,2%), S. pyogenes — в 5 образцах (4,5%). Одновременно два вида искомых бактерий встречались в следующих сочетаниях: N. meningitidis и S. pneumoniae — в 1 образце (0,9%), S. pneumoniae и H. influenzae — в 7 образцах (6,3%); H. influenzae и S. pyogenes — в 1 образце (0,9%); S. pneumoniae и S. pyogenes — в 25 образцах (22,3%). Три вида бактерий — S. pneumoniae, H. influenzae и S. pyogenes — были одновременно выявлены у 11 пациентов (9,8%). Проведенное серогруппирование менингококка не подтвердило его принадлежности ни к одной из 6 наиболее распространенных в мире серогрупп, ответственных за эпидемические подъемы заболеваемости (А, В, С, W-135, X, Y). Прослеживается явная тенденция преобладания ДНК S. pyogenes в биоптатах аденоидов у детей с диагнозом «Гипертрофия аденоидов и миндалин», по сравнению с диагнозом «Гипертрофия аденоидов». Обращает на себя внимание высокий удельный вес носительства пневмококка (87,5%), установленный в нашем исследовании. Носители, являющиеся резервуаром вирулентных пневмококков, представляют опасность как для самих себя, так и для окружающих. Таким образом, ПЦР-исследование биоп-татов аденоидов является перспективным направлением дальнейших исследований, так как возможность выявления некультивируемых форм микроорганизмов в клинических образцах будет способствовать более точной оценке уровня носительства менингококков, пневмококков, гемофильной палочки и стрептококков группы А.

121-128 79
Аннотация

Наряду с известными возбудителями воспалительных процессов респираторного тракта в клинической практике часто встречаются представители стрептококков и клебсиелл, ранее считавшиеся комменсалами слизистых оболочек верхних дыхательных путей. Обмен генетической информацией способствует передаче детерминант вирулентности между штаммами не только в пределах вида, но и рода. В таких случаях приобретение генов вирулентности от представителей патогенных видов способствует проявлению непатогенными стрептококками ранее не присущих им свойств. Поэтому целью исследования стало изучение вирулентности условно-патогенных стрептококков и клебсиелл при воспалительных процессах респираторного тракта и обоснование их этиологической роли в развитии заболеваний. Изучены 220 штаммов Streptococcus spp. и 97 штаммов Klebsiella spp., выделенных от пациентов с воспалительными процессами в респираторном тракте и от здоровых лиц. Стрептококки исследовали на наличие генов вирулентности sagA, lmb, fap1, ply, lytA. Штаммы Klebsiella spp. исследовали на наличие генов вирулентности MrkD, magA, kfu. Фенотипическим маркером экспрессии гена lmb у стрептококков и гена MrkD у клебсиелл служил показатель адгезии выделенных штаммов к клеткам буккального эпителия. Экспрессию гена fap1 оценивали в фенотипическом тесте биопленкообразования. У лиц с воспалительными процессами верхних дыхательных путей наиболее часто присутствовали виды стрептококков: S. mitis, S. anginosus, S. oralis. Штаммы указанных видов, выделенные при воспалительных процессах в верхних дыхательных путях, обладали в 2—4 раза большей адгезивностью, чем штаммы, выделенные от здоровых лиц. Фенотипическое определение способности к биопленкообразованию показало, что штаммы стрептококков, содержащие ген fap1, формировали выраженную биопленку в отличие от штаммов, не имеющих гена fap1. Штаммы K. oxytoca, выделенные от людей с гайморитом, имели гены вирулентности MrkD, magA, kfu, которые характерны для штаммов K. pneumoniae. В фенотипических тестах установлено, что значение индекса адгезии у штаммов K. oxytoca, выделенных от больных, в 4 раза выше, чем у штаммов этого вида, выделенных от здоровых лиц. Таким образом, для подтверждения этиологической роли условно-патогенного микроорганизма в развитии инфекционного процесса необходимо руководствоваться данными о генетических и фенотипических маркерах вирулентности выделенного штамма.

129-136 119
Аннотация

В апреле 2018 г. проведен анализ состояния уровня коллективного иммунитета к вирусу кори у 1899 сотрудников отдельной больницы г. Москвы в возрасте от 19 до 69 лет и старше в рамках государственной программы элиминации кори. В медицинской карте у всех работников имелась запись о наличии вакцинации или перенесенной кори. Из сывороток исследованных методом ИФА на наличие IgG-антител к вирусу кори с использованием тест-системы «Вектор-Бест IgG-корь» (Россия) 278 (14,6%) были серонегативными (< 0,18 МЕ/мл), 1621 (85,4%) — серопозитивными (> 0,18 МЕ/мл). При распределении 1855 сывороток по группам в зависимости от возраста установлено, что среди лиц 19—23 лет доля серонегативных равна 38,5%; 24—28 и 29-33 лет — 22,2%; 34-38 лет — 27,5%; 39-43 лет — 25,8%; 44-48 лет — 16,8%; 49-53 и 54-58 лет — 8,6 и 8,3%; 59-63 лет — 4,9%; 64-68 и старше 69 лет — 0%. Средний уровень IgG-антител к вирусу кори увеличивался пропорционально возрасту сотрудников от 0,58 МЕ/мл (19-23 года) до 2,94-2,72 МЕ/мл (64-68 и старше 69 лет). Полученные результаты указывают, что среди сотрудников молодого и среднего возраста (с 19 до 48 лет) выявляется когорта лиц, восприимчивых к кори — от 38,5 до 16,8% . Предполагается, что полученные в детстве 2 дозы вакцины не способствуют длительному сохранению защитных уровней антител, в связи с чем возникает необходимость введения 3 дозы препарата.

 

137-144 125
Аннотация
Несмотря на приверженность большинства стран политике массовой вакцинации населения против кори, все еще не удается достичь элиминации этой инфекции. По всему миру отмечаются вспышки кори, где подавляющее большинство заболевших относится к возрасту 18—35 лет. Исследования противокоревых IgG-антител в разных регионах России выявляют повышение уровня серонегативных к вирусу кори среди молодых взрослых. Целью настоящего исследования было изучить процессы формирования гуморального и клеточного иммунитета в ответ на прививку против кори у серонегативных взрослых в возрасте от 18 до 30 лет. В исследовании участвовали 50 здоровых добровольцев в возрасте от 18 до 30 лет, серонегативных в отношении антител к кори. Уровень противокоревых IgM и IgG определяли методом ИФА (Вектор-Бест, Россия). Субклассы специфических IgG-антител определяли методом ИФА, заменив IgG-конъюгат на IgG1-, IgG2-, IgG3-, IgG4-конъюгаты, специфические IgA-антитела определяли методом ИФА с использованием IgA-конъюгата (Поли-гност, Россия) в концентрации 1 мкг/мл. Авидность антител определяли методом ИФА (Euroimmun, Германия). Клеточный противокоревой иммунитет оценивали по уровню экспрессии CD107a на СБ8hi -лимфоцитах в ответ на антигены вирусов кори. Специфический клеточный ответ на антигены вирусов кори до вакцинации был выявлен у 50% обследованных лиц, у 40% противокоревого клеточного иммунного ответа не было, а у 10% ответ был расценен как сомнительный. Через 6 недель после вакцинации все привитые выработали специфические IgG-антитела против вируса кори в защитном количестве 1,33 (0,85—1,82) МЕ/мл [Me (LQ—UQ)]. Противокоревые IgA-антитела составили 0,655 (0,423—1,208) МЕ/мл [Me (LQ—UQ)]. Специфических IgM-антител через 6 недель после вакцинации не обнаружено. Первичным типом иммунного ответа (преобладание низко-авидных специфических антител IgG3-субкласса) реагировали на прививку 24 из 50 человек, а вторичный тип иммунного ответа (высокоавидные противокоревые антитела преимущественно IgG1-субкласса) продемонстрировали 26 человек. Специфический клеточный иммунный ответ на антигены вируса кори был обнаружен у 47 из 50 обследованных, у 3 человек ответ был расценен как сомнительный. Дальнейший анализ позволил выделить группу людей, не вакцинированных против кори (18 человек), хотя у 60% из них имелись сведения о двукратной прививке в детстве, и группу вакцинированных в детстве от кори (32 человека), утерявших в процессе жизни защитные антитела (23 человека), антитела (плазматические клетки) и Т-клетки памяти (3 человека), антитела и В-клетки памяти (6 человек). Такое распределение свидетельствует о том, что клеточный и гуморальный иммунный ответы против вирусов кори формируются и сохраняются независимо друг от друга.
145-158 71
Аннотация

Введение. Наружный генитальный эндометриоз — воспалительное эстрогензависимое заболевание, которое характеризуется имплантацией и разрастанием эндометриальной ткани вне полости матки, сопровождается повышенной продукцией провоспалительных цитокинов, простагландинов, компонентов комплемента, гидролитических ферментов, усилением процессов ангиогенеза и аномалиями эктопического эндометрия. Согласно имплантационной теории, наружный генитальный эндометриоз развивается из жизнеспособных клеток эндометрия, перенесенных ретроградно через маточные трубы в брюшную полость во время менструации, при этом нарушение местного иммунитета является важным фактором патогенеза данного заболевания. В формировании иммунной среды перитонеальной полости у женщин с эндометриозом могут участвовать генитальные патогены.

Цель — изучить особенности местного иммунитета у женщин с наружным генитальным эндометриозом и возбудителями генитальной инфекции.

Материалы и методы. Обследовано 159 женщин с наружным генитальным эндометриозом. Определяли общее количество лейкоцитов, абсолютное и относительное содержание жизнеспособных клеток, количество нейтрофилов, макрофагов, их функциональную активность, уровень IL-2, IL-4, IL-6, IL-8, IL-10, IL-12, IFNα, IFNγ, TNFα в перитонеальной жидкости. Исследование местного иммунитета проводили у женщин с 1—2 и 3—4 стадиями эндометриоза, а также в зависимости от наличия возбудителей генитальной инфекции. В эндометрии, перитонеальной жидкости и эндометриоидных гетеротопиях определяли методом ПЦР Chlamydia trachomatis, Ureaplasma spp., Mycoplasma genitalium, HSV1,2/CMV, HPV высокого канцерогенного риска (ВКР). Статистическая обработка проводилась с использованием пакета программ статистического анализа IBM SPSS Statistics Version 22.2.

Результат. При наличии HPV ВКР и Ureaplasma spp. у женщин с 1—2 стадиями наружного генитального эндометриоза снижалась функциональная активность перитонеальных нейтрофилов и макрофагов. При 3—4 стадиях НГЭ по данным корреляционного анализа наличие HPV ВКР и Ureaplasma spp. характеризовалось повышением как провоспалительных, так и противовоспалительных цитокинов в перитонеуме, однако более высокая активность Th-2 клеток в перитонеальной жидкости, секретирующих IL-4 и IL-10 и подавляющих клеточный иммунитет, наблюдалась при HPV ВКР. Кроме этого, наличие HPV ВКР коррелировало со снижением IL-2 и IL-4.

Выводы. Наиболее выраженные изменения иммунологических показателей перитонеальной жидкости фиксируются при наличии возбудителей генитальной инфекции и, особенно, — HPV ВКР. Формирующиеся на фоне бактериальных и вирусных возбудителей иммунные нарушения могут способствовать имплантации эндометриальных клеток на органах малого таза и прогрессированию заболевания.

159-166 111
Аннотация

В последние годы регистрируется резкий рост случаев укусов иксодовыми клещами в северных регионах Европейской части России. В Республике Коми также резко увеличилось число лиц, обратившихся за медицинской помощью в связи с укусом клеща. Одновременно наблюдается рост заболеваемости клещевым энцефалитом, который особенно усилился с 2009 г. Информация о генетическом разнообразии возбудителей вирусных клещевых инфекций в этом регионе крайне ограничена. С целью идентификации и ге-нотипирования возбудителей вирусных клещевых инфекций проведено исследование клещей I. persulcatus, собранных с растительности в южных и центральных районах Республики Коми. Методом ПЦР был выявлен генетический материал вирусов клещевого энцефалита и Кемерово в индивидуальных клещах. Секвениро-вание фрагментов генома этих вирусов позволило однозначно их идентифицировать. Генетический материал вируса клещевого энцефалита был выявлен в 6,8±1,2% случаев. Генотипирование выявленных изолятов, проведенное на основе анализа нуклеотидной последовательности фрагмента гена белка Е вируса клещевого энцефалита, позволило установить, что 35% изолятов относятся к дальневосточному генотипу, а 65% — к сибирскому генотипу вируса клещевого энцефалита. Филогенетический анализ секвенированных последовательностей показал наличие не менее четырех геновариантов сибирского и дальневосточного генотипов вируса клещевого энцефалита, близких к вариантам этого вируса, циркулирующим на Урале и в Сибири. Уровень инфицированности таежного клеща вирусом Кемерово составил 0,8±0,2%. Определение нуклеотидной последовательности фрагмента гена РНК-зависимой РНК-полимеразы вируса Кемерово позволило установить, что обнаруженный генетический материал вируса Кемерово имеет уровень гомологии приблизительно 94% при сравнении с другими известными последовательностями этого орбивируса. Филогенетический анализ фрагментов генома вируса Кемерово показал наличие не менее двух геновариантов этого вируса, циркулирующих в Республике Коми. Высказано предположение, что вирус клещевого энцефалита был относительно недавно интродуцирован в природные очаги Республики Коми из Уральского и Сибирского регионов. Генетические отличия вируса Кемерово предполагают более длительную эволюцию в исследованных природных очагах этого региона. Обсуждается возможная роль птиц и клещей, паразитирующих на них, в быстром распространении вирусных клещевых инфекций в Республике Коми. Данные по генетическому разнообразию выявленных возбудителей клещевого энцефалита и лихорадки Кемерово могут быть полезны для улучшения диагностики, профилактики и лечения этих инфекционных заболеваний в Республике Коми.

167-174 1116
Аннотация

Медицинское сообщество отмечает устойчивую тенденцию к увеличению частоты аллергических заболеваний вследствие использования синтетических фармацевтических препаратов и влияния неблагоприятных факторов окружающей среды. В этой связи все большую актуальность приобретают терапевтические подходы, основанные на использовании естественных, природных средств. К их числу относится гирудотерапия. Половозрелых самок нелинейных крыс, которым за 2 недели до и через 2 недели после спаривания выполняли приставки медицинской пиявки (МП) массой 400+10 мг в подлопаточную область, выводили из эксперимента на 60 сутки вскармливания приплода и исследовали. Крысят приплода исследовали на 1, 15, 30, 45, 60 сутки. Сроки проведения эксперимента были выбраны с учетом возрастных периодов у крыс: 1—5 сутки жизни соответствуют периоду новорожденности, 6—21 сутки — подсосному периоду, 22—50 сутки — периоду становления половой зрелости, и наконец, с 60 суток начинается период половой зрелости. Всего в эксперименте было использовано 40 самок нелинейных крыс и 200 крысят их приплода. После измерения морфометрических показателей тела всех животных декапитировали под эфирным наркозом, затем выполняли вскрытие, собирали кровь в стерильную центрифужную пробирку с 2% кристаллическим гепарином (8:1) (Spofa, Чехия) и исследовали ее унифицированными методами, определяя общее количество лейкоцитов, лейкоцитарную формулу крови, общее количество эритроцитов, гемоглобин, цветной показатель. Фиксировались морфометрические показатели селезенки и тимуса. Статистическую обработку результатов проводили методом вычисления средней арифметической, ошибки средней арифметической, среднего квадратичного отклонения с помощью компьютерных программ SPSS v. 21.0 и Microsoft Office Excel 2010. Достоверность различий между средними величинами оценивали по критерию Стьюдента: различия считали достоверными при р ≤ 0,05. Результатом наших исследований стало выявление иммуностимулирующего воздействия слюны МП на морфометрические показатели тела и основных органов иммунной системы крыс (тимуса и селезенки). У потомства опытной группы, начиная с первых суток, увеличивалось количество лейкоцитов, эритроцитов, повышался уровень гемоглобина. Проведенное исследование убедительно продемонстрировало стимулирующее влияние слюны МП на гистогенетические реакции на изученых этапах онтогенеза у самок крыс и их потомства, причем у самок данный морфогенетический эффект сохранялся спустя более чем 70 суток после последней постановки МП. Изменения морфологических и гематологических показателей свидетельствуют об активации морфогенетической функции иммунитета под влиянием биологически активных веществ МП.

КРАТКИЕ СООБЩЕНИЯ

175-179 127
Аннотация

Бактериальные и вирусные инфекции, ассоциированные с клещами-переносчиками, широко распространены в умеренных широтах Северного полушария. Природные очаги инфекций данной группы совпадают с ареалами иксодовых клещей. Иксодовый клещевой боррелиоз является актуальной проблемой для ряда регионов России, в частности, Северо-Западного федерального округа и мегаполиса Санкт-Петербурга с прилегающими территориями Ленинградской области, где заражение людей может происходить при присасывании клеща в лесопарковых зонах, посещаемых с рекреационными целями горожанами. В настоящее время имеется лишь небольшое число публикаций по превалентности возбудителей инфекций, передаваемых с укусом клеща, на территории Санкт-Петербурга. На наличие ДНК патогенных боррелий комплекса Borrelia burgdorferi sensu lato методом ПЦР были исследованы клещи, отловленные на флаг в парковой зоне мегаполиса (северное побережье Финского залива, Курортный район). Для положительных на присутствие ДНК боррелий образцов было проведено генотипирование с использованием видоспецифичных праймеров к фрагментам гена rpoB. Было установлено, что доминирующим видом иксодид на исследованной территории является таежный клещ I. persulcatus. Превалентность боррелий, относящихся к комплексу геномовидов B. burgdorferi s.l., составила 9,33%. Были обнаружены боррелии геномовидов B. afzeliiи, реже, B. garinii. В одном образце выявлена микст-инфекция боррелиями двух видов. Интересным является тот факт, что все инфицированные бактериями клещи относились к виду I. persulcatus, что позволяет предположить, что возможна более тесная ассоциация патогена с данным видом переносчика. Полученные данные важны для изучения распространенности очагов боррелиоза в окрестностях Санкт-Петербурга, получения новых знаний по эпидемиологии данной инфекции и развития мер профилактики, диагностики и лечения. Стоит отметить, что частота инфицирования переносчиков боррелиями значительно выше, чем вирусом клещевого энцефалита, что обеспечивает более высокую заболеваемость. При сравнении наших данных с данными других европейских исследователей можно отметить тот факт, что превалентность боррелий в различных географических регионах варьирует в широких пределах. Необходимо принять во внимание, что превалентность маркеров боррелий у почти 10% клещей, учитывая частую посещаемость исследованных территорий людьми, свидетельствует об опасности заражения боррелиозом в лесопарковых зонах Санкт-Петербурга.

180-186 84
Аннотация

В настоящее время нет полной информации об особенностях иммунного реагирования организма-хо-зяина направленных против Helicobacter pylori (Hp), как в отношении формирования хронического носительства после первичного инфицирования, так и в отношении роли нарушений иммунного и воспалительного ответа в механизмах формирования эрозивно-язвенных поражений. Известно несколько молекул, способных активировать лектиновый путь активации комплемента: фиколины человека и маннозосвязывающий лектин (mannose-binding lectin, MBL). Значительная часть человеческой популяции имеет врожденно низкий уровень продукции и/или низкую функциональную активность MBL и фиколина вследствие носительства различных вариантов гена MBL2, что потенциально увеличивает предрасположенность к более тяжелому течению самых разнообразных инфекционных заболеваний. Было показано, что полиморфизмы гена MBL2 ассоциированы с более тяжелым MBL2 ассоциированным атрофическим гастритом и раком желудка. Влияние полиморфизмов генов MBL2 и FNC2 (L-фиколин) на Hp-инфицированность в Российских популяциях в достаточной мере не изучено. У 93 подростков-европеоидов в возрасте 12—17 лет, направленных на обследование в гастроэнтерологическое отделение клиники НИИ медицинских проблем Севера (г. Красноярск) проведено тестирование на наличие антител против CagA антигена Hp в плазме. В качестве дополнительного контроля была использована популяционная выборка 203 новорожденных-европеоидов, родившихся в г. Красноярске. Генотипирование аллельных вариантов генов MBL2 и FCN2 осуществлено методом рестрикционного анализа продуктов амплификации (ПДРФ-анализ) специфических участков генома. Было исследовано четыре полиморфных участка: rs11800451 и rs1800450 (MBL2), rs17549193 и rs7851696 (FCN2). Носительство редкого аллеля В полиморфного участка rs1800450 MBL2 и гомозиготы по редкому аллелю T полиморфного участка rs17549193 FCN2 ассоциированы с повышенным риском носительства высокопатогенного CagA штамма бактерии Hp (OR = 2,36 (1,03-5,4), p = 0,04 и OR = 5,69 (1,08-29,99), p = 0,04, соответственно). По литературным данным указанные редкие генетические варианты ассоциированы с низкой плазменной концентраций и/или низкой функциональной активностью маннозосвязывающего лектина и L-фиколина. Распространенность указанных генетических вариантов в изученной популяционной выборке новорожденных имело промежуточный характер, что дополнительно подтверждает европеоидную принадлежность выборок и несмещенный характер включения в основные тестируемые группы. Мы предполагаем, что врожденные дефициты MBL и L-фиколина связаны с более высоким риском инфицирования CagA позитивными штаммами Helicobacter pylori у подростков, что может быть обусловлено нарушениями лектин-опосредованной активации комплемента и опсонизации, что особенно характерно для CagA-положительных штаммов бактерий.

187-192 85
Аннотация

В настоящее время уровень инфицированности Helicobacter pylori зависит от области проживания, пола и возраста обследованных лиц, и может достигать до 95% от общей популяции. Адаптация H. руЬп в окружающей среде выражается в ее способности к адгезии к эпителию слизистой оболочки желудка (СОЖ) и модуляции экспрессии собственных вирулентных факторов. Согласно современным представлениям, H. pylori может выживать внутри эпителиальных клеток, уклоняясь от иммунной реакции инфицированного организма. Цитокины продуцируются клетками иммунной системы и выступают в роли регуляторов основных этапов ее жизнедеятельности. Запущенный каскад цитокиновых реакций при инфицировании организма бактерией H. pylori, вызывает развитие иммунных реакций, прогрессирование хронических воспалительных и деструктивных процессов в слизистой оболочке желудка. Роль цитокинов при предраковых заболеваниях желудка неоднозначна, с одной стороны, они активируют иммунный ответ, направленный на элиминацию патогена, с другой, сами способствуют прогрессированию заболевания. Целью нашего исследования явилось изучение содержания некоторых цитокинов и особенностей цитокиновой регуляции у мужчин среднего возраста с хроническим и хроническим атрофическим гастритом, инфицированными H. pylori. У больных ХГ с H. pylori, ХАГ и ХАГ с H. pylori отмечалось увеличение цитокина IL-2, что может способствовать увеличению повреждающего действия цитотоксических лимфоцитов, так и реализации противоопухолевого эффекта. В нашем исследовании у больных ХГ с H. pylori, ХАГ и ХАГ с H. pylori происходила гиперпродукция IL-8, что приводит к абсолютному повышению количества палочкоядерных нейтрофилов в периферической крови и снижению их фагоцитарной активности, что свидетельствует о нарушении защитных механизмов организма. У больных ХГ с H. pylori, ХАГ и ХАГ с H. pylori происходило увеличение активности цитокина IFNy, который участвует в распознавании злокачественно трансформированных клеток и усиливает экспрессию молекул главного комплекса гистосовместимости на антигенпрезентирующих клетках. У больных ХГ с H. pylori и ХАГ с H. pylori происходило увеличение продукции IL-4, что можно рассматривать как фактор, способствующий хронизации заболеваний, связанных с H. pylori-инфекцией. Гиперпродукция цитокинов Th1- и ^2-хелперов, свидетельствует об активации иммунитета по Th1- и ^2-типам при хронических гастритах, ассоциированных с H. руЬп. Мощный провоспалительный цитокиновый каскад запускает воспалительные изменения в слизистой оболочке желудка с развитием нейтрофильной инфильтрации и активацией лимфоцитов. Повреждение и гибель эпителиоцитов на фоне воспаления формируют эрозивные и язвенные дефекты, или изменения в виде атрофии, метаплазии и неоплазии СОЖ. Полученные результаты можно использовать в качестве дополнительных диагностических критериев в ранней диагностике предраковых заболеваний желудка.

193-196 101
Аннотация

Промысловые хищники являются окончательными хозяевами многих биогельминтов, представляющих опасность для человека и других животных. Для борьбы с возбудителями опасных гельминтозоонозов следует объединять усилия научно-практических центров, различных министерств и органов исполнительной власти, правопорядка и населения. Изучение паразитофауны охотничье-промысловых животных особенно актуально в Центральном регионе России с большой плотностью населения, где человек издавна занимается промыслом и имеет тесный контакт как с пушными зверями, так и с собственными домашними питомцами (собаки, кошки). Возбудитель альвеолярного эхинококкоза — Echinococcus multilocularis — типичный представитель природно-очагового заболевания. Исследования были направлены на изучение динамики регистрации случаев возбудителя E. multilocularis у промысловых животных Центрального региона России. Распространение цестоды изучали в период с 2007 по 2018 гг. Материал для исследований (трупы, тушки, фрагменты органов и тканей) получали из охотничьих угодий Владимирской, Нижегородской, Московской, Тверской, Орловской и Брянской областей региона и Республики Карелия. Животных исследовали методом полных или частичных гельминтологических вскрытий по К.И. Скрябину (1928). Было исследовано 262 животных, в том числе 193 обыкновенных лисицы, 28 домашних и 16 енотовидных собак, 16 домашних кошек, 6 волков, 2 бурых медведя и одна рысь. Зараженными цестодой E. multilocularis оказались 46 лисиц (23,8%), 3 енотовидные собаки (18,7%), 3 волка (50%) и одна домашняя собака (3,6%). В течение периода исследований наибольшая экстенсивность инвазии (ЭИ) цепнем плотоядных была отмечена в 2010-2011 гг. (42,4%), 2011-2012 гг. (37,1%) и в 2012-2013 гг. (42,1%) у лисиц и енотовидных собак. В сезоны проведения спортивной охоты 2009-2010 и 2013-2014 гг. не отмечено ни одного случая заражения плотоядных животных цепнем. Возбудитель альвеолярного эхинококкоза регулярно регистрируется в Рязанской и Владимирской областях. Интенсивность инвазии у животных различна, у лисиц она колеблется от 12 до 40 000 экземпляров цепней на голову, у енотовидных собак — от 37 до 112 экземпляров, у волков — от 12 до 318 экземпляров и у домашней собаки — 19 экземпляров. Результаты собственных исследований, проведенных в 2007-2018 гг., указывают на функционирование в Центральном регионе России очагов альвеолярного эхинококкоза.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2220-7619 (Print)
ISSN 2313-7398 (Online)